Кризис в Венесуэле: против чавизма и против оппозиции

0

Кризис в Венесуэле вызвал большую полемику среди как сторонников социализма, в большинстве своем некритически идеализировавших Чавеса и Мадуро, так и среди противников социализма, видящих в кризисе в Венесуэле очередное доказательство провала социализма. В свяи с этим интересно ознакомиться с позицией левых, выступающих как против чавизма, так и – в еще большей степени – против неолиберальной оппозиции. 

Венесуэла: в условиях кризиса капитализма, толкающего мелкую буржуазию на улицы, пролетариату нужна классовая организация и революционная партия.

На протяжении последних трех недель, реакционная мелкобуржуазная оппозиция в Венесуэле организует многочисленные марши. Почти все они заканчиваются столкновениями с полицией. Список смертей не перестает увеличиваться: на момент написания этой статьи, итог составлял 29 погибших, более 600 раненых и более 1200 задержанных.

Манифестации начались после т.н. «парламентского переворота» против Национальной Ассамблеии или «автопереворота», который был отменен 2 дня спустя. Также повлияли  на них принятое в апреле 2017 года судом решение, что лидер оппозиции Энрике Каприлес не имеет права занимать государственные должности в ближайшие 15 лет – и вообще вся атмосфера агрессий и провокаций против лидеров оппозиции со стороны групп чавистов (т.н. «коллективов») и органов госбезопасности. Все это, бесспорно, подлило масла в огонь.

Но подлинные причины происходящего лежат глубже. Чтобы понять их, нужно вспомнить, что в 2002 году разъяренные средние классы представляли собой пушечное мясо для сил, пытавшихся свергнуть Чавеса; затем на много лет политические страсти в стране несколько улеглись – благодаря высоким ценам на нефть, но в конце концов, уже после того, как Мадуро стал президентом, борьба закипела снова – а причиной тому было общее ухудшение условий жизнь – мировой экономический кризис 2007-2008 годов с большим запозданием, но аукнулся в Венесуэле.

Цена сыра выросла на 21, 563%!

Невозможно отрицать, что экономическая ситуация в Венесуэле с каждым днем становится все хуже; в 2016 году, третьем году рецессии, производство сократилось на 18% (1). В 2017 году безработица составила 25%. Также большой проблемой является дефицит – первый фактор, ведущий к инфляции; товары исчезают из государственной торговли, но всплывают на черном рынке, где их цена достигает астрономических сумм: белый сыр «рапайя» на черном рынке стоит 21, 563% от официальной цены. Распределяемые по талонам продукты стоят 148 638 боливара, тогда как стоимость продовольственной корзины для семьи из 5 человек достигает 772 000 боливаров (2). Инфляция в прошлом году составила 440% (3) Оппозиция предлагает просить гуманитарную помощь, а международные организации не верят в точность цифр, предоставляемых правительством Мадуро.

Одновременно с большими демонстрациями либеральной оппозиции, часть народных масс начинает протестовать против системы CLAP (4), которую рассматривает как раздатчика крох благотворительности, не способного обеспечить удовлетворение потребностей большинства ее получателей, как видно из цифр, которые мы привели.

Причины кризиса.

Экономический кризис в Венесуэле является прямым следствием мирового экономического кризиса; всемирная экономическая рецессия снизила спрос на нефть, что стало причиной снижения цены последней; стоимость барреля нефти, достигавшая на пике в 2015 г. 140 долларов, сейчас стабилизировалась на уровне 50 долларов. Но нефть является основным богатством Венесуэлы (ее разведанные запасы нефти считаются самыми большими на планете); доля нефти в экспорте Венесуэлы достигает 95% и доходы от ее экспорта дают одну треть доходов бюджета стран. Усилия ОПЕК – организации экспортеров нефти – одним из основателей которой была Венесуэла – позволили несколько повысить стоимость нефти, падавшую до 30 долларов за баррель, но этого повышения оказалось недостаточно для стабилизации финансов Венесуэлы. Согласно мнению экспертов Deutsche Bank, для стабилизации экономики Венесуэлы нужно, чтобы цена на нефть поднялась до 200 долларов за баррель (5).

За период правления Чавеса так и не произошла реальная и серьезная диверсификация экономики, промышленность и сельское хозяйство не были развиты в достаточной степени, чтобы избавить страну от нефтяного проклятия. В результате транснациональная венесуэльская нефтяная корпорация PDVSA, контролируемая претендующими на антиимпериализм чавистами, продолжает выплачивать проценты по внешним долгам, чтобы сохранить приток в нефтяную промышленность Венесуэлы иностранного капитала (6)– и это в условиях острейшего продовольственного кризиса. Народ должен голодать, чтобы прокормить капиталистического монстра.

Какова программа Круглого стола демократического единства?

Кроме уже указанных мотивов и целей этого движения, угрожающего проводить уличные демонстрации вплоть до «свержения тирании» (!), программа Круглого стола демократического единства не очень определена. Если спросить принадлежащих к оппозиции председателя парламента Аллупа и экономиста Герру, они скажут, что нужно проводить экономическую политику, полностью отличную от экономической политики нынешнего правительства. Причем предлагаемая ими экономическая политика ничего не даст широким трудящимся массам – и ничего не даст пресловутому «среднему классу», который поддерживает эту экономическую политику, но будет уничтожен ее результатами. В двух словах, по мнению оппозиции, нужно еще туже затянуть пояса и прежде всего отменить все социальные программы, которые поддерживались в чавистскую эпоху благодаря высоким ценам на нефть. Один из экономистов оппозиции сказал, что «нужно предоставить больше свободы предпринимателю и работодателю, чтобы они могли увеличивать рабочее время работника». Это будет неолиберальная экономическая политика, которую предпринимает капитализм в условиях кризиса, без попыток отклониться от его законов, которые делались в эпоху чавизма.

Средние классы на прокрустовом ложе.

Являясь классом или полуклассом и владея определенными средствами производства и средствами к жизни, венесуэльская мелкая буржуазия сегодня, тем не менее, разрывается между двумя фундаментальными классами капиталистического общества – пролетариатом и буржуазией. Из-за экономического кризиса она боится, что скатится по капиталистической социальной лестнице даже ниже пролетариата и превратится в люмпенов. Из страха перед перспективой обратиться в пролетариев она готова поддержать любую фашистскую авантюру. Страдая от последствий кризиса венесуэльского капитализма, она в любой момент готова обратиться против пролетариата, который тоже страдает от них. Маркс в своем «Манифесте» сказал, что средние классы реакционны, и только отрекшись от своих классовых интересов, они могут стать революционной силой. Во время Французской революции они вместе с пролетариатом выступили против монархии, но сразу же после победы над ней предали пролетариат и утопили в крови пролетарское движение; во время Русской революции эти классы выступали против царя, нашли свое выражение в правительстве Керенского и стали реакционной силой после Октября.

Во время буржуазной (или частично буржуазной, образца той, что была в 1917 году в России) революции средние классы могут играть объективно революционную роль, несмотря на присущую им непоследовательность. Но при устоявшемся капиталистическом режиме их консервативные тенденции гораздо сильнее. Троцкий правильно писал, что «мелкая буржуазия экономически зависима и политически атомизирована. Поэтому она не может проводить самостоятельную политику. Ей нужен «вождь», которому она доверяла бы. Этот вождь, будь он индивидуальным или коллективным (другими словами, личностью или партией) может быть дан ею только одним из двух главных классов буржуазного общества, иными словами, или крупной буржуазией, или пролетариатом» (7). В этой связи характерно, что все лидеры Круглого стола происходят из самых богатых и уважаемых семей венесуэльской буржуазии.

Если бы у пролетариата была сила решительно бороться против капитализма, если бы он сумел организоваться на независимых классовых позициях, он мог бы повести за собой определенную часть мелкой буржуазии против капиталистического строя. Но если у него нет такой силы, если, наоборот, он растворяется в межкласовых демонстрациях, средние слои неизбежно поворачиваются к буржуазии, которая, в свою очередь, столь же неизбежно использует их против пролетариата.

Масштаб нынешних демонстраций не должен вводить пролетариев в заблуждение: для пролетариев будет катастрофой, если они пойдут за средними классами Венесуэлы. Пролетарии должны организоваться независимо как от неолиберальной оппозиции, так и от чавистов. Их организация должна быть классовой организацией, защищающей классовые интересы. Это – единственная возможность повести за собой часть средних слоев и нейтрализовать другую часть. Если этого не произойдет, то победит старая или новая венесуэльская буржуазия, которая заставит эксплуатируемых расплачиваться за проблемы, созданные ее господством. Для пролетариев и нынешняя власть чавистов, и будущая власть неолибералов означает только одно: голод, нищету, эксплуатацию и репрессии. Поэтому:

Никакого союза с мелкой буржуазией во имя «родины» или «демократии», слов, которые используются буржуазией, чтобы замаскировать ее интересы. Этот союз будет означать только неизбежную бойню пролетариев. Только воссоздание классовой пролетарской партии, интернациональной и интернационалистской, которая сможет начать борьбу против национального и интернационального капитализма!

1). Экономическая комиссия по делам Латинской Америки и Карибского моря (Cepal) оценивает падение производства в Венесуэле в 7,2%, тогда как по данным МВФ оно составляет 7,4%.

2). Продовольственные талоны представляют собой дополнение к зарплате. Одна из их функций – уменьшить размер зарплаты, который учитывается при начислении пенсий, пособий по безработице и т.п. Огромная доля охваченных продовольственными талонами – это либо безработные, либо мелкие торговцы (киоскеры, лавочники, уличные торговцы и т.п.).

3). Локальные комитеты распределения и производства (CLAP) – это система, организованная в бедняцких районах Венесуэлы для распределения предметов первой необходимости. Помощь распределяется раз в 15, 20 или 30 дней. Эта система имеет не столько прочные и устойчивые экономические последствия, сколько единоразовый эффект. Тем не менее ее значение велико, она охватывает не меньше 3 миллионов человек, а по утверждениям правительства, даже в 2 раза больше.

4). Согласно данным профсоюза учителей, цена минимального набора продуктов выросла в марте 2017 года на 15,8% сравнительно с февралем 2017 года.

5) http://www.businessinsider.fr/uk/deutsche-bank-report-on-commodities-says-venezuela-needs-200-oil-to-balance-its-budget-2016-2/

6). Недавно был опубликован документ Федеральной Избирательной Комиссии США, где говорится, что Citgo перечислило в избирательный фонд Трампа 500 тысяч долларов. Citgo – это филиал PDVSA, оно вкючает 6 тысяч заправок, 3 нефтеперерабатывающих завода, 48 терминалов и т.д. и т.п. (см. Википедию). Если бы нужны были добавочные доказательства, что истеричный и демагогичный антиимпериализм чавистов насквозь фальшив, это было бы одним из самых ярких… Следим за информацией…

7). Лд.Д. Троцкий. «Куда идет Франция?», октябрь 1935 года.

Интернациональная Коммунистическая партия («Пролетарий»)





Loading...



Залишити коментар