Князь Паскевич – от Полтавы до Бородина

0

128 копия

Сын полтавского землевладельца Иван Паскевич стал одним из самых титулованных военачальников царского времени. Несомненно удачным периодом его военной карьеры была война 1812 года, в которой отличился сформированный в Украине Орловский пехотный полк…

Кровавое солнце над Колочей

Приняв первый бой под белорусской деревней Салтановкой и понеся первые тяжелые потери, Орловский полк, как и вся 26-я дивизия Паскевича, отходили к Смоленску. 22 июля 1812 года армия Багратиона подошла к Смоленску на соединение с главными силами. Но оборонять его, из-за затеянного этими силами маневрирования, пришлось одному корпусу Раевского. По словам Паскевича, именно он убедил командира корпуса оставить невыгодные позиции в поле и принять бой за стенами старинной крепости. Сражение за Смоленск началось 4 августа.

 Французы уже появились на гласисе крепостного рва, как Орловский полк встретил их дружным огнем. Затем 1-й батальон пошел в атаку, а вот 2-й – остановился. Но Иван Паскевич посылает туда своего адъютанта Бородина, и тот громким криком «Ура», став в нескольких шагах от наступающих французов, поднимает  2-й батальон орловцев в штыки. Противник отошел… Паскевич приказал подобрать ружья павших на поле боя французов и перевооружить ими своих солдат, взамен их устаревшего и изношенного оружия.

Правда это или нет, но Иван Федорович впоследствии не мог удержаться от похвальбы, что вечером командование прислало к нему других командиров дивизий – учиться у него боевому мастерству. После еще одного дня упорных боев армия Барклая де Толли оставила горящий Смоленск.

26 августа взошло солнце над деревней Бородино, которое Наполеон принял за солнце Аустерлица. Понять, что всесильный император Французской империи на этот раз ошибся, смогли тогда очень немногие. Военный гений Наполеона сразу же помог ему определить слабое место русских – их растянутый и во многом открытый левый фланг. Именно здесь, между деревней Семеновской и батарей Раевского, и стояла дивизия Паскевича. Против левого крыла царской армии и были сосредоточены главные силы французов – корпуса Даву, Нея, Жюно и значительная часть кавалерии маршала Мюрата. К 10 часам утра войска принца Евгения Богарне и кавалерийский корпус Груши, перейдя речку Колочу и выбив из кустарника егерей 26-й дивизии, оказался перед ее боевыми порядками. Накапливаясь в оврагах, дивизии Жерара, Морана и Брусье готовились к броску на центральное укрепление русской позиции – батарею Раевского. Паскевич поставил свой любимый Орловский полк справа от нее. Полтавцы расположились по левую сторону и в самом люнете. Бывшим солдатам Киевского гарнизонного полка предстояло пройти горнило одной из самых страшных битв в истории человечества…

Атака храбрых французов на батарею Раевского, казалось, была неудержима. 30-й линейный полк уже ворвался в люнет, но почти весь в нем погиб. Иван Паскевич лично возглавил контратаку, едва не отрезавшую другие части дивизии Морана, наступавшие на батарею, от своих. Правда, в своих мемуарах Паскевич не хочет вспоминать, что в решающий момент боя положение спасла атака Уфимского полка под началом генерала Ермолова. Тому  впоследствии были основания, но об этом – чуть позже…  А тогда под генералом Паскевичем убило лошадь, другая была ранена. Весь ров перед батареей Раевского был заполнен страшным месивом из человеческих тел, русские и французы лежали здесь вместе. Картечь с раздирающим душу визгом врывалась в колонны орловцев и полтавцев, укладывая людей целыми рядами. После этой кровавой схватки 26-я пехотная дивизия потеряла почти половину своего состава и была отведена в тыл. В Орловском полку в строю осталось только 75 человек…

К 4 часам дня батарея Раевского пала, но потери французов и здесь, и в других местах были крайне велики.  Рана, полученная Великой армией Наполеона под Бородино, оказалась смертельной…

Отец-командир для царя-батюшки

После Бородино Иван Паскевич и Орловский, Полтавский и другие полки его дивизии примут участие в боях под Малоярославцем, Вязьмой, Ельней, Красным и в заграничных походах. Затем он будет командовать гвардейской дивизией, в которой начнет свою военную службу великий князь Николай Павлович. Волею судьбы Николай станет императором, и даже восстание декабристов в Петербурге и в Украине не сможет этому помешать. Паскевич примет участие в заседании суда, который вынесет участникам первой попытки освободить народы Российской империи смертный приговор. Эта личная преданность Николаю I, и благорасположение нового царя к своему бывшему «отцу-командиру» обеспечили Паскевичу быструю карьеру. В 1826 году его отравляют на Кавказ, где началась война с персами. Формально Кавказским корпусом командует генерал Ермолов – тот самый, атака под командой которого так помогла Паскевичу у батареи Раевского. Но кто старое помянет… Ермолов находится в опале за реальную или мнимую связь с декабристами. Доклады Паскевича царю про неблагонадежного Ермолова окончательно ставят крест на этом герое 1812 года. И Паскевич сменяет Ермолова на посту командующего русской армией на Кавказе. Теперь Иван Паскевич воююет против Ирана, а затем и Турции. И надо сказать, делает он это достаточно успешно – за взятие у турок Эривани (Еревана) Иван Федорович получает титул графа Эриванского, а после победы над персами – богатую контрибуцию. Правда, за эту контрибуцию, крайне разорительную для Ирана, заплатит своей жизнью шурин Паскевича – русский посланник в Тегеране поэт Александр Грибоедов…

В 1830-1831 году Паскевич назначается командующим действующей русской армией в Польше – вместо генерала Дибича, умершего от холеры. Поляки подняли восстание против русской власти в Царстве Польском, но их наспех организованная армия не выдерживает натиска русских войск. Полки графа Эриванского штурмом берут Варшаву, и обрадованный Николай I делает Паскевича  князем Варшавским и своим наместником в беспокойной Польше. Паскевич правит бунташным краем железной рукой, не колеблясь вынося смертные приговоры членам тайных революционных обществ…

За Карпатами

А в 1848 году вспыхивает новая революция – в Венгрии. Своим острием она направлена против другой империи – Австрийской. Но российский царь Николай в любом восстании видит угрозу «священным» принципам монархического правления. И отправляет в Венгрию свою армию. Ее командующим назначается светлейший князь Варшавский.

Огромная царская армия движется в Венгрию через Карпаты. Австрийские жандармы услужливо указывают дорогу на горных перевалах еще недавнему вероятному противнику. Повстанческие силы венгров невелики, и в сущности,  гораздо хуже вооружены и обучены. Тем не менее, именно здесь, в войне с революционной армией, у Паскевича впервые возникают сложности. В долине Тисы князь Варшавский действует с несвойственной ему ранее осторожностью. Венгерский главнокомандующий Гергей решительно маневрирует, а Паскевич никак не может настигнуть его. Под Дебреценом фельдмаршал встречается только с одним отрядом Над-Шандора, но думает, что перед ним вся венгерская армия. 21 июля 1849 года 60-тысячная русская армия, еще за много верст до неприятеля, разворачивается в боевой порядок и начинает движение. Противника все нет, войска сворачиваются в походные колонны, затем снова  – принимают боевой строй. И так российские дивизии идут все 25 верст. Целая кавалерийская дивизия заблудилась и потерялась в кукурузе. Таким образом, к полю боя Паскевич подошел только после обеда. Венгры были опрокинуты сразу, но никто не удосужился перекрыть им пути отступления к Тимишоаре. В конечном итоге, все же значительно более слабые военные силы мадьяр были принуждены капитулировать в этой кампании. Но…

«Князь Паскевич похоронил в этом походе свою воинскую славу, со 100-тысячной армией он трижды упускает случай уничтожить 20-25-тысячную армию противника (Вайцен, Мишкольц, Дебречин), бесцельно маневрируя в долине Тисы, выпускает из рук армию Гергея, не пользуется своей многочисленной конницей для разведки. В течение всего похода князь Паскевич преувеличивает силы противника вдвое и поэтому все время действует с осторожностью, неоправданной действительной обстановкой» – писал впоследствии об этой кампании полковник Генерального штаба Андрианов.

Орловский полк тоже участвует в венгерском походе. К этому времени он был переименован в Орловский егерский полк имени князя Паскевича. Но боевые столкновения с венграми не уносят столько человеческих жизней, сколько забрала поразившую русскую армию эпидемия холеры.

В 1849 году царские войска спасли Австрийскую империю  от революции и развала. Словно в насмешку, через четыре года австрийские Габсбурги изо всех сил будут способствовать их поражению  в Крымской войне. Но уже в венгерской кампании проявились все скрытые недостатки  армии крепостнической Российской империи – устарелая тактика, склонность к действиям в громоздких сомкнутых порядках, рутинность и шаблонность, подавление всякой инициативы подчиненных генералов и офицеров, не говоря уже о «нижних чинах». «Обезличивающая школа Паскевича» – так назовут впоследствии эту систему подготовки и руководства войсками военные теоретики. В скором времени все это не преминуло обернуться тяжелыми  поражениями на полях сражений в Крыму и на Дунае…

Юрий Глушаков, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар