Индия: как левые партизаны уходят в легальную политику

0

97 копия

В январе 2015 года в штате Джаркханд проходят выборы в местный парламент и органы местного самоуправления.

Когда член Политбюро Коммунистической Партии Индии (маоистской) Нараян Санял был освобождён из тюрьмы Хазарбаг 20 ноября этого [прошлого — прим.пер] года, он сожалел не о противоречиях в движении, и не о девятилетнем заключении. Санял сказал, что разочарован тем, что сделали бывшие маоисты Камешвар Байтха и Джугал Пал.

Что они сделали? Байтха, бывший член Регионального Комитета присоединился к Фронту Освобождения Джаркханда (ФОД) и стал членом Лок Сабхи [нижней палаты парламента Индии] в 2009 году [1]. Джугал Пал, бывший командиром района в своё время [у маоистских повстанцев территория действий разбита на районы], боролся за место в нижней палате местного законодательного собрания по списку ФОД, и безуспешно пытался снова попасть в избирательный список на эти выборы. Не смотря на резкое неприятие их родной партией электоральной демократии, маоисты Джаркханда поддержали нескольких кандидатов на выборах. В других случаях бывшие маоисты или их родственники соревновались на выборах сами.

Наша газета нашла 10 кандидатов, подозреваемых в связях, прошлых или нынешних с КПИ(маоистской). Это одни из 22-х кандидатов, которые взаимодействовали с различными левыми экстремистскими группировками. Один кандидат, который останется неназванным, был сфотографирован вместе с предполагаемым командиром КПИ(маоистской) во время своего пути на подачу документов о выдвижении в кандидаты.

Главным нарушителем, выставившим восемь кандидатов, связанных с различными левыми экстремистскими организациями, является ФОД. Прогрессивный фронт Джаркханда (демократический) [ПФД(м)] выдвинул четырёх таких кандидатов. Партия Джаркханда стала де факто политическим крылом Народного Фронта Освобождения Индии (НФОИ): её кандидаты в Торпе, Колебире и Симдеге получили значительную поддержку у левых экстремистов. Национальные партии также не без греха. Народная партия Индии (НПИ) внесла в свой избирательный список Нараяна Бхокта, бышего зама командира района Третьего Подготовительного Комитета  Саммелана[название повстанческой организации] и изменила своё решение только после того как сам Комитет предоставил им убедительные доказательства против Бхокты. НПИ также позволила участвовать в выборах Маною Нагесия, бывшему маоисткому командиру [ранг ниже командира района], всё ещё не оставившему своими экстремистские наклонности по словам многих. Индийский национальный конгресс [самая большая и старейшая партия Индии] внёс в свои избирательные списки Нирмалу Деви, жену заключенного бывшего министра Йогендра Сава, который, как утверждают, создал две криминальные группировки, которые позиционировали себя как леворадикальные группы.

В некоторых случаях, оправдание, зачем им дали шанс попасть в мейнстрим, имело под собой основание: кандидатура Манорамы Деви  из Чатры была поддержана КПИ(маоистской), равно как и её мужем; независимые кандидаты Ашок Ораон, Гириджа Сингх и Винод Шарма состояли раньше в ТПКС и КПИ(м) соответственно и отсидели несколько сроков.

Однако, внесение в избирательный список Ражкумари Деви, чей муж был главой Подготовительного Комитета Джаркханда, Ганеша Ганжху — брата лидера ТПКС и Махадева Равината Пахана — кузина одного из самых разыскиваемых маоистов Кундана Пахана, было оппортунистической попыткой политических партий собрать очки на авторитете отдельных людей.

На этих выборах всеобщим трендом стало использование экстремистами легальной доверенности на расширение своего влияния.

Большинство бывших маоистов даже не получила места в списке, так как партии поняли, что их действующие товарищи — вот кто обладает реальной властью. Возможно это проявление того факта, что маоистское движение в Джаркханде теперь потеряло облик массового движения; бывшие маоисты больше не оказывают никакого влияния, в то время как  действующие всегда могут убедить избирателей при помощи насилия.

Три главных политических лидера в списке 22-х – Ядав из Хуссейнабада, Патель из Манду и Махто из Думри — стали самостоятельной силой. Они, как говорят, рассматривают оказываемую им поддержку со стороны маоистов лишь как подспорье: их транспорт и персонал, например, будут допущены в контролируемые маоистами районы. Эти персоны — и другие подобные им — поднялись так высоко, что они нужны маоистам, также как им маоисты нужны им. Первые нужны, например, когда спецслужбы задерживают сторонника партии и ему требуется освобождение.

Не смотря на это, всё говорит о том, что влияние маоистов находится в избирательном районе в состоянии упадка. На выборы в округах Хунти, Симдега, Гумле и Чатре оказали огромное влияние кадры из ТПКС и ФНОИ, чьи организации не выступают против выборов. Они скорее убеждены в победе ряда своих кандидатов. Маоисты, которые сохраняют идеологическое отвращение к избирательному процессу объявили без колебаний призыв к бойкоту выборов в этом году – так как сочли неразумным и невозможным выдвинуть кандидата. Таким образом, кандидаты вынуждены заключать сделки «даста на даста», от одного вооружённого отряда к  другому, подкупая полевых командиров или лидеров низшего ранга. Маоистская поддержка кандидатов обусловлена скорее прагматизмом, а не идеологией.

Почему тогда только в Джаркханде мы наблюдаем такой высокий уровень взаимпроникновения между политикой и левым экстремизмом? Ответ лежит в плоскости истории племенных восстаний в Джаркханде и его расположении, которое способствует сохранению кастовой системы, равно как и племенных конфликтов. Этот регион видел восстания против вопиющей несправедливости, такие как восстание Кола (1831-1832), Сантала Хула (1855-1856) и Бирса Мунда (1894-1900). Политические процессы в регионе — движение за образование независимого штата, равно как и маоизм — берут свои корни этой культуре.

Следовательно, люди Джаркханда всегда были вовлечены в политику, даже если не имели других прав. Этот рост политики снизу-вверх — та причина, по которой политики Джаркханда имеют скромную поддержку; это также значит, что политики сами родом из деревень и поддерживают связи с сёлами, где живут также и маоисты. Это и объясняет почему ФОД имеет такие тесные отношения с с маоистским движением.

Раскол в организациях происходил с ростом дискриминации по кастовому или племенному признаку. Когда КПИ(м) или Маоистский Коммунистический Центр Индии в прошлом начинал управляться определенной кастой в регионе, лидер оппозиционной касты сразу шёл на разрыв. Полиция также следила за подобными столкновениями и помогала ускорить раскол.

Различные леворадикальные группы Джаркханда кажется более заинтересованы в грядущих выборах в панчаят [местные органы самоуправления], запланированных на 2015 год — хотя: их влияние, в конце концов, выросло по сравнению с выборами Лок Сабху [нижняя палата парламента Индии] в этом [2014] году. Тактика во время выборов сельских органов местной власти заключается в том, чтобы удостоверится в том, что у их кандидата не будет реального конкурента; TSPC таким образом управляет всем районом Лавалонг в Чатре. Ставки будут также высоки на следующих выборах — больше полномочий будет передано панчаятам, что означает рост их влияния в распределении различных ресурсов. Это может привести к тому что всё больше членов панчаята попасть в сети леворадикалов.

Список кандидатов, предположительно имеющих связи с левыми радикалами:

  1. Манорама Деви — Чатра [здесь и далее названия районов] — ФОД – жена Гаутама Павана под псевдонимом «Арун», командира КПИ(м)
    2. Мохан Ганжху – Латехар – ФОД – родственник Равиндра Ганжху, командира КПИ(м)
    3. Раджкумари Деви – Симарая – ФОД – жена Гудда Ганжху, лидер ПКД
    4. Салони Тути – Тамар – ФОД – жена Маршала Тути, заключённого в тюрьму командира КПИ(м)
    5. Паулус Сурин – Торпа – ФОД — бывший командир округа НФОИ
    6. Джай Пракаш Бхай Патель – Манду – ФОД — сторонник КПИ(маоистская)
    7. Джагарнат Махто – ФОД – Думри — CPI- сторонник КПИ(маоистской); маоисты, говорят, называют его Тигр
    8. Саби Деви – ФОД – Бархи – жена убитого Тилешвара Саху, вероятного сторонника Шанти Сена, которая борется в НФОИ
    9. Пракаш Рам – ПФД(д) – Латехар — сторонник Третьего Подготовительного Комитета Самелана
    10. Махадев Равинат Пахан – ПФД(д) – Тамар – двоюродный брат старший маоистской Кундан для Pahan
    11. Сатинянд Бхокта – ПФД(д) – Чатра — сторонник ТПКС
    12. Ганеш Ганжху – Симарая – ПФД(д) — брат лидера ТПКС Бражеша Ганжху
    13. Суман Бхенгра — Партия Джаркханда – Торпа — сторонник НФОИ
    14. Менон Экка — Партия Джаркханда – Симдега — сторонник НФОИ
    15. Анош Экка – Колебира — Партия Джаркханда — сторонник и возможно спонсор НФОИ
    16. Манодж Нагесия – Колебира – НПИ — бывший командир КПИ(м)
    17. Герижа Сингх – Далтонанганж — Молодёжный фронт борьбы – бывший старший руководитель ТПКС
    18. Нирмала Деви – ИНК – Баркагаон – жена Йогендра Сава, который вероятно сформировал две леворадикальные банды
    19. Санджай Кумар Ядав – Хуссаинабад — Национальная народная партия — был возможно близок к КПИ(маоистской)
    20. Винод Шарма – Далтонганж — Индийский Национальный Демократический Конгресс (ИНДК) — бывший командир района КПИ(маоистской)
    21. Ашок Ораон – ИНДК – Бишунпур — вероятный сторонник КПИ(маоистской)
    22. Один из кандидатов, неназванный? В районе Думка получил поддержку маоистов
    23. Отозванное место в списке: Нараян Бхокта – НПИ – Латехар — бывший заместитель командира ТПКС

[1] – Фронт Освобождения Джаркханда (ФОД) — регионалистская политическая партия, сформировавшаяся для лоббирования выхода региона Джаркханд из состава штата Бихар. Джаркханд добился статуса самостоятельного штата в 2000 году, но не смотря на это ФОД продолжает свою деятельность. Многие члены партии обвиняются в экстремизме.

Д. С. Эдмонд

Источник





Loading...



Залишити коментар