Клуж наш! Как Венгрия «возвращала» территории

0

224 копия

В венгерском парламенте представлена партия «Йобиик» («За лучшую Венгрию»), которая открыто говорит об отрицательном отношении в Трианонскому договору и о «федерализации» венгерских меньшинств в рамках соседних стран.

Трианонский договор для послевоенной Венгрии был тем же, чем и Версаль для Германии. Трианон ликвидировал Австро-Венгерскую империю и делил ее на несколько государств. Хотя в административных границах Австро-Венгрии собственно Венгрия (венгерская часть империи называлась Транслейтанией) занимала половину немалого государства, но по условиям договора ей оставили сущий клочок. Бывшие земли Транслейтании получили страны: Румыния, Чехословакия и Югославия.

В составе Австро-Венгрии венгры были привилегированным меньшинством, государствообразующим. Они обладали широким самоуправлением, практически внутренней независимостью. Это отличало венгров от всех прочих народов империи: чехов, румын, украинцев и т.д..

Ситуацию венгерские элиты сочли несправедливой, недовольство Трианоном распространилось в обществе настолько же, как и возмущение Версалем в Германии. Полный развал страны привел к политическому хаосу и социалистической революции. На некоторое время власть в свои руки взяли радикальные социал-демократы во главе с Бела Куном, которые начали в стране преобразования по образцу большевистской России. Но, в отличие от России, местный «адмирал Колчак»  – бывший главнокомандующий Австро-Венгерского императорского военно-морского флота вице-адмирал Миклош Хорти, затопил страну кровью. На смену кратковременному «красному» террору пришел долгий «белый».

Венгрия при Хорти жила ненавистью. В обществе культивировалась ненависть к Трианону, раздел страны трактовался как временное явление, за которым стоит Запад или большевики. Идея «вернуть все обратно» была ключевой в идеологии военной диктатуры адмирала Хорти.

Пока Венгрия была слаба, приходила в себя от поражения в Первой Мировой и событий венгерской революции, самые горячие головы, при неявной поддержки правительства, действовали самостоятельно. На стороне Хорти в революционные годы воевали добровольческие отряды, аналогичные немецким фрайкорам. В Венгрии их называли «гвардия оборванцев».

Один из таких отрядов под командованием Пала Пронаи назывался «Ассоциацией национальной самообороны». В 1921 году они захватили город Шопрон в Австрии, который, по их мнению, должен принадлежать Венгрии, объявили в нем независимую «республику»  и успешно провели «референдум» за присоединение к Венгрии. Для Венгрии тех лет провокация и аннексия стали основой внешней политики, которая проводилась при уничтожении политическим свобод и оппозиции внутри страны. Нет, режим Хорти не был фашистским в том значении, как мы видим гитлеровскую Германию или Италию Муссолини.

Он был диктаторским и реваншистским. Режимом  крупных богачей, потерявших собственность в смуте распада империи, и ностальгирующих по старым временам имперских генералов.

Хорти дружил с Гитлером, что позволяло адмиралу периодически «отжимать» у соседей все новые территории. Гитлер благоволил венгерскому союзнику. Два самых крупных инцидента называются Венскими арбитражами, они подписывались в Вене, которую уже в ходе аншлюса заграбастал себе Гитлер. По первому арбитражу Венгрии отдали южную Словакию и Закарпатье. Венгерские полки маршем входили в «возвращенные города». Венгры ликовали. Сам Хорти принимал парады на новых территориях и говорил проникновенные речи. На хронике видно как плачут дамы от слов адмирала. Невенгерское население ощутило на себе радость вернувшихся «хозяев»: десятки тысяч бежали с присоединенных территорий, словаки, чехи и украинцы получили диктатуру (в Чехословакии была демократия), национальный гнет и ухудшение экономических условий (Чехословакия была более экономически развита, чем Венгрия).

Самым впечатляющим «возвращением» стал Второй Венский арбитраж. Примечательно, что изъятие территорий происходило у другого официального союзника Германии – у Румынии. В истории венгерского народа особую роль играет Трансильвания, там проживает значительное венгерское меньшинство, с Трансильванией связана часть венгерской истории. Однако на момент Трианона эту территорию, в основном, населяли уже румыны. Тем не менее, Хорти, руководствовался  размытым принципом «исторической справедливости». 43 тысячи квадратных километров получила Венгрия, это половина ее территории до арбитража!

Это случилось в 1940 году. Румыния вынужденно уступила. Ссориться с немцами маршал Антонеску не хотел, ему пообещали помощь в возвращении советской Молдавии (СССР сам позаимствовал ее у Румынии за несколько месяцев до арбитража) и часть Украины.

По городам вновь пошли парады, снова выступал Хорти, гарцуя на белом жеребце (на таком же белом скакуне он принимал капитуляцию революционного Будапешта в 1919 году). Огромную территорию нужно было как-то держать под контролем. Тем более, что населяли ее в основном  румыны, которые поколениями жили в Трансильвании и большой радости от возвращения «настоящих хозяев» не испытывали.

И Венгрия начала наводить порядок.

С первых же дней после арбитража Трансильвания закровоточила. Венгерская армия устроила сразу несколько крупных румынских погромов: резня в Трезне, резня в Черише, Ипская резня. Те несколько лет,  которые Северная Трансильвания принадлежала хортистской Венгрии не прекращались убийства и депортации румынского населения. Сотни тысяч румын были депортированы с земель своих предков, уничтожалась интеллигенция, а крестьян убивали просто от скуки.

В 1944 году ситуация на фронтах сложилась очевидно не в пользу Германии и ее союзников. Восточный фронт надвигался на Венгрию. Хорти понимал, что за гитлеровские авантюры платить придется ему лично, а этого ужасно не хотелось. Адмирал попытался начать сепаратные переговоры с союзниками, но этом узнали немцы. Хорти свергли при участии немецкого спецназа, он оказался под домашним арестом. К власти пришел самый настоящий нацист – Ференц Салаши при котором Венгрия ненадолго окунулась в настоящий ад. Салаши установил окончательную диктатуру и принял активное участие в уничтожении еврейского населения.

Тем временем в Румынии произошел переворот. Часть правящей верхушки свергла прогитлеровского маршала Антонеску. Румынская армия вступила в войну на стороне союзников.

В ответ Венгрия оккупировала оставшуюся территорию Трансильвании, которая не отошла ей по условиям арбитража. Продолжалась это недолго. Советская армия без труда выбила венгров из Трансильвании и война пришла на территорию Венгрии. В осаде Будапешта с удовольствием принимали участие и румынские части. Они помнили и резню в Трезне и многое другое. Венгрию им любить было не за что. А на севере, в Словакии, военные части из местного населения подняли крупнейшее восстание против оккупантов.

«Вернувшихся хозяев» никто не смог полюбить. Венгрия стала империей зла для собственных соседей. Когда для нее настали тяжелые времена, то румыны и словаки совсем не собирались ей помогать, а наоборот, перешли на сторону врагов Венгрии.

А сегодня партия «Йоббик», которая говорит о том, что Трансильванию и Закарпатье имеет смысл вновь «вернуть», получает деньги от РФ. Все-таки некоторые люди совсем ничему не учатся. Например, трибуналу в городе Клуж, который осудил несколько десятков венгров за военные преступления на «освобожденных» ими территориях.

Андрей Кемаль, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар