Конец антиутопии. Завтра премьера «Сойки-пересмешницы»

0

antiutopia

Есть такой штамп (сразу хочется назвать его «литературным», но какой же он литературный), встречается он, как правило, в сочинениях школьников-троечников: «Автор хотел сказать своим произведением, что…».  Вот, например, Сьюзен Коллинз своим произведением хотела сказать многое: про диктатуру, дружбу, любовь и ответственность. Хотела одно, сказала другое, потому книга стала бестселлером, а экранизация обошлась во многие миллионы.

Сейчас по мировым кинотеатрам началось триумфальное шествие экранизации первой половины третьей книги цикла «Голодные игры». «Сойка пересмешница», судя по книге, будет самой кровавой частью. Счет трупов пойдет уже не на десятки, а на сотни или тысячи, как бюджет позволит. Думаю, что позволит тысячи, Коллинз сказала именно то, что хотят услышать продюсеры: дорогой проект, с приключениями, драками и любовью, целевой аудиторией которого являются подростки. На подростках всегда можно заработать, сага «Сумерки» не даст соврать. Все остальное, про дружбу, борьбу с тиранией и любовь – всего лишь элемент для коммерчески успешной трилогии. Которую уже провозглашают лучшей антиутопией XXI века.

Антиутопия – это не жанр, а набор методов. Киноиндустрия это поняла быстрее, чем писатели. Все кассовые антиутопии последних лет сняты приблизительно по одному канону: в будущем все будет плохо, особенно с гражданскими свободами, но люди поднимут восстание и одолеют. Что будет потом, в голливудских антиутопиях редко рассказывают. Быть может счастливые граждане Лондона из фильма «V значит Вендетта» после свержения ненавистного канцлера совершили массовый исход в сельскую местность и теперь живут полпотовскими коммунами, с обязательными сеансами самокритики по утрам и торжественным пением революционных гимнов. А герои «Времени» с Джастином Тимберлейком, разрушив одну экономическую систему, так и не смогли создать альтернативную и теперь руины, голод, заводы стоят, зато времени сколько угодно.

Единственная альтернатива, которую предлагают эти подростковые антиутопии – это уничтожение несправедливости, что само по себе неплохо, но что будет дальше зрителям размышлять не стоит. Решит кто-нибудь и как-нибудь. Как это бывает на практике, и кто начинает принимать решения, мы хорошо знаем, спасибо недавней украинской истории. Она, кстати, подсказывает нам ещё один немаловажный вывод: после уничтожения несправедливости иногда все только начинается.

Интересно, что в антиутопиях, которые стали подлинной классикой, никаких положительных изменений в структуре общества не происходит, по крайней мере, при жизни главных героев. Ангсоц пережевывает и выплевывает героев «1984», ничуть не меняясь, а «Дивный новый мир» своего героя вообще убивает. В одной из первых антиутопий  – романе Джека Лондона «Железная пята», освободительное восстание все-таки происходит, но через долгое время после описываемых событий. А в последней, из, на мой взгляд, заслуживающих внимания антиутопий  – «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд, общество Галаада тоже оказывается поверженным. Но мы так и не узнаем, дожила ли до его краха рассказчица. Рекомендую эту книгу россиянам, описанный в ней «протестантский талибан» чем-то напоминает мечты российской клерикальной общественности.

Качественные антиутопии обходятся без хорошего конца. Некачественные экранизируют. И в тех и в других нет никакого будущего, при всей разности подходов. Мы не знаем, какие положительные изменения принесет свержение диктатуры, даже если оно является кульминацией всего произведения, как в «Голодных играх».

Антиутопия закончилась, по крайней мере, в кино. Все фильмы жанра похожи друг на друга, иногда до степени смешения, а то, что не будет похоже – не экранизируют. Они еще и врут, ничего не кончается с убийством дракона. Иногда у дракона на месте одной вырастет сразу пять голов (и те из них, кто не ест человечину, рассказывают всем желающим про «западную демократию» или «русскую цивилизацию»).

Зато такие фильмы дают надежду. Задачей Китнисс Эвердин было давать надежду людям, быть лицом Сопротивления, хотя она начинала как пушечное мясо для очередных Игр. Антиутопии, мрачнейший жанр, в котором не предусмотрены хэппи-энды, теперь стал гимном победы над несправедливостью.

Только хорошо бы знать, что делать дальше. Тогда несправедливость придется побеждать всего один раз. Это стоит запомнить, всем борцам с тиранией, настоящим и будущим.

Андрей Кемаль, для «Страйка»





Loading...



Залишити коментар