Дикари и титаны

0

343

В январе на британском канале BBC One стартовал минисериал «Табу» – мрачная и захватывающая история героя-одиночки, бросившего вызов Британской Ост-Индской компании, которая разворачивается в декорациях предместий и доков хмурого Лондона начала позапрошлого века. Спродюссировал сериал Ридли Скотт, идея принадлежит Томасу Харди (Безумный Макс из недавнего перезапуска франшизы и траппер-негодяй в «Выжившем), он же и исполнил в сериале главную роль.

Итак, на дворе 1814 год. До начала викторианской эпохи осталась пара десятилетий. Англия и США завязли в вооруженном конфликте, который американцы позднее назовут «второй войной за Независимость». В Лондон на похороны отца возвращается  Джеймс Дилейни – путешествовавший по Африке авантюрист, которого все еще десять лет назад считали сгинувшим где-то в дебрях Черного континента. Репутация у этого Дилейни ни к черту: во-первых, сумасшествие у них в роду передается по наследству, во-вторых, говорят, что он столько якшался с ниггерами, что сам превратился в одного из них, вкусив человеческую плоть и научившись туземной ворожбе.  Наихудшие подозрения лондонских горожан подтверждаются уже на похоронах: Дилейни бормочет над гробом что-то на туземном наречии и наотрез отказывается внять голосу разума, покинуть Лондон и отдать то, что ему принадлежать не может.

Только что он получил наследство, больше похожее на мельничный жернов, кинутый утопающему: бесплодный скалистый кусок земли в заливе Нутка на острове Ванкувер, который его отец выменял у краснокожих на порох и стеклянные бусы. Совершенно бесполезный с точки зрения индейцев залив европейцу открывал немыслимые перспективы: это лучшая пристань на всем северо-западном побережье Америки. Правительства Британии и США вскоре сядут в Генте за стол переговоров, по итогам которых граница Америки и Канады будет обновлена, и тот, кому достанется залив Нутка, будет господствовать над Тихим океаном. Британская Ост-Индская компания, представляющая интересы короны, делает Джеймсу предложение, не предполагающее отказа. Он заявляет, что Нутка не продается, а компания является злом, частью которого сам он был слишком долго.

Вря д ли для кого-то станет серьезным спойлером то, что тема антиколониализма в сериале будет одной из центральных. В конце концов, еще в трейлере, увидев героя Томаса Харди в набедренной повязке, с копьем и извилистой татуировкой, покрывающей все тело, можно было догадаться, что он свел знакомство с «дикарями» гораздо ближе, чем это пристало британскому джентльмену.

Британская Ост-Индская компания в сериале обретает черты транснациональной корпорации: безжалостной и могущественной. Сети ее агентов опутывают весь мир паутиной глобальной слежки, с ее интересами вынуждены считаться короли, и только самоубийца рискнет перейти дорогу концессии. Режиссер «Табу» Стивен Найт еще до премьеры заявил, что Ост-Индская компания будет показана в сериале как исторический аналог ЦРУ, АНБ и самой большой и влиятельной транснациональной корпорации на свете. У некоторых историков такая оптика вызвала недоумение: кинематографисты опять рисуют деятельность торговой компании в слишком мрачном свете.

В слишком ли?

Появившись на свет в 1600 году,  Английская Ост-Индская компания (Британской ее станут называть позднее)  состояла из 125 пайщиков, одним из которых была  королева Елизавета I. Компания была создана для того, чтобы минимизировать для торговцев риски от организации экспедиций: после каждой успешной доход или товары разделялись между ее участниками поровну.  К концу XVII века у компании были собственный флот, войска, чиновники, сборщики налогов, судебные органы и даже собственная монета. К началу XIX века ее вооруженные силы превосходили по численности большинство европейских армий. Компания обладала монополией на торговлю Англии с Востоком и фактически правила Индией. Местные князьки, которых компания умело сталкивала в своих интересах, превратились в ее вассалов, в то время как реальная власть в стране принадлежала бюрократическому аппарату компании.

К моменту начала сериала компания подчинила своей власти почти всю территорию Индии за исключением Пенджаба, Синда и Непала. Результатом ее мудрого правления стал чудовищный голод в британской Бенгалии в 1769—1770 годов, от которого погибло 7-10 миллионов человек. В 1780-90-ых годах голод повторился, сведя в могилу еще несколько миллионов бенгальцев.

Индия под властью Ост-Индской компания могла бы понравиться либертарианцу: разве это не уникальный пример страны, которой десятилетиями управляла коммерческая компания?  Более того, это была самая успешная торговая компания в мире. Принципу эффективности было подчинено все: англичане выжимали страну досуха, облагая ее жителей непомерными налогами, используя принудительный труд, скупая по бросовым ценам и вывозя из страны хлопок, красители, драгоценности и прекрасный бенгальский опиум. Сотнями тонн опиум поставлялся в Китай, несмотря на запрет правительства этой страны, а на вырученные от его продажи деньги закупался китайский чай, монополией на торговлю которым компания также долгое время обладала. Ничто не ограничивало полет фантазии атланта: компания выплачивала своим акционерам сотни процентов прибыли на вложенный капитал.

Увы, как и большинство утопий, эту попытку построить справедливое общество разрушила грубая физическая сила. В 1857 году в стране вспыхнуло восстание сипаев, индийских солдат, доведенных колониальными жестокостями до отчаяния. Хотя индийцам удалось взять Дели, несколько месяцев спустя вооруженное выступление было безжалостно подавлено английской армией. Компания исчерпала лимит доверия британской короны, и в 1958 году британский парламент принял «Акт о лучшем управлении Индией», в соответствии с которым она лишалась своих прав на индийские территории и передавала их короне.

16 лет назад Британская Ост-Индская компания была ликвидирована. Лондонская газета Times писала по этому поводу: «Так завершилось начинание, подобного которому в истории человечества не предпринимала ни одна компания и вряд ли предпримет в будущем». Журналист оказался прав: больше подобного монстра история человечества так и не породила.

Хорошо, когда на монстров уже издохших можно полюбоваться в сериале.

Андрей Дорогин, для «Страйка»





Loading...



Залишити коментар