Мыкола Михновский – националист и социалист

0

314 копия

Современные украинские партии  как черт ладана боятся слова «социализм».  По-другому обстояло дело 100 лет назад, когда социалистами считали себя даже самые радикальные украинские националисты. Такие, как Мыкола Михновский, автор изданной в 1900 году брошюры «Самостiйна Украина».

В 19 веке социальная структура украинского общества характеризовалась отсутствием украинских правящих классов. Украинское  дворянство давным-давно обрусело или  ополячилось, буржуазия была русской или еврейской в подроссийской Украине, и польской, немецкой или еврейской в подавстрийской Украине. Были отдельные помещики или буржуа, считавшие себя украинцами, но классов украинского дворянства или украинской буржуазии не было.

Украинский язык и украинская культура сохранялись у украинских трудовых масс, прежде всего у крестьянства. Поэтому интеллигенты, считавшие себя сторонниками возрождения Украины, должны были апеллировать прежде всего к трудовым низам. Но этим народным низам, для улучшения их бедственного положения, было совершенно недостаточно восстановления независимой Украины. Требовались прогрессивные социальные преобразования. Борьба за национальное освобождение сливалась с борьбой за освобождение социальное.

Первым идею независимой Украины обосновал галичанин – марксист Юлиан Бачинский в изданной в 1895 году книге «Украина irredenta» (Невоссоединенная Украина). Обоснование необходимости независимой Украины Бачинский давал с позиций исторического материализма. Нормальное развитие капитализма требует существования независимого государства, защищающего национальную промышленность. Без защиты национального государства украинские области и в Австрийской, и в Российской Империи обречены на застой и деградацию. Промышленность в них развивается слабо, разоряемое развитием капитализма в деревне крестьянство эмигрирует за границу. Только в независимой Украине, проводящей протекционистскую экономическую политику, станет возможным развитие сильного пролетариата и его успешная борьба за социализм.

Написанная на странно звучащем сегодня галичанском диалекте той эпохи, книга Бачинского была замечательна во многих отношениях. В ней он одним из первых пытался сформулировать то, что спустя много десятилетий назовут теорией зависимого капитализма.  Но старшие современники и учителя Бачинского восприняли ее критически. Иван Франко вообще счел, что идеи молодого марксиста-самостийника «противоречат здравому смыслу».

Но на молодое поколение книга Бачинского оказала большое влияние – как своей главной идеей, так и ее обоснованием.

Впрочем, главной идее – созданию независимой Украины – можно было дать и другое обоснование. Как это сделал Мыкола Михновский.

Мыкола Михновский родился в 1873 году в селе Туровка Полтавской губернии (сейчас – Прилуцкий район Черниговской области). Он был поздним младшим  ребенком в семье священника. Село принадлежало помещикам Маркевичам. Хорошо знавший отца Михновского Мыкола Маркевич был известным и уважаемым автором «Истории Малороссии», а когда-то в молодости даже переписывался с декабристом Рылеевым.

18-летний Михновский, после окончания Прилуцкой гимназии, поступил на юридический факультет Киевского университета. Вскоре он вступил в Братство тарасовцев – украинскую подпольную организацию. Некоторые биографы Михновского утверждали, что он был основателем и лидером Братства тарасовцев. По мнению более серьезных биографов, это не так. В созданном в 1891 году Братстве были более взрослые и с большим опытом люди, чем юный Михновский.

Михновский, однако же, достаточно быстро становится активным членом Братства тарасовцев, совмещая подпольную работу с успешной учебой в университете. Закончив юрфак, он становится помощником адвоката и несколько лет живет в Киеве. В 1899году, после любовной истории с женой патрона, он вынужден переехать в Харьков, где и обосновывается до революции 1917 года.

В 1890-е годы Михновский много раз ездил в Галичину, завязал там контакты с ведущими украинскими деятелями – Франко и Павликом, транспортировал оттуда украинскую литературу. У него была идея издать энциклопедию современной Украины, он вел об этом переговоры с Франко, но ничего из этого не получилось.

В 1900 году созданная подпольными кружками Революционная украинская партия издает брошюру Михновского «Самостiйна Украина». Начинается брошюра так:

«Конец 20 века характеризуется явлениями, которые указывают на новый поворот в истории человечества. Эти явления свидетельствуют о том, что пятый акт великой исторической трагедии, именуемой борьбой наций, уже начался, и окончание приближается. Эти явления – это вооруженные восстания угнетенных наций против наций-угнетателей».

Неизбежным становится и восстание угнетенной украинской нации против Российской Империи, за обретение самостоятельности.

Марксист Бачинский обосновывал независимость Украины экономическими причинами. Михновский никогда марксистом не был, хотя в этот период своей жизни являлся социалистом. Он – юрист, и аргументация в пользу независимости Украины у него юридическая. По его мнению, удержание Россией своего господства над Украиной не имеет правовых оснований. Хмельницкий заключил договор с Москвой на определенных условиях, по которым Украина сохраняла самостоятельные внутренние порядки. Москва эти условия нарушила. Если одна сторона нарушает договор, другая не обязана соблюдать его. Поэтому господство России над Украиной удерживается только силой – и Украина имеет моральное и юридическое право силой его свергнуть.

У историков нет единого мнения, входил ли Михновский формально в РУП. И руповцы, и Михновский были социалистами и националистами, но большинство руповцев выступало не за независимость, а за автономию Украины в составе будущей Российской демократической республики. Кроме того, присущая Михновскому неприязнь к чужеземцам могла отпугивать многих. Михновский, например, отказался подать руку известному русскому писателю украинского происхождения Владимиру Короленко, назвав его ренегатом своего народа. Короленко был противником царизма, сторонником равноправия народов, много лет провел в тюрьмах и ссылке – и выглядел в этом эпизоде Михновский не очень адекватно.

Увидев, что РУП не хочет бороться за независимую Украину, Михновский и его сторонники (а их было мало!) создали свою отдельную организацию – Украинскую народную партию. Целью партии провозглашался «великий национальный идеал: ЕДИНАЯ НЕДЕЛИМАЯ НЕЗАВИСИМАЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ УКРАИНА ПРОСВЕЩЕННЫХ РАБОЧИХ МАСС»

УНП больше всего «прославилась» взрывом памятника Пушкину в Полтаве в 1904 году. Изначально предполагалось взорвать памятники царям в Киеве, Харькове и Полтаве. Но парень, отвечавший за Киев и Харьков, совершенно не вовремя покончил с собой из-за несчастной любви. Оставалась Полтава. Однако, как на грех, оказалось, что в Полтаве памятников царям нет. Тогда был выбран памятник Пушкину. На фоне происходивших в то время терактов российских эсеров против высших сановников Империи вся эта история выглядела трагикомично.

Пик деятельности УНП приходится на революцию 1905 года – хотя даже в это время она оставалась небольшой и невлиятельной организацией.

УНП, самая националистическая из украинских организаций того периода, была социалистической партией. В будущем многие биографы и мемуаристы станут утверждать, что Михновский никогда не разделял социалистические идеи, и пропагандировал их исключительно из демагогических соображений – чтобы заманить к себе социалистически настроенных рабочих, крестьян и интеллигентов. При такой постановке вопроса Михновский, искренний фанатик, выглядит отвратительным лицемером.

У Михновского было последовательное мировоззрение. И в период УНП социализм был очень важной его частью. По его мнению, вся история человечества – это борьба за жизнь разных наций и разных классов, борьба, которая в 20 веке должна привести сперва к уничтожению национального гнета, а затем и гнета социального. Позднее он так объяснял причины Первой мировой войны:

««Причины этой войны находятся в том биологическом законе, который господствует и над солнечными планетами во Вселенной, и над инфузориями в капле воды.

Биологический закон борьбы за существование толкал народы друг против друга в гигантской борьбе за землю, за право на материальные блага, за право на жизнь. Это борьба народов за свое существование…

Великое переселение народов – это историко-биологическая трагедия человечества. Последний акт этой трагедии начался этой войной, и 20 век увидит решение национальных вопросов.

Великое переселение народов постепенно создало деление народов на нации-господа и нации рабы. Подобно тому, как в социальной структуре каждой отдельной нации есть классы-господа и классы-рабы, так и в структуре всего человечества одни нации, как коллективы, являются господами, а другие – рабами независимо от своей собственной социальной структуры. Как есть социальные классы-паразиты, так есть и нации – паразиты. Все разноплеменные государства основаны на господстве одной нации и подчинении других наций. Борьба между нациями по своему смыслу соответствует борьбе между классами, и борьба за национальность является только одной из форм борьбы за жизнь. Проблема национальная стоит рядом с социальными проблемами, и вокруг этих проблем вращается вся жизнь человечества. Чтобы каждая угнетенная нация могла решить свои социальные проблемы, ей прежде всего надо решить свою национальную проблему. Заменять национальные проблемы социальными или наоборот – это только затемнять вопрос».

Михновский прекрасно видел факт, который видели и другие украинские деятели того периода: украинцами в начале 20 века были только трудящиеся классы. Поэтому борьба за национальное освобождение должна быть и борьбой за социальное освобождение:

В обращении УНП «К украинскому народу»  в 1905 году говорилось:

«Иностранцы и богачи господствуют над нами и владеют нашим добром, поэтому долой иностранцев и долой богачей, кто бы они ни были!

Мы выходим на борьбу не за интересы какого-либо класса или общественного слоя, т.к. не верим, что одна часть общества имеет больше прав, чем  другая часть. Мы выходим на борьбу за интересы всего украинского народа, т.е. за интересы украинских трудящихся масс, потому что украинский народ по всей европейской Украине состоит из нищих, бедных неимущих людей. За тех, кто доволен и сыт, мы не боремся – потому что боремся против них».

С наибольшей полнотой взгляды Михновского его социалистического периода изложены в Программе УНП:

«Украинская народная партия – это партия трудящихся масс украинского народа, партия городского и сельского пролетариата.

Всех украинцев, кто производит, кто живет собственным трудом, кого эксплуатируют и обманывают, рабочих фабрик и заводов, сельских и городских, ремесленников, работников транспорта и связи, работников интеллигентных профессий; земледельцев – батраков и тех, кто работает на собственной земле, не используя наемного труда, – всех их должна объединить УНП для борьбы с господствующими, угнетающими и эксплуатирующими.

УНП признает социалистический идеал как единственный, который сможет окончательно удовлетворить украинский и другие народы, уничтожить эксплуатацию, бесправие, уничтожить современный строй,  основанный на насилии, принуждении, неравенстве и господстве.

Этот идеал такой: все средства производства, фабрики и заводы на земле, населенной украинским народом, должны принадлежать украинцам – рабочим, а земля – украинцам-земледельцам»

Михновский выступал за создание в перспективе Всеукраинского рабочего совета и Всеукраинского крестьянского союза, опирающихся на сильные и активные местные организации рабочих и крестьян. Именно рабочий совет и крестьянский союз, по его замыслу, должны в будущем сформировать УНП уже не как небольшую пропагандистскую группу, а как массовую революционную организацию.

Он был противником централизма в рабочем движении, и его рассуждения по этому поводу будут бальзамом на душу анархистам:

«Чтобы устранить бюрократизм в организациях украинского рабочего движения, всегда основанный на централизме, УНП кладет в основу автономию организаций. Каждая местная организация полностью независима в вопросах своей внутренней жизни.

 

Украинский пролетариат, борющийся за свободу, не должен убивать свободу – заводить бесправие у себя дома. Украинский пролетариат не должен организовываться на основе полной централизации, при которой местные рабочие организации теряют все права, и поэтому тот, кто стоит за централизм – враг подлинной свободы.

Мы отстаиваем  автономию местных украинских рабочих организаций еще и по другой, не менее важной, причине. Независимость организаций в вопросах внутренней жизни: 1). Приучает рабочих к самодеятельности; 2). Учит их полагаться на собственные силы; 3). Вызывает энергию и силу, приучает к свободе, развивает инициативу, словом, развивает все гражданские достоинства у рабочих, которые им очень пригодятся для осуществления в будущем для социалистического строя» (с. 274).

По мнению Михновского, в спокойных условиях централизация не нужна и может быть минимальной. По-другому обстоит дело в период революции. Здесь он допускает даже диктатуру пролетариата – как сугубо временную меру:

«…во время последнего и решительного боя, во время Всеукраинской революции, объединенный Совет рабочих и крестьян превратится в комитет, возьмет на себя диктаторскую власть с согласия рабочих и крестьян.

После революции Всеукраинский комитет складывает свои полномочия и проводит выборы президента и Всеукраинского парламента».

Любопытно, что Михновский был сторонником теории о возможности социализма в одной, отдельно взятой стране. Троцкий наверняка этого не знал, иначе через 20 лет поставил бы в укор Сталину, что тот повторяет идеи украинского социал-националиста:

«Ошибаются те, кто учит, будто социализм может быть введен одновременно по всей земле. В социализм вступят только народы чрезвычайно высокой культуры. Но ни один народ не ждет другой, когда тот догонит его по грамотности, а старается подниматься выше и выше, несмотря ни на что.

Наша задача состоит в том, чтобы украинский народ в своем стремлении к социалистическому строю не отставал от других культурных народов».

В отличие от современных украинских либеральных и ультраправых националистов Михновский считал Украину не частью «цивилизованной» Европы, а частью угнетенных этой Европой народов колоний. Он – за союз не с «цивилизованными» угнетателями и паразитами, а за союз с угнетенными туземцами.

«Европейские народы, завоевавшие колонии, столь же «милосердны» к туземным расам колоний, как и древние гунны. Туземные народы называют европейцев варварами, белыми людоедами – и они правы. Европейские чиновники в колониях – это самодержавные цари. Туземцев в колониях за всякий пустяк жестоко карают без всякого суда. Администрация из чужеземцев и судит, и правит. Там, где есть суд – это лицемерие, чтобы прикрыть перед миром безграничную власть администрации колоний над туземцами. Туземец может быть казнен администрацией колонии без суда, и никто про это не узнает в Европе. Туземец в колониях европейских народов лишен контроля над своим имуществом и жизнью. Он спасается от полного уничтожения только безграничной покорностью.

От такого хозяйничанья европейцев в колониях целые большие туземные народы либо уничтожены, либо доживают в пустынях и недоступных горах.

Мы, украинцы, сами принадлежащие к угнетенной нации, борясь за свою свободу, разве не должны подать руку угнетенным народам для совместной борьбы?»

В отличие от большинства социалистов того периода, идеализировавших взаимоотношения трудящихся разных наций, Михновский считал, что конкуренция на рынке труда ведет к борьбе между работниками разных наций. Все хорошие рабочие места заняты великороссами, украинские работники попадают в ряды низов пролетариата или в люмпен- пролетариат (Михновский называл его «волчьим пролетариатом»). Поэтому создание «одной единой, неделимой, от Карпат и до Кавказа независимой, свободной, демократической Украины — республики рабочих людей» отвечает интересам украинского пролетариата.

Нужна независимая Украина и украинской интеллигенции. Михновский написал брошюру «Вопрос украинской интеллигенции в программе УНП», где вполне материалистически убеждал украинскую интеллигенцию, что создание независимой Украины отвечает ее экономическим интересам и поэтому она должна за него бороться:

«Какого результата нам следует ожидать, когда будет украинская пресса и литература?  От украинской прессы и литературы будут кормиться украинский интеллигент, украинский репортер, предприниматель и рабочий – печатник; украинская интеллигенция сразу встанет на твердую экономическую почву; она будет кормиться от своего народа, служа ему, отвечая на его духовные, культурные и экономические запросы. Тогда украинская интеллигенция свяжет свой экономический интерес с интересами своего народа и благодаря этому вместе с ним будет бороться за его интересы, т.к. эти интересы в основе своей станут и ее интересами; отношения украинской интеллигенции к своему народу станут нормальными…

Национализация прессы, школы, литературы в украинских делах является классовым интересом украинской интеллигенции, является главным условием ее благополучия и нормального существования».

Заканчивается программа УНП словами:

«Мы боремся за независимую Украину совсем не для того, чтобы в ней господствовали капиталисты, пусть даже и украинские. В ходе борьбы мы не забываем, что только социалистический идеал может окончательно удовлетворить украинский пролетариат и украинский трудовой народ.

Независимая Украина будет республикой вольных людей, свободных от гнета и эксплуатации, республикой людей свободного труда».

Это была лебединая песня Михновского-социалиста. Дальше последовала эволюция вправо.

Революция 1905 года потерпела поражение. Царизм сохранил власть, однако пошел на большие уступки буржуазии. Начался процесс интеграции в буржуазный строй многих интеллигентов, до того разделявших социалистические идеи.

Михновский был адвокатом и уже в силу специфики своей  работы был вхож в предпринимательские круги.  Процесс  его сближения с буржуазией резко ускорился после поражения революции 1905 года. Он сам становится начинающим буржуа, вместе с Михайло Беленьким покупает имение, а вместе с промышленником Ильенко занимается организацией соляного промысла в Славянском районе. Он сближается с семьей крупнейшего капиталиста Донбасса Алчевского, и под его влиянием сын и дочь Алчевского начинают симпатизировать украинскому движению.

В статьях Михновского начинают звучать совсем другие мотивы, чем в 1905 году. В 1912 году в созданной им в Харькове легальной украинской газете «Сноп» он пишет:

«Украинцы должны помнить, что современная нация состоит из разных слоев общества. Если мы хотим, чтобы украинцы были нацией в современном смысле этого слова, у нас должна быть национальная, патриотическая, либеральная буржуазия, которая поможет всему украинскому делу своим влиянием и своими деньгами… Итак, украинизируем буржуазию. Пусть она служит нам, пока нам это нужно. И пока господствует капиталистический строй, пока все находится в руках буржуазии, то пусть сам капитал будет в руках украинской, а не враждебной нам, чужой по духу и крови буржуазии, которая господствует на Украине сегодня».

В его мировоззрении осталось «Долой иностранцев!», зато исчезло «Долой богачей!».

Впрочем, «Сноп» прекратил выходить в том же 1912 году – не из-за репрессий, а из-за отсутствия средств – украинизация буржуазии происходила не очень удачно…

В 1913 году Михновский предлагает остаткам УНП поддержать в надвигающейся мировой войне царскую Россию. Ее победа приведет к объединению украинских земель под властью России – и дальше перед украинским движением останется лишь одна задача – с этой властью покончить.

По свидетельству Чикаленко, накануне Февральской революции Михновский предложил ему совершенно умопомрачительный план союза украинского движения с … царизмом. Царизм должен был сформировать полки из украинских солдат. Эти последние подавят надвигающуюся революцию. В обмен царь должен восстановить Переяславский договор, т.е. предоставить Украине самостоятельность во внутренних делах.

К тому времени все солдаты, и украинцы, и не-украинцы ненавидели царя раскаленной ненавистью. И план Михновского был полностью нереален.

Грушевский, Винниченко и другие лидеры Центральной Рады не любили Михновского и не доверяли ему. Поэтому в противовес Михновскому они продвинули на пост военного секретаря гораздо меньше известного, чем он, и гораздо меньше него обладавшего харизмой Симона Петлюру. Оказалось, что не харизма дает право на должность, а должность создает харизму, и Грушевскому с Винниченко пришлось в дальнейшем  намучиться из-за Петлюры. Но для Михновского это уже не имело значения.

УНП была восстановлена в 1917 году под новым названием Украинская партия социалистов-самостийников, и участвовала в деятельности Центральной Рады как самая правая из ее партий. Но для Михновского она уже была слишком левой. Он не примкнул к УПСС, но поддержал существовавшую в Гадячском уезде Полтавской губернии Партию хлеборобов-демократов, отстаивавшую интересы помещиков и крупных кулаков. Вместе с «хлеборобами-демократами» он поддерживал в 1918 году Скоропадского, от которого так и не дождался министерского поста, а в 1919 году пытался сотрудничать с правым атаманом Болбочаном.

Михновский отказался от социализма – и именно поэтому потерял влияние на массы. Украинские народные массы в 1917-1921 году хотели того же, чего хотел сам Михновский, чего хотела УНП 1905 года – единой неделимой демократической Украины – республики трудящихся людей. И именно поэтому стороннику Скоропадского было не по пути с массами…

В 1919 году он отходит от политики и несколько лет работает  учителем на Кубани. Его настолько забыли, что даже ЧК-ОГПУ не обращала на него внимание. В начале 1924 года Михновский переезжает в Киев, надеясь потом уехать в эмиграцию. Но из эмиграции до него доходят нерадостные вести о всеобщем разложении оторванной от своего народа и реальной политической борьбы эмигрантской среды.

ОГПУ вспомнило о нем и арестовало, выпустив, впрочем, через несколько дней. Жизнь в Украине была невозможной, в эмиграции – бессмысленной. 3 мая его нашли повешенным в саду старого друга Владимира Шемета. В кармане была записка: «Хочу умереть своей смертью. Как в пословице: туда крутись, и сюда вертись, однако одинаково в голове смерть. Передайте мой привет тем, кто меня помнит. Ваш Мыкола»…

Алексей Куприянов, для «Страйка».

 

 





Loading...



Залишити коментар