К цыганскому вопросу

0

Одним из способов, с помощью которых капитализм успешно удерживает свое господство в обществе, является отвлечение внимания народа от фундаментальных вопросов, касающихся всего общества, к вопросам второстепенным, касающимся лишь маленьких меньшинств.

Озвученная президентом Европейской Бизнес-Ассоциации  информации Томашем Фиалой информация  о том, что отток капитала из Украины в три раза превышает пресловутые иностранные инвестиции, что ведет к обескровливанию экономики страны, не вызвала и сотой доли того резонанса, который в политизированной части украинского общества и отчасти за ее пределами в марте вызвал вопрос о феминизме, а в апреле – вопрос о цыганам. Это при том, что феминистки пока что являются лишь маргинальной, хотя и громогласной, группой, а цыгане, по официальным данным, составляют примерно 1% населения Украины.

Второстепенные вопросы, при всей своей второстепенности, все же нуждаются в ответах. Сила правых, консервативных течений в мире в последние годы заключается в том, что они дают на вопросы подобного рода внятные, пусть и неправильные ответы, тогда как противостоящие им либералы и плетущиеся у этих либералов в хвосте левые всего-навсего заливают реальные проблемы морем красивых слов.  Пока дело будет обстоять таким образом, и пока социалисты не научатся давать на подобные вопросы более убедительные ответы, чем дают правые, до тех пор дело социалистов будет безнадежно.

Оставив в стороне вопрос феминизма, мы рассмотрим здесь вопрос о цыганах. Как известно, он приобрел широкий резонанс после того, как в апреле 2018 года боевики ультраправой огрганизации С-14 разогнали цыганский табор на Лысой горе в Киеве. После этого разразилась широкая дискуссия в Интернете, причем правые говорили о том, что цыгане мусорят и воруют, тогда как либералы, обходя вопрос о том, мусорят ли и воруют цыгане,  призывали дать отпор правой угрозе, проявлять толерантность, а также называть цыган не цыганами, а ромами (даром что это последнее название относится не ко всем цыганами, а лишь к одной их подгруппе). По правде сказать,  для широкой обывательской массы позиция правых выглядела убедительнее.

Многие украинцы имели опыт взаимодействия с цыганами и, скажем прямо, этот опыт не оставил у них приятных воспоминаний. В народном сознании цыгане фигурируют как воры, мошенники и наркоторговцы. Призывы проявлять терпимость и политкорректность будут восприниматься и воспринимаются основной частью народных масс либо как лицемерие грантоедов, либо как благодушная наивность людей, не знающих жизни и никогда не соприкасавшихся с реальными цыганами. И позиция правых выглядит гораздо реалистичнее и убедительнее, чем позиция либеральных политкорректных грантоедов.

В отличие от этих последних социалисты должны противопоставить правым социально-экономическое объяснение цыганской проблемы и связать ее решение с проблемой прогрессивных социальных преобразований.

 

По данным переписи населения в 2001 году (а с того времени перепись населения не проводились, хотя прошло уже 17 лет!) , численность цыган в Украине составляет 48 тысяч человек – приблизительно 1% населения. Некоторые цыганские интеллигенты утверждают, что численность явно занижена, потому что многие цыгане скрывают свою национальность, не желая быть цыганами. По их мнению, реальная численность цыган колеблется в диапазоне от 200 до 400 тысяч. Даже если это и так, то цыгане, скрывающие свою национальность, не желая быть цыганами, – это очевидным образом ассимилированные либо стремящиеся к ассимиляции цыгане.

Согласно утверждениям экспертов, цыганская община является самым закрытым от посторонних глаз национальным меньшинством в Украине.  Но известно о высокой степени социального расслоения в ней.

Значительная часть украинских цыган живет в Закарпатье. Цыганская беднота населяет микрокрайон Ужгорода Радванку и окраину города Берегово:

«Коренные жители Ужгорода очень хорошо знают, что микрорайон Радванка надо обходить стороной, даже такси туда ездит неохотно.

Узенькая улочка, низкие, преимущественно деревянные или глине домики, необорудованные свалки, кучи полуголых веселых ребятишек играют между собак и кошек, наряду с этим стирают и непосредственно на ветвях деревьев или ограждениях вывешивают свой нехитрый одежда женщины цыганской национальности. Им живется нелегко: ни воды, ни канализации, ни тепла, ни качественных продуктов. Поэтому у них существенные проблемы со здоровьем…» 

Перебиваются жители Радванки случайными заработками, при этом нещадно эксплуатируются перекупщиками:

«…Зайдя в один из переулков табора, застаем местных жителей за работой — очищением орехов. Интересуюсь, по какой цене берут орехи у ромов предприниматели.

По словам ромов, за килограмм чищеных орехов перекупщики дают 37 грн. Пытаюсь вслух вспомнить, сколько стоят орехи в супермаркетах, что вызывает смех у присутствующих. На самом деле цена на этот продукт в столичных супермаркетов достигает 400 грн за кило. Поэтому смех собравшихся можно оценивать по-разному.

Среди других традиционных занятий ромов на Радванке — плетение корзин и метел, ремонты домов. Популярно среди ромов ездить на заработки. Среди основных украинских направлений — Львов и Киев.

— «Талоломом» много занимаются, — рассказывает Гази.

Под таким немного смешным словом скрывается одно из направлений работы ромов — сбор металлолома.

Рядом с «орешниками» другой местный житель складывает дрова на велосипед. Интересуюсь, покупают ли дрова, однако мне объясняют, что это не для продажи, а для отопления.

Ситуация с отоплением — тема отдельная. Посмотрев на некоторые хибарки, которые сложно назвать домами в общем понимании, кажется, что в условиях жесткой зимы люди просто замерзнут. Однако ромы не расстраиваются. Так жили десятилетиями. Привыкли.

Идем дальше. Интересуюсь досугом ромов, не заметив в поселении ни одного культурного заведения.

— Гитары берут, танцуют, поют. Как можем, в общем. Можем сесть, и по чекушке, как и все, по 50 грамм, — отвечает Гази.

Много сложностей и с документами. И здесь речь идет не только о паспортах и прописке, но и земельных вопросах. Очень много участков просто не зарегистрировано должным образом.

…В целом в таборе распространена передача ремесел по наследству. Есть много «ловаров» (конюхов).

— У него дед лошадьми занимался, отец занимался. Вот и он продолжает, — рассказывает Гази.

Есть в таборе и гадалка, которой 48 лет. Тоже наследственная. У нее еще бабушка гадалкой была. К ней, к сожалению, попасть не получилось, но по словам Роланда много людей не только из табора ходят к ней, советуются, порчу снимают, гадают.

Раньше много ромов работали на заводе на Радванке, но сейчас там не хотят работать. Зарплата маленькая.

…Нетрадиционным, если можно так сказать, есть еще один вид заработка — рождение детей. Очень много женщин официально нигде не работают, но получают социальные «детские деньги» как матери-одиночки. Многодетные семьи — все еще популярный тренд среди ромов».

В настоящее время одна пятая рождающихся детей в Закарпатской области – цыгане, скоро будет одна четвертая.

Свет и воду провели в Радванку совсем недавно:

«…Пока идем по табору, бросается в глаза контрастность увиденного. Рядом с откровенными обшарпанными хибарками активно строятся или уже построены, хоть и относительно, но все же современные дома со спутниковыми антеннами на крышах. Одно из самых заметных и проблемных зданий на Радванке — двухэтажка, которая на фоне одноэтажного поселения выглядит обособленно.

Совсем недавно на нескольких улицах на Радванке провели электричество и по вечерам горят уличные фонари. То, что для обычных граждан Украины является естественным атрибутом повседневной жизни, для ромов стало откровением.

— Это стало событием. Тут никогда не было света, — рассказал Realist’у руководитель общественной организации «Романи черхень», депутат Ужгородского горсовета Мирослав Горват.

Еще одной проблемой является доступность питьевой воды. Гази показывает в таборе несколько колонок, которые были не так давно поставлены за счет денег одного американского мецената по имени Даглас. До того как они появились, жители пользовались для своих потребностей речной водой».

Еще хуже, чем в Радванке, живут цыгане в таборе, стоящем рядом с закарпатским городом Берегово:

«В окрестностях Берегово по разным подсчетам проживает от 5 до 6000 цыган.

Считается, что «цыганский табор» прикочевал в Берегово из Венгрии в конце 1930-х годов. На это, в первую очередь, указывает язык – для местных общепринятым является венгерский, а не ромский. Поэтому с годами здесь умирают цыганские традиции, забывается фольклор и романсы.

Сейчас среди лагеря расположен храм Закарпатской реформаторской церкви, но цыгане ходят туда не к Богу, а за гуманитарной помощью из Европы. Местную 9-летнюю школу посещают около 250 детей, хотя на учете в социальщиков стоит около тысячи несовершеннолетних только с этого поселения.

Некоторые дома здесь шокирующие даже стен как таковых в большинстве помещений нет. Вместо дверей может висеть ковер, а окна часто заменяют целлофаном.

Главная проблема здесь – отсутствие документов. Поэтому цыган не берут на работу, не принимают в больницу. Отсюда – вспышки инфекций, в частности, туберкулеза». ».

С нищетой цыганских низов контрастирует роскошь цыганских верхов:

«Но есть и совершенно противоположная жизнь цыган. Здесь нет ничего общего с бытом, который вы видели в Радванке или Берегово.

Сотни огромных домов, почти дворцов, стоят прямо у дороги в закарпатском поселке Нижняя Апша. Все эти дома принадлежат цыганам. Румынским, которые богаты. Хотя сами они очень жалуются, что их называют цыганами, уверяя, что цыгане и румыны не имеют ничего общего.

О богатстве можно судить по местным автопарком. Но главное, что все здания заселены и даже те, которые не достроены.

Каждый из жителей хочет превзойти соседей. Все до единого! И у них это хорошо получается».

Как видим, проблемы цыган – это проблемы в первую очередь социально-экономические. Цыгане не потому занимаются воровством и попрошайничеством, что это заложено у них в генах, а потому, что к этому их толкает социальная маргинализация, вызванная условиями упадочного капитализма. Разумеется, традиции цыганской общины, издавна маргинализированной в европейском обществе, облегчают переход к подобного рода занятиям. Но решение цыганской проблемы невозможно без разрыва с упадочным капитализмом, без создания общества, которое сможет предоставить достойную работу для всех (и заставить работать тех, кто этого не захочет).

То, что основа цыганской проблемы – социально-экономическая, понимают и думающие представители цыганской общины. Недавно во Львове состоялась публичное обсуждение проблем цыганского сообщества. Выступившая на нем психолог из Запорожья Анжелика Кругляк отметила, что «процент цыганских детей, которые не ходят в школу, небольшой. А глобальная причина – недостаточно социально-экономических действий со стороны властей для поддержки семей с низким уровнем дохода»

С Анжеликой Кругляк согласна студентка КНУ им. Т. Шевченко Елена Вайдалович. Она считает, что «”мы граждане одного государства, это наша общая родина, и мы хотим быть ее полноценными гражданами. Но из-за определенных барьеров, которые есть на нашем пути, мы не можем в полной мере себя реализовать. Эти предубеждения касаются не только предубеждений, дискриминации, а также социальных, экономических факторов. В Декларации прав человека есть статья, где записано, что все люди равны и имеют право без всякого различия на равную защиту закона. В несколько упрощенном виде об этом говорится в Конституции – все граждане равны перед законом. И это мы называем формальным, юридическим равенством, то есть на бумаге. А что же на самом деле? А в реальности дела идут тернистым путем. Есть много факторов, которые не способствуют равенству – несостоятельность, несоциализированность людей по сравнению с экономически более состоятельными. Мы должны учитывать эти факторы, которые соответствуют реальному положению дел в обществе“.

В качестве способа решения цыганской проблемы Елена Вайдалович предложила «позитивную дискриминацию»:

«..помочь может применение принципа позитивных действий, был изобретен в США и был направлен на улучшение положения чернокожего населения – создание для них равных возможностей со всеми членами общества. Во многих странах есть такие программы, и они эффективно работают для содействия интеграции и борьбы с бедностью среди ромов. А в Украине вроде бы и есть стратегия об интеграции в украинское общество ромского национального меньшинства, но она не работает. Елена считает, что в школах, где есть цыганские дети, надо распространить практику ромских посредников, также создать центры, где бы малоимущих цыган обучали рабочим специальностям, нужных на рынке труда, и создать спецприюты для ромов, особенно из Закарпатья».

С «позитивной дискриминацией» в условиях Украины есть важная проблема. Неолиберальная политика украинских властей не цыган поднимает до уровня украинцев, а украинцев опускает до уровня цыган. Маргинализируются, опускаются на социальное дно, теряют достойную работу огромные массы трудящихся украинцев. Во всех крупных городах появляются свои Радванки, заселенные, однако же, не цыганами, а украинцами.  Проводить политику социального подъема бедноты неолиберальное государство не может и не хочет. Его задача совершенно в другом – дать богатым за счет бедных.

Причем даже если вдруг неолиберальное украинское государство под влиянием внешнеполитических соображений политкорректности начнет проводить политику «позитивной дискриминации» в пользу цыганской бедноты – маленького меньшинства всей украинской бедноты – большинством бедноты это будет воспринято крайне негативно – почему помогают цыганам, а не нам? – и приведет лишь к резкому обострению межэтнических конфликтов. Проблемы всех обездоленных должны решаться вместе.

В прекрасном советском фильме «Гори, гори, моя звезда» большевистский председатель уездного совета говорит пришедшим к нему цыганам и крестьянам:

«Товарищи крестьяне, измените отношение к товарищам цыганам. А вы, товарищи цыгане, измените отношение к крестьянским лошадям».

Меньшинство имеет право жить, но оно имеет и обязанность соблюдать нормы общежития, установленные большинством. Тем более, если речь идет о таких самоочевидных вещах, как недопустимость воровства и мошенничества.  Тут не помогут ни благочестивые фразы о пользе толерантности, ни уголовные запреты. Если группа людей опущена на социальное дно и может выживать, лишь  балансируя на грани закона, она будет балансировать на грани закона. Требуются социально-экономические преобразования, которые покончили бы с маргинализацией и опусканием на социальное дно не только большинства цыган, но и большинства украинцев.

А благодаря таким  социально-экономическим преобразованиям придет время и изменения (если надо – принудительного) нравов и обычаев. Право на труд связано и с обязанностью трудиться.  Критическая переработка и применение опыта социализации цыган в Советском Союзе послужат здесь немалую службу.

«ВУЦИК РН УССР 23 февраля 1927 года издал постановление о помощи кочующим, изъявившим желание перейти к оседлости. Для выполнения этого постановления была разработана специальная «Инструкция о проведении мероприятий экономического и организационно-административного порядка для помощи перехода кочующих цыганам для оседлой жизни и втягивания их в трудовые процессы», которая предусматривала их привлечение к трудовому процессу, работе в кустарных артелях в сельском хозяйстве, предлагалось давать переселенцам кредиты, наделять их землей из государственных фондов. Такая политика сначала давала результат и в 20-х годах XX века 81,3 % цыган Украины были уже оседлыми».

«5 октября 1956 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О привлечении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством», запрещающий кочевой образ жизни и приравнивающий его к тунеядству. По законам СССР за «кочевание и паразитический образ жизни» цыган лишали свободы до 5 лет».

Почему и как полная социализация цыган не произошла в СССР, просто не хватило ли времени или были и другие причины, должно быть темой отдельного исследования. Факт тот, что ни правые наезды на цыган, ни либеральные призывы к терпимости и политкорректности не способны решить проблему, а лишь консервируют ее и превращают в гниющую рану. Решение проблемы состоит в разрыве с неолиберализмом, опускающим украинцев до уровня цыган, и в проведении социально-экономических преобразований, которые интегрируют цыган в украинское общество и поднимут их до уровня украинцев.

Алексей Куприянов, для «Страйка».




Loading...



Залишити коментар