Кого нужно судить за дезертирство?

3

04_kopia

«Если ты такой умный, то почему такой бедный?», – этот пошлый вопрос мне задавали единственный раз в жизни.

Задала его девушка Лена, герлфренд моего хорошего знакомого, когда я сказал что-то неодобрительное, может про президента, может про телевизионную рекламу, а может и про милицию. Не помню точно про что, много лет прошло с тех пор. А сам вопрос и сопутствующие обстоятельства помню.

Так часто бывает, столько всего хорошего, полезного и интересного остается за пределами памяти, а какая-нибудь ерунда вспоминается до гробовой доски. Но вопрос про «умный и бедный» стоит того, чтобы его помнить. Он хорошо отражает мнение многих: чтобы иметь суждения, нужно обладать неким статусом.  Где-то для «права на мнение» нужна кость в носу, а где-то долларовый счет с множеством нулей, но принцип один.

Могу я рассказать, кто должен идти на войну, а кто должен остаться в тылу? Я не судья, не военком, я даже в армии не служил. Точно так же, как тысячи солдат-срочников не являются судьями и военкомами, то есть, согласно девушке Лене, права на мнение у них нет. У них есть только право попасть в окружение, остаться без ног, просидеть два месяца в плену, потом вскакивать по ночам: «Грады!».  Это единственное право, которое у них есть, остальное – обязанности. И попробуй восемнадцатилетний, не целованный, откажись. В Днепропетровске на днях посадили двоих, дали по семь лет. Говорят, что дезертиры. Не захотели без ног по ночам вскакивать, пусть теперь посидят.

Резонно спросят, а если все сбегут? А если никто не пойдет? Как в Крыму хочешь? Придет «русский мир», научит родину любить. Таких учителей мне и правда не хочется. Но и без ног вскакивать – никакого желания нет. Так выход он на поверхности, я бы даже сказал на каждой улице. Ходит, поглядывает профессиональным взглядом.

В милиции служат обученные профессионалы. По крайней мере, в теории должны служить именно такие люди. Во всяком случае, работники органов подготовлены к войне лучше вчерашнего школьника, который оружие держал только в компьютерных шутерах. Они подготовлены, их много. И еще они ловят дезертиров, странно, правда? Опытные взрослые мужики, которые умеют обращаться с оружием, занимаются поимкой молодых подростков, чтобы те шли воевать, охраняя покой милиции. Тут есть какая-то логическая нестыковка.

Мне, естественно, напомнят о милиции Донецка, которая массово перешла на сторону боевиков. Мол, ненадежный контингент, склонный к смуте. Но позвольте, если уж исходить из того, что каждый сотрудник милиции в Киеве, Черновцах и Полтаве, только спит и видит, как перейти на сторону противника, то проще сразу завернуться в черно-сине-красный флаг и ползти на кладбище. Вчерашних школьников на фронт отправлять значит не страшно, а милицию страшно. Как они там, болезные, не обижают ли их матерые срочники, посылки из дома не отбирают ли?

А за порядком кто следить будет?

Так пусть призывники и следят!

Может в оперативной деятельности призывник и не эксперт, но уж улицы патрулировать сможет не хуже, чем под артобстрелом сидеть. Чем плохо всеобщее вооружение народа, когда представители общества следят за порядком и предотвращают уличную преступность? И часто такие ребята знают проблемы и угрозы в родном районе лучше, чем профессиональные правозащитники. Доверия к таким сотрудникам правопорядка точно будет больше. А уж как снизится количество преступлений по статье «дезертирство»… Во всяком случае, по ней начнут судить не испуганных мальчишек, а тех, кто добровольно выбрал такую работу и был худо-бедно ей обучен.

А судей, которые дают семилетние сроки, честно говоря, было бы неплохо увидеть в самых отчаянных боях. Наверняка это люди, на все готовы для страны, раз они без проблем могут назначать семилетние сроки, легко распоряжаясь чужой жизнью. Такие не подведут, очень их не хватало в Иловайском котле. Уж задали бы жару злодеям! Они еще не на позициях, кстати? Нет? А почему?

Что же до девушки Лены с ее глупым вопросом, то я ей, помнится, ничего не ответил. У меня есть право не отвечать. И право не делать работу профессионалов тоже должно быть у каждого. А у тех должна быть обязанность выполнять присягу в самых опасных ситуациях, а не бегать за подростками в глубоком тылу.

Андрей Кемаль, для “Страйка”




Loading...



3 Comments

  1. Вася on

    Повністю підтримую автора! Все правильно сказано!

  2. Вова on

    Особенно мне про судей понравилось. Молодец автор, респект тебе.

  3. Иван on

    Ну, если судить такими критериями, то еще у нас есть МЧСники, тюремщики, космические войска и пр. Да и из военных в зоне АТО даже половины не побывало. По поводу профессионализма: следаки, в лучшем случае, стреляли из ПМ. Ну а ППСников, во-первых, не хватает, во-вторых, те, кого призвали в нацгвардию для того, чтобы патрулировать улицы, сами недавно бунтовали. Но проблема, поднятая автором, есть. Например, те, милиционеры, которые имеют необходимую воинскую специальность (например, артиллерист), неоднократно обращались с рапортом, чтобы их временно зачислили в ВСУ, ну, а потом – обратно. Только такой вариант разрешают лишь через увольнение.

Залишити коментар