Партия Труда тоже несет ответственность за победу Болсонару в Бразилии

0

При обсуждении причин победы ультраправого Жаира Болсонару на выборах в Бразилии роль Партии Труда в ее собственном поражении заслуживает особого рассмотрения. Левые стараются избегать такого анализа, концентрируя внимание на жестокости правых, но не на поведении Лулы да Силвы и Дилмы Руссеф во время их пребывания на посту президента. Подобная некритическая идеализация левыми умеренно-левых правительств проявляется в отношении не только Бразилии, но также Венесуэлы, Эквадора, Боливии и других стран.

Бразильская ПТ возникла в результате борьбы бразильского рабочего класса, но начала меняться еще до того, как Лула был избран президентом в 2002 году. Многие ожидали, что, придя к власти, ПТ начнет проводить энергичную политику в интересах рабочих и бедноты, но реальность оказалась другой. Вице-президентом при Луле стал крупнейший бразильский промышленник, а руководителем Центрального банка – экономист-неолиберал.

Лула отверг идею национализировать приватизированные предприятия, обещал платить проценты по бразильскому внешнему долгу и следовать курсу неолиберальной экономической политики. Его правительство никогда не отвергало неолиберальную экономическую политику, но продолжало ее. ПТ оставила нетронутой старую государственную машину. Более того, в силу условий бразильской парламентской арифметики, правительство ПТ с самого начала зависело от некоторых капиталистических групп, части старых олигархов и оппортунистических правых партий.

В то же время, ПТ становилась все более умеренной. Левые течения в ней маргинализировались, с одной стороны, и коррумпировались, с другой. На посты министров были назначены 5 бывших рабочих, должности в госаппарате получили тысячи профсоюзных активистов. Альфредо Саад-Фильу сказал, что ПТ смогла «интегрировать в государство бразильских левых».

Подобная интеграция способствовала поддержке рабочими правительства ПТ, но не вела к росту активности и готовности к борьбе рабочих. Рабочие приучались возлагать все надежды не на самих себя, а на ПТ и особенно на Лулу. Боевая и демократическая традиция, из которой возникла ПТ, стала отмирать.

Это не означает, что ПТ не сделала ничего для рабочих. Во время мирового экономического подъема, вызванного главным образом экспансией китайской экономики, бразильское правительство стало создавать основы системы социального обеспечения, введя программы «Нет голоду» и «Семейная корзина». Оно стало проводить электричество в трущобы и облегчило доступ к высшему образованию выходцам из бедных семей. Позднее оно увеличило минимальную зарплату и повысило некоторые социальные выплаты. При правлении ПТ неравенства в Бразилии стало меньше.

Оборотной стороной экономического роста в этот период стало увеличение зависимости страны от экспорта продукции добывающей промышленности и сельского хозяйства. Это вело к катастрофическим последствиям для экологии и ускорило экспроприацию земли у индейцев и сельской бедноты помещиками и транснациональными корпорациями. Это также означало усиление интеграции Бразилии в мировую экономику в роли поставщика сырья на условиях, продиктованных транснациональным капиталом.

Когда в 2012 году мировая рецессия дошла до Бразилии, нужно было делать выбор. Преемница Лулы на посту президента Дилма Руссеф в конце концов, оказавшись под давлением правого большинства в парламенте, истеричной компании в СМИ и глубоко реакционного судейского корпуса, согласилась на проведение неолиберальной политики. Это привело к тому, что ПТ оттолкнула от себя собственную социальную базу. Когда правые популисты перешли в наступление, демобилизованные и маргинализированные левые оказались неспособны ответить им и предложить альтернативу.

Обвинение в коррупции было козырной картой, использованной правыми против правительства ПТ. Правые выдвинули серию обвинений в коррупции, приведших к деморализации социальной базы ПТ. Эти обвинения концентрировались вокруг государственной нефтяной корпорации Петробрас. ПТ обвинялась в том, что использовала корпорацию для обогащения своих лидеров. Были проведены выборочные аресты ряда политиков и бизнесменов. Им обещалось освобождение в обмен на показания против других. Сеть расширялась и в конце концов затянула в себя ПТ, Руссеф и Лулу. Хотя лично против Руссеф не было никаких доказательств, а в коррупционных схемах участвовали и другие партии, для правых это было неважно.

ПТ стала уязвимой для обвинений в коррупции сразу после того, как пошла на сделки с буржуазными группами, чтобы прийти к власти и удержать власть. Началось массированное наступление на ПТ со стороны судов и полиции. Его поддерживали СМИ.

Расследования охватили государственные банки, департаменты развития, строительные и энергетические фирмы – все те отрасли, которые создала или поощряла ПТ. Расследование выявило сеть коррупции и махинаций, охватившую такие гигантские корпорации, как Odebrecht и Petrobras, а вместе с ними – ПТ.

За расследованием стояли враждебные ПТ группировки бразильского капитала, связанные с иностранным капиталом, транснациональные корпорации и иностранные правительства. Правая оппозиция начала наступление в парламенте. Это было одновременно экономическое наступление неолибералов с целью переложить на рабочих издержки рецессии, и политическое наступление правых против ненавистной им ПТ.

В результате операции ПТ потеряла власть. Лула был осужден и лишен возможности участвовать в президентских выборах. Правые, особенно крайне правые, резко усилились, а левые к моменту президентских выборов находились в полной дезорганизации.

Энди Браун
http://socialistreview.org.uk/442/workers-party-must-share-blame-brazil




Loading...



Залишити коментар