Дорасти до коррупции. Как выживает производственный сектор в «Новороссии»?

0

kor

На подконтрольной пророссийским боевикам территории остались многие производственные предприятия. Далеко не все из них прекратили свою работу. Люди, которые работают на них, не всегда сочувствуют «русскому миру», но не хотят бросать родные места по разным причинам. О том, как приходится выживать производству в экстремальных условиях, на условиях анонимности рассказал наш собеседник.

– Меня зовут Игорь, я сотрудник производственного предприятия (не могу сказать сферу деятельности, специализация достаточно узкая, в Донецке всего две фирмы нашего профиля). Наша фабрика представляет тот самый реальный сектор экономики, мы закупаем сырье, перерабатываем его и продаем готовые изделия. До войны у нас работали 140 человек.

И как решается проблема кадров? Многие ли уехали и насколько сложно найти им замену?

– Руководство всегда ставило приоритетной задачей сохранение команды.  Поэтому многим была предоставлена возможность работать удаленно. Весь топ-менеджмент  сейчас в Киеве, руководят делами оттуда, другие подразделения разбросаны в близлежащих городах: Красноармейск, Курахово, Константиновка. Естественно есть сотрудники, которые уехали, в основном это те, у кого есть жилье за пределами «ДНР», снимать жилье накладно, а жить в бараках и палатках никто не хочет, это основная причина того, что люди не уезжают.

Нам удалось сохранить основных специалистов, острого дефицита кадров не ощущается. Уехало немного людей,  большинство находятся в бесплатном отпуске и по первому звонку готовы выйти на работу.

А вот с зарплатами дела обстоят плохо. Объем производства упал ровно в два раза, а издержки сократились незначительно.  Премии были сокращены, а в некоторых случаях отменены полностью. В процентном соотношении зарплата сократилась на 40-50%. До сегодняшнего дня удавалось платить деньги рабочим вовремя, благо в «ДНР» все за наличный расчет, а ограничений по кассе нет.

Как происходит ваше взаимодействие в рамках производственного цикла с теми предприятиями, которые находятся на территории, подконтрольной Украине?

– Все наши связи с «внешним миром» остались, большие проблемы доставляют множественные блокпосты. На пути из Донецка в Харьков их около десятка. Некоторых блокпостов водители избегают, и приходится делать немыслимые крюки, например,  из Запорожья к нам ездят через Днепропетровск. Бывали случаи, когда машина стоит на блокпосту стоит 5-6 часов до выяснения обстоятельств, заканчивается это обычно тем, что водитель забирает документы и едет другой дорогой, объезжая селами, огородами. Все это приводит к срыву поставок, невыполнению договорных обязательств, мы несколько раз останавливали производство, ожидая пока фуры с сырьем пройдут блокпосты. Транспортники этим пользуются, донецкие перевозчики поднимают тарифы, а недонецких в зону АТО заманить крайне сложно.

Коррупция в «ДНР» как-то отличается от «привычного» украинского уровня?

– Коррупции как таковой нет. Все структуры на грани становления и имеют практически неограниченные полномочия, если  вы попались, то  в любом случае заплатите. Полиция и другие организации действуют бандитскими методами, правил игры нет, прав нет,  ограничений нет, до коррупции еще нужно дорасти.

А с налогами прибавилось проблем?

– Как я уже говорил все расчеты идут за наличку. Если вы хотите продавать свою продукцию за пределы «ДНР», то необходимо предоставить в Министерство доходов и сборов калькуляцию себестоимости и там же заплатить 20% налога на прибыль, потом вам выдадут пропуск, потом нужно отметится на блокпосту, предоставить пропуск и нехитрый пакет документов и  можно ехать дальше. В конце месяца подается сводная декларация, там суммируется все то что проехало через блокпосты плюс немного от себя. Если что-то недоплатили, доплачиваете на месте, если есть переплата, можете про нее забыть, авансом на следующий месяц она не пойдет, мы с этим уже столкнулись.  Частные предприниматели  платят, что–то вроде единого налога, сумма выходит до 200 грн. Система отчетности и оплаты налогов постоянно дополняется, изменяется, появляются новые требования.

«Народные республики» широко использовали советскую атрибутику и ностальгическую демагогию. Были ли какие-то попытки реального внедрения в производство советских элементов, вроде планирования? Создаются ли профсоюзы? Деятельность профсоюзов вообще возможна в текущих условиях?

– Вы правильно заметили про атрибутику и демагогию, ее было много. Но по факту был только один элемент – это экспроприации автомобилей. На первых этапах было отнято много транспорта, забирали микроавтобусы, легковушки, потом дошло и до грузовой техники. Больше ничего. Позже представители «ДНР» заявили, что уважают частную собственность, национализировать ничего не будут, и вмешиваться в дела предприятий тоже не будут.

Пока по улицам ходят люди с автоматами, ни о какой реальной профсоюзной деятельности речи быть не может. Но я могу предположить, что будет создан профсоюз работников угольной промышленности и то его функции будут сведены не к защите прав, а к мотивации «работать бесплатно еще чуть-чуть». Горняки добывают уголь, он продается по «левым» схемам, а зарплату дают 20-30% от довоенной.

Беседовал Андрей Кемаль, для «Страйка»





Loading...



Залишити коментар