Чем закончатся бунты в Венгрии и Чехии?

0

bunt

17 ноября независимо друг от друга произошли стихийные массовые протесты в Венгрии и в Чехии. Сторонники евроинтеграции в Украине несколько преждевременно приравняли их к украинскому Майдану, симпатизанты Путина не преминули сказать о происках «вашингтонского обкома», который хочет сместить два самых пророссийских режима в Европе. Между тем для понимания событий в другой стране малопродуктивны пустые фразы и преждевременные аналогии, гораздо полезнее внимательный анализ ситуации.

Толчком к протестам в Венгрии стал отказ президента Виктора Орбана снять с должности главу налоговой и таможенной администрации Ильдико Вида. Эта дама вместе с 5 другими высокопоставленными венгерскими чиновниками была внесена в «черный список» правительством США по обвинению в коррупции. Ей, как и другим заподозренным в коррупции иностранным чиновникам, теперь запрещен въезд в Соединенные Штаты. И сама Ильдико Вида, и президент Орбан отрицают выдвинутое обвинение, расценивая его как «неубедительную бумажку».

17 ноября более 10 тысяч венгров собрались под зданием парламента, требуя отставки коррумпированной чиновницы. В ходе митинга начались стычки с полицией и демонстранты прорвали заграждение, двинувшись в сторону здания парламента. Но последствий это не имело, парламент взят не был. Одновременно демонстрации против Орбана прошли более чем в 20 венгерских городах, а также в Берлине, Лондоне и Стокгольме, где проживает значительная венгерская диаспора.

Тремя неделями ранее, 27 октября под давлением массовых демонстраций Орбан был вынужден отказаться от своего законопроекта ввести налог на пользование Интернетом – налог, которого не существует ни в одном из европейских государств.

Протесты в Чехии имели другой внешний повод – юбилей (25 лет) «бархатной революции», которая свергла власть Компартии Чехословакии и ввела в стране рыночный капитализм и парламентскую систему. Отмечавшие юбилей студенты обвинили президента Чехии Милоша Земана в неуважении к участникам протестов четвертьвековой давности. Земан, отличающийся крайне своеобразной манерой речи (он, например, назвал участниц группы «Pussy Riot» определением, которое не принято произносить публично), не раз заявлял, что роль событий 1989 года сильно преувеличена и что чехословацкая полиция не подавляла демонстрантов с такой жестокостью, какую ей сейчас приписывают. Подобный исторический ревизионизм привел к тому, что отмечавшие юбилей бархатной революции сперва с энтузиазмом скандировали лозунг 1989 года «Земана – на помойку!» (по иронии судьбы, нынешний президент Чехии является однофамильцем одного из последних лидеров ЧССР), а затем стали забрасывать стоящего на трибуне президента яблоками, помидорами, яйцами и бутербродами. Охранники сумели оградить Земана от летящих в него предметов, зато одно яйцо попало в голову стоявшему рядом с ним президенту Германии Йоахиму Гауке.

И Орбан, и Земан в отличие от большинства лидеров европейских государств заняли по вопросу о конфликте в Украине достаточно явную пророссийскую позицию. Земан – единственный из глав европейских государств, кто публично заявил, что на территории Украины нет российских войск. Орбан энергично лоббирует инициативу Путина по созданию идущего из России в обход Украины газопровода «Южный поток» – инициативу, против которой выступает ЕС. И если Чехия до сих пор остается обыкновенной буржуазной демократией, выделяющейся разве что склонностью ее президента к словесному хамству и эпатажу, то Венгрия – случай гораздо более интересный и более печальный.

Партия Фидес – Венгерский гражданский союз, которую возглавляет Орбан, была создана в 1989 году. Тогда она называлась Союзом молодых демократов и стояла на радикально-либеральных прозападных позициях. В середине 1990-х годов под руководством Орбана она резко сменила курс (и заодно – название), став консервативной правонационалистической партией. В этом качестве она взяла верх на выборах 1998 года над правящей коалицией «социалистов» и либералов, но затем проиграла этой коалиции на выборах 2002 года.

«Социалисты», придя снова к власти, продолжали политику «рыночных реформ», приватизации социальной сферы, раздачи всевозможных льгот и преференций богатым и зажима бедных. Это вызвало усиливавшееся общественное недовольство, на волне которого в 2010 году к власти снова пришла партия Орбана в союзе с другими правыми и крайне правыми организациями, в том числе с ультраправой партией «Йоббик». На этот раз венгерские правые националисты решили попробовать обосноваться у власти всерьез и надолго.

В 2012 году без референдума была принята новая конституция Венгрии. Эта конституция примечательна тем, что из официального названия страны было убрано слово «республика». Юридически Венгрия стала «королевством без короля», каким была в 1919-1944 годах при буржуазно-помещичьем диктаторе Миклоше Хорти – любимой исторической фигуре современных венгерских правых. Конституция содержит ссылки на «Бога», «Труд», «Семью» и «Порядок» – и их именем запрещает аборты и однополые браки.

Чем дальше – тем больше. Венгерский суд реабилитировал хортистских полицейских, осужденных в 1946 году за убийство антифашиста-подпольщика, в своем постановлении признав этого антифашиста уголовным преступником. Учитывая то, что антифашистский миф является краеугольным камнем современной либеральной идеологии, это было слишком откровенным плевком в лицо всему европейскому сообществу. К тому же осудивший хортистских полицейских суд был не судом однопартийной коммунистической диктатуры, но судом существовавшей в Венгрии в 1945-1947 годах многопартийной буржуазной республики (на выборах 1945 года сталинисты получили лишь 17% голосов, а правящей партией стала Партия мелких сельских хозяев).

Режим Орбана, впрочем, откровенно ориентируется не на традиции слабой в истории Венгрии буржуазной демократии, а на наследие хортистской диктатуры. В своей речи в июле 2014 года Орбан заявил, что либеральная парламентская система изжила свое, и ее нужно заменить на «трудовое государство», подобное тем, какие существуют в современных Китае, России, Турции и Сингапуре. Не удивительно, что в ходе войны в Украине Орбан и другие венгерские правые и ультраправые более или менее открыто симпатизируют путинской России. Некоторые боевики из ультраправого «Йоббика» воюют в Донбассе на стороне «ДНР» и «ЛНР». Кроме идейной близости, для прорусской ориентации венгерских ультраправых есть и более материальные причины. Венгерские правые склонны фантазировать о восстановлении «Великой Венгрии», существовавшей до поражения страны в Первой мировой войне. Частью этой «Великой Венгрии», согласно их планам, должно стать и украинское Закарпатье, входившее в состав Венгрии до 1918 года. Поэтому поддержка венгерскими фашистами из «Йоббика» русских фашистов в Донбассе исходит из перспективы раздела Украины: Донбасс – России, Закарпатье – Венгрии.

На парламентских выборах 6 апреля 2014 года венгерские правые и ультраправые одержали феноменальную победу. Фидес получил 66,83% мест, союзный ему «Йоббик» – 11,56%. Но протесты осенью 2014 года стали сигналом, что правление консервативных мракобесов в союзе с откровенными фашистами начало уже серьезно надоедать немалой части венгерского народа. Что из этого получится дальше – вопрос очень интересный. Но пока что нет оснований для большого оптимизма.

После краха «социалистических режимов» во всей Восточной Европе на протяжении уже четверти века периодически сменяют друг друга у власти либералы и консерваторы. Подобное чередование не является случайным. После провала попытки создать альтернативный мировой центр силы, страны Восточной Европы вернулись на то самое место в мировом разделении труда, с какого когда-то пытались уйти – на место в периферийной зоне мирового капитализма. Они вернулись «в лоно мировой цивилизации», но вернулись именно в своем предыдущем качестве, в каком они «мировой цивилизации» и были нужны – в качестве экспортеров сырья и дешевой рабочей силы. Между тем рост общественного благосостояния, честные выборы, некоррумпированное правосудие, непытающая полиция и прочие прославленные прелести либерального капитализма, если и возможны иногда и на время, то лишь в империалистических центрах, а не на периферии мирового капитализма. Поэтому либералы стран зависимого капитализма, обещающие все эти блага населению своих стран, являются, находясь в оппозиции, искренними утопистами и фантазерами, а придя к власти, быстро превращаются в коррумпированных лжецов. Либеральные реформы, порция за порцией отпускаемые населению стран Восточной Европы, создают лишь нищету для большинства и паразитическую роскошь для меньшинства.

В результате население разочаровывается в либералах и обращает свои симпатии к консерваторам, патриотам и государственникам. Эти последние, придя к власти, в свою очередь, и не думают рвать с капитализмом, отбирать у богатых и давать бедным. Зато они всячески усиливают и укрепляют государство, зажимают всякие бытовые свободы, к которым население привыкло за период правления либералов, ревностно отстаивают «традиционные ценности», «традиционную религию» и пахнущую залежалой плесенью средневековую «духовность». Это в определенный момент начинает надоедать народу, и консерваторов тем или иным способом у власти сменяют либералы. После чего адское колесо начинает новый круг своего вращения.

В Венгрии начавшую рыночные реформы и отказавшуюся от словесной приверженности марксизму Венгерскую соцпартию в 1990 году у власти сменили правые консерваторы, на смену им в 1994 году пришла коалиция капиталистических «социалистов» и либералов, в 1998-2002 годах у власти снова были правые консерваторы из Фидес, 2002-2010 годы достались либералам и «социалистам», с 2010 года снова правит Фидес. Проблемы страны между тем не решаются, и либеральный цикл лишь готовит условия для возврата к власти консерваторов – как, впрочем, и наоборот. Фашистский «Йоббик» пользуется массовой народной поддержкой в городах северо-восточной Венгрии, разоренных ставшей результатом либеральных «рыночных реформ» деиндустриализацией. Борьба против «Йоббика» – вещь, конечно, нужная, только результативной она может быть лишь как часть борьбы против «рыночных реформ», которые и создают «Йоббику» массовую поддержку.

В России либеральные 1990-е годы, ставшие кошмаром для подавляющего большинства населения, сменились господством путинского охранительства и консерватизма. Растущая ненависть к последнему с высокой вероятностью после тура общественных потрясений приведет к власти в России ничему не научившихся либералов. Если последние останутся у власти сколь-нибудь долго и не будут сброшены новым этапом революции, через несколько лет станет неизбежной новая охранительская диктатура.

Этот порочный круг будет продолжаться до тех пор, пока в Восточной Европе не появится третья сила, одинаково враждебная и либералам, и консерваторам. Сила, не исходящая слюнками ни при фантазиях о жизни на Западе, ни при фантастических воспоминаниях о «традиционных ценностях» давно сданного в утиль феодального общества с помещиками и крепостными. Сила, идеал которой не в прошлом, а в будущем – в строе свободных и равных производителей. Сила, которая сможет порвать с капитализмом и, в союзе со своими единомышленниками во всем мире, начать движение к миру, не разделенному на богатый властвующий центр и зависимую бедную периферию.

100 лет назад подобная сила называлась революционным пролетарским социализмом. Как она будет называться на новом витке истории, мы не знаем, да это и не важно. Но пока ее нет, Восточная Европа обречена на бесплодную череду сменяющих друг друга у власти либеральных и консервативных буржуа. И единственное историческое значение протестов и бунтов, вроде тех, какие произошли в Венгрии и в Чехии 17 ноября, состоит в том, что в них народные низы набираются опыта самостоятельных политических действий, опыта, без которого возникновение третьей силы будет невозможно.

Алексей Куприянов, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар