«Черный сценарий» в Сирии – и в России? - Перший Соціальний

«Черный сценарий» в Сирии – и в России?

2

243 копия

Российские бомбардировки Сирии вызвали обостренный интерес мировой общественности к этой стране, где уже больше четырех лет продолжается гражданская война. Война всех против всех, где отряды оппозиции воюют как против правительства Асада, так и друг против друга, и где все большую силу набирает ИГИЛ.

Линии группировок воюющих сторон на первый взгляд определяются религиозной принадлежностью. Режим Асада, при котором у власти стоят алавитские кланы (алавиты – своеобразная секта в шиизме)  поддерживает шиитский Иран (как, впрочем, и православная Россия), тогда как на стороне оппозиции воюют преимущественно сунниты. Однако подобное деление верно только на первый взгляд. Главная до недавних времен сила оппозиции – поддерживаемая США Свободная сирийская армия – воюет не только с Асадом, но и с ИГИЛ. Что более важно, нынешняя война в Сирии – это не война эпохи традиционного общества, но война, ставшая результатом успехов и провала модернизации.

Сирия на протяжении четырех столетий находилась под властью Османской Империи, а в период между двумя мировыми войнами была под колониальным управлением Франции. Независимость она получила в 1946 году. Дальше последовал ряд переворотов и контрпереворотов, периоды парламентаризма чередовались с периодами военных диктатур. В 1963 году в результате очередного переворота к власти пришла Партия арабского социалистического возрождения (БААС). В 1970 году, одержав победу над конкурентами, страну возглавил баасист генерал Хафез Асад.

БААС была светской националистической панарабской партией, выступавшей за модернизацию арабского мира с помощью «арабского социализма» – огосударствления ключевых отраслей промышленности, освобождения от власти иностранного капитала, доступного народу образования и т.д. Баасисты в своем преобладающем большинстве были верующими людьми, но они четко стояли за отделение религии от политики, церкви от государства. Для них единство всех арабов было важнее ислама или другой религии. У истоков партии стояли три человека – православный араб Мишель Афляк, алавит Заки аль-Арсузи и суннит Салах ад-дин Битар.

Значительная роль в светской партии БААС представителей религиозных меньшинств не была случайной. Находясь в дискриминируемом положении, они обладали естественной склонностью к протесту и стремлением к изменению мира. У них были многовековые навыки работы в подполье. Особенно это относится к алавитам – секте, выходящей за рамки ислама, верящей в переселение душ и запрещающей рассказывать содержание своей веры иноверцам. Наконец, будучи явным меньшинством в суннитском окружении, представители религиозных  меньшинств понимали, что единственный путь к освобождению от религиозного неравенства – это создание светского государства, в котором религия станет частным делом.

В середине 20 века многим казалось, что капитализм близок к краху. К тому же на Востоке капитализм прочно ассоциировался с европейскими колонизаторами. Отсюда –  социалистические симпатии арабских националистов того периода. Но их социализм в подавляющем большинстве случаев был «социализмом сверху», социализмом, который осуществит прогрессивное государство.

Правление БААС в Сирии, как и правление других светских арабских режимов (Насер в Египте, Каддафи в Ливии, Хуссейн в Ираке) не была сплошным черным пятном в истории этих стран. Наоборот. Развивались промышленность, образование и медицина, возник вполне европейский по стилю жизни «средний класс». Поклонники этих режимов имеют рациональное зерно, когда говорят обо всем этом.

Крах этих режимов стал результатом, с одной стороны, их собственных успехов, с другой стороны, недостаточности этих успехов. Результатом как частичной модернизации, так и частичности этой модернизации. Приобщившийся к благам европейской культуры городской «средний класс» стал чувствовать себя крайне неуютно в жестких рамках самодержавного правления Асадов – хотя следует отметить, что по степени жесткости сирийский режим был не самым страшным на Ближнем Востоке. При нем сохранялись парламентаризм и многопартийная система, хотя всем было понятно, кому принадлежит реальная власть, и кто эту власть ни за что не отдаст. С другой стороны, блага модернизации доставались городу и обходили стороной деревню. Развивающийся под знаменами «арабского социализма» капитализм разорял крестьян, разрушал их привычный образ жизни. От развития капитализма (другими словами, от «европеизации» и «модернизации») крестьяне получали не пироги и пышки, а тумаки и шишки. Модернизация не затронула крестьянскую массу. Принудительный распад традиционного образа жизни вызвал в качестве ответа подъем народных настроений в духе исламского фундаментализма.

В 2011 году протест европеизированного города, желавшего избавиться от надоевшего за 40 лет правления Ассадов совпал с протестом разоряемой деревни. В отличие от ряда других стран арабского мира, по которым прокатились события «арабской весны», режим Асада не был свергнут, а смог удержаться у власти на части территории страны. Началась гражданская война.

У противников Асада не было программы прогрессивных общественных преобразований. Ни европейский либерализм, ни традиционный исламский мир не могли дать ответа на вопрос – как дальше развиваться Сирии, чтобы избавясь от диктатуры Асада, сохранить позитивное наследие эпохи «арабского социализма». Не давал такого ответа и сам правящий режим, давно потерявший революционную энергию и озабоченный лишь сохранением власти любой ценой.  В результате гражданская война переросла в межрелигиозную резню.

Иранский марксист Мансур Хекмат писал в начале 21 века, что в случае распада и краха капитализма вообще и политических режимов на Ближнем Востоке в особенности возможен «черный сценарий». Этот черный сценарий означает распад общества, войну всех против всех, господство вооруженных отрядов, делящих между собой уцелевшие с мирных времен остатки цивилизации и отбрасывание общества в пучину древнего варварства. Такой черный сценарий и начал реализовываться на территории Сирии, как раньше он реализовался в Афганистане и Ираке. Общество стало деградировать в новый феодализм.

А дальше феодальная децентрализация попала под удар феодальной централизации. Носителем последней выступило Исламское государство Ирака и Леванта. Оно стремительно стало становиться самой мощной из сил сирийской войны. Ведь у него были единая организация и единая идеология. Безоружным массам феодальный абсолютизм, при котором можно платить налоги и жить спокойно, предпочтительнее кровавого хаоса феодальной вольницы.

Вмешавшись в войну в Сирии, Россия влезла в кипящий котел – и непонятно как из него вылезет. Война в далекой Сирии не нужна ни российскому народу («ну зачем тебе Константинополь? Ты что, картошку в него на базар продавать поедешь?» – пояснял крестьянам большевик Галка в «Школе» Гайдара), ни в общем-то российскому капитализму. Зато она нужна путинскому режиму, который увидел во внешнеполитических успехах наркотик, позволяющий  заставить народ забыть о внутренних провалах. Успех «Крымнаша» пьянит и порождает искушение его повторить.

Действие любого наркотика ограничено во времени. Нужна новая доза – при этом более сильная. Крым, после его аннексии Россией, пока что создал больше проблем (санкции!) и вызвал огромные расходы, а вместо «Великой Новороссии» получился обрубок под названием «Лугандония». Отсюда и сирийская авантюра – «маленькая победоносная война», которая не будет ни маленькой, ни победоносной.

Война имеет собственную логику, которая не зависит от воли тех, кто ее начинал. Чтобы российская авиация бомбила Сирию, нужны военные базы. Чтобы защитить военные базы, нужны солдаты. Коготок увяз – и птичка пропала.

То, что Россия втянется в войну всерьез и что это станет причиной конца путинского режима, понятно для всех, кроме русских ура-патриотов. Проблема в другом. Проблема – как избежать, чтобы в России после падения режима произошло то же, что происходит в Сирии? Как избежать «черного сценария», отката общества в средневековое варварство? На этот вопрос пока что ни у кого нет ответа.

Алексей Куприянов, для «Страйка»




Loading...



2 Comments

  1. Рифат on

    Черный сценарий был на Майдане. Потому что Янукович развалил страну? (и те, кто был там до него). Неужели влияние России? России – невыгодна слабая Украина. Враг Украина так же невыгодна России. А вот западу выгодна “грызня” братских славянских народов. Русский заменить на английский? Крым с этим согласен? Донецк согласен? Киев согласен…

  2. Анатолий on

    Вся статья, по сути, всего лишь информация о состянии дел в сирийском политикуме. И Россия к этому не имеет НИКАКОГО отношения. Путин и Ко не “помогают” Башару Владимировичу в “Сырыи”. Это ПРИКРЫТИЕ. Их главная задача – разжечь БООООЛЬШУЮ ВОЙНУ на Ближнем Востоке, “шоб” НЕФТЕПРОМЫСЛЫ были основательно выведены из строя. ” Вот “тада” цена на НЕФТЬ-ТО И ПОДЫМЕТСЯ! Советую КВАЗИАНАЛИТИКАМ типа написавшим эу статью, задаваться простым ВОПРОСОМ: ” А ЗАЧЕМ ВСЁ ЭТО делается? Ну, не может же “Рассея” простоТАК, по “ПРОЗЬБЕ” Башара Владимировича, вот, ВЗЯТЬ, да и попереть в “СЫРЫЮ!”

Залишити коментар