Настал ли конец Греции, здравого смысла и гуманизма?

0

123 копия

Наблюдая за немецким министром финансов Джеромом Диссельблоймом, который проводил совещание на вчерашнем провальном совещании Еврогруппы, сложно не вспомнить саркастический отзыв Троцкого о управленческих способностях императора Николая Второго: «Казалось, что между его сознанием и окружающей реальностью высилась прозрачная, но совершенно непрошибаемая стена».

Позиция европейских министров финансов в последние дни все больше приближается к фанатизму. Связанные воедино валютным союзом, который был создан, чтобы заставить все страны играть по навязанным Германией правилам «строгой экономии», страны Евросоюза покорно следовали «линии партии» с момента последних выборов в Греции, которые прошли в январе этого года и принесли победу СИРИЗе. Лозунг этой линии таков: условия предоставления финансовой помощи были определены тройкой раз и навсегда, и пересмотру не подлежат. Да, немецкий министр финансов утверждал, что текущая программа обладает некоторой гибкостью, но она может быть проявлена только при том условии, что Греция продолжит прежнюю политику. В кулуарах Брюсселя уже не скрывают, что Греция давно потеряла свою финансовую автономию.

Но есть ли свет в конце этого туннеля? Похоже, что эта неделя даст твердый ответ на этот вопрос, и вряд ли это будет ответ, который позволит продолжать переговоры на равных. Как неоднократно было отмечено, СИРИЗА не может просто сдаться на милость евробюрократии. Ее невероятный успех на выборах был обусловлен как раз масштабным наступлением против политики строгой экономии и диктата Тройки. Отказ от предвыборных обещаний и согласие проглотить предложенную кредиторами пилюлю, какой бы горькой она не оказалась, будет сокрушительным поражением национальной демократии и гражданского общества.

Луч надежды можно усмотреть в словах министра финансов Люксембурга Пьера Грамегны, который этим утром сказал, что «сидеть в блокаде нет смысла, так что всем придется немного подвинуться и найти компромисс». Наконец-то проблеск здравого смысла обнаружился в этой затянувшейся патовой ситуации. Но комментарии Граменагны все равно были окрашены его верностью базовой позиции Еврогруппы: «Программа предусматривает некоторую гибкость, и мы можем воспользоваться этим. Но если греки выступают в целом против программы и не хотят работать в заданных рамках, это становится невозможным».

Моя позиция последнего времени состояла в том, что все стороны понесут большие убытки, если Греция выйдет из еврозоны. Мне казалось, что в последнюю минуту наверняка будет найден компромисс, котой позволит избежать девятого вала финансовых, политических и, возможно, социальных бедствий, которые могут быть вызваны выходом Греции. Но если верхушка европейского истеблишмента и вправду имеет это в виду, то «низы» уже паникуют вовсю. Дивиденды по греческим трехлетим долговым облигациям этим утром обвалились до 19,7%, а по десятилетним до 10%. Инвесторы все более утверждаются в мысли, что Греция объявит дефолт по внешним долгам. Капиталы продолжают уплывать из страны, причем не по дням, а по часам.

Но какого плана игры придерживаются кредиторы? Смешно предполагать, что они всерьез рассчитывали посредством одних душеспасительных разговоров построить новое согласие, на основе которого можно было бы в короткие сроки наладить взаимодействие между всеми заинтересованными сторонами. Может быть они реально готовы отпустить Грецию на все четыре стороны, даже будучи неспособны справиться с потенциальными последствиями? Во-первых, следует иметь в виду, какой сигнал получат рынки. В тот же момент, когда станет окончательно понятно, что от членства в зоне евро можно отказаться, и что Еврозона не обладает достаточной гибкостью и рабочими фискальными механизмами, способными обеспечить полную поддержку своим членам, оказавшимся в затруднительной ситуации, ценность долговых облигаций ЕС кардинально изменится.

Можно только порадоваться за Португалию, которую приводят в пример как страну, которая покорно проглотила свою горькую пилюлю, и ее экономике от этого стало лучше – но чего будет стоить это улучшение, если ее облигации обесценятся вследствие выхода Греции из еврозоны? То же можно сказать об Испании, Ирландии и других странах. Но, может быть, с точки зрения кредиторов именно здесь и зарыта собака. Кажется все более вероятным, что Греции уготована роль мальчика для битья, который будет выпорот в назидание другим государствам – должникам, особенно тем, которые заигрывают с движением сопротивления мерам жесткоой экономии: «Играйте по правилам, или с вами случится то же самое».

Но давайте подумает также и о том, какой знак посылается народам Европы. По мере того, как ухудшается гуманитарная ситуация в Греции, гражданам стран ЕС все чаще повторяют: «Ваши нужды вторичны по сравнению с нашим желанием финансовой стабильности и рыночной гармонии». Социальная подоплека европроекта уже сейчас трещит по швам, а такой жест разрушит ее без возможности востановления. Установится молчаливое согласие, что ЕС – это инструмент для облешчения торговли и капиталовложений, и ничего более. Инструмент, который будет поддерживать коммерческие структуры любой ценой – например, ценой растущего классового расслоения и неравенства. Сегодняшние слова и действия Еврогруппы заставляют вспомнить другое наблюдение Троцкого, так же актуальное, как и столетие назад:

«Мы готовы сражаться до последней капли крови!» – говорили министры, депутаты генералы, журналисты. «Да» – отвечали им солдаты в траншеях, «они воистину готовы сражаться до последней капли крови – вот только не своей, а моей».

Источник

Перевод: Тарас Горобец





Loading...



Залишити коментар