Алгимантас Саламаканис: я категорически против добычи сланцевого газа в Литве

0

unnamed

Литовцы уверены в том, что Балтийское море самое грязное в мире. Большинство из них не видели Черного. Литовцы отказались от добычи сланца, потому что переживают за состояние сельской местности. В Украине все идет к началу разработок на западе и востоке страны. Небольшая прибалтийская страна ориентируется на сортировку и вторичную переработку отходов — мы не можем решить вопрос со свалками. Наши депутаты охотятся с вертолетов, их боятся поймать лишнего лосося…

Почему у нас настолько разительные отличия в экологическом сознании, уважению к закону и любви к чистоте? Об этом в интервью корреспонденту Страйка рассказал литовский социал-демократ и глава комитета по охране окружающей среды Литовского Сейма  Алгимантас Саламаканис.

Доброго дня, господин Саламаканис. Расскажите, пожалуйста, чем занимается ваш комитет, что входит в круг его функциональных обязанностей?

Доброго. Надо сказать, что наши функции достаточно широки: от охраны природы до территориального планирования. Всего около 22 функций.

Наверное, наибольшее количество функций именно в нашем комитете. Поэтому название (комитет по охране окружающей среды. прим. ред.) соответствует названию.

Что Вы думаете о проблеме загрязнения Балтийского мря и закрытия Ингалинской АЭС?

Мое мнение очень простое  – я считаю, что у нас 3 млн. жителей, именно поэтому атомная энергетика для нас очень дорогое удовольствие. В том же ЕС в Германии, к примеру, атомные станции закрыты. Поэтому я против строительства новой, планы которой вынашивают правительства трех прибалтийских стран.

Откуда брать энергию? 23% электроэнергии мы должны брать из возобновляемых источников, таких как солнце, вода, дерево… . К примеру, сейчас Литва получает дотации из ЕС для того, чтобы закрыть котельни на газу и перейти на древесные брикеты.

Конечно, Европа помогает нам деньгами. Кроме того, мы будем покупать энергию в Швеции, Польше с тем, чтобы разрушить монополию России на поставки газа.

Еще мы строим газовый терминал, который будет стоить около 2-3 млрд литов. После этого будем покупать газ где захотим. Это тоже альтернатива Газпрому.

Потому атомная энергетика не вписывается в нашу  ситуацию, это слишком дорого.

Даже если 3 страны будут строить общий реактор, Литве это обойдется в 26 млрд. Отбиться. Как говорят, это может только через 20-30 лет. Поэтому я согласен с ЕС в части того, что с атомной энергией надо быть очень осторожным.

Для демократического решения вопроса в прошлом году мы провели референдум на котором 63% высказались против атомной энергии.  Хорошо, что мы в ЕС и сейчас этот реактор на Ингалинской АЭС закрывают они, поскольку для этого нужны миллиарды.

Что касается Балтийского моря. Буквально вчера мы закончили председательствовать в ЕС и на последнем заседании говорили об охране Балтийского моря.

В этом отношении стоит отметить, что в 1996 году была принята Конвенция о защите Балтийского моря и все балтийские государства ее ратифицировали.

Согласно с ней, мы приняли некую макростратегию, которая касается охраны, мореходства, сельского хозяйства, в общем, всей инфраструктуры.

Были приняты обязательства,  к примеру, в части неиспользования пестицидов. Деньги на внедрения выделили также сообща.

О каких проблемах окружающей среды в Литве можно говорить? Есть какие-то критические регионы?

Самый главный вопрос, наверное, это сланцевый газ. Тем не менее, это потенциальная проблема. Говорят, что отказавшись от него Литва много потеряла, но я считаю иначе.

Во Франции, к примеру, Конституционный суд запретил его добычу, тоже самое произошло в Голландии (там вопрос коснулся ресурсов питьевой воды). Только Польша что–то пробует делать в этом отношении — там пробурили около 42 скважины, в одной, говорят, что-то нашли …

Таким образом, Шеврон ушел от нас и пошел в Украину. Как бы там ни было, я категорически против работы Шеврона в Европе вообще.

Какие у вас еще есть проблемы?

С отходами. Одно время было сложно со свалками. Позже мы получили дотации и практически все свалки закрыли, оставили только 10. Но это не надолго.

В Европе идут к тому, чтобы все перерабатывать, сортировать и так далее. Для этого в ЕС есть некая пирамида по перерабатыванию мусора. Так вот, сжигание в ней на самом последнем месте.

Тем, кто занимается ним, даже не дают финансовую помощь. Первое — превенции, чтобы меньше использовали пластика и тд, потом сжигание и на самом последнем месте свалка.

По поводу охраны окружающей среды. ЕС предлагал какие-то стандарты, которых у вас до этого не было?

Практически нет. Была директива об охране летучих мышей. До 2004 года мы подписали все предложенные экологические законопроекты. На самом деле ЕС регулирует практически весь сектор. Свобода у нас есть в части лесов, охоты и рыбалки. А отходы, воздух, климат — это все компетенция ЕС.

Как у вас обстоит с самой природой: вырубками и с охотой (браконьерство и так далее)?

В прошлом году из 130 государств Литва признана страной, где лучше всех охраняют леса. Мы больше садим, чем рубим.

У нас почти 50% лесов принадлежит собственникам, другая половина государству. Тем не менее, собственник без разрешения рубить не может.

Браконьеры есть везде, тем не менее, мы подняли штрафы, посмотрим. К примеру: поймал лосося – штрах около 800 евро. Хотя ущерб природе – 15 литов.

У Вас нет понятия ВИП-браконьеры? (вижу непонимание в глазах, термин неизвестен)

У нас властьимущие тоже любят охотиться, но к ним особенное внимание прессы, поскольку в этом направлении очень силен гражданский контроль.

Как Вы сотрудничаете с общественными организациями?

У нас есть ряд организаций, те же зеленые, «Балтийский волк» и так далее. Иногда у нас бывают конфликты, к примеру, по отношению к охоте на тех же волков.

Они исполняют свои функции, часто помогают нам в отношении того же сланца.

Но мы, как политики, должны смотреть на эти вопросы шире.

Хотя, честно говоря, у нас, по сравнению с той же Латвией «зеленые» слабые, в прошлом году только образовалась «Зеленая партия», в то время как у них есть министр-зеленый, 6 советников министров…

После окончания диалога мы, как ответственные граждане и исторические мозахисты жалуемся улыбчивым литовским чиновникам на беспредел в экологической сфере Украины и в который раз задаем риторический вопрос: когда, по их мнению, в Украине начнет меняться ситуация? Говорят скоро – пройдет время, сменятся поколения и их отношение к стране, к законам, к природе. Мы хотим верить, по-крайней мере – стараемся.

Чайковский М.

Гриневич М.




Loading...



Залишити коментар