Пороховой погреб Европы: начало пожара

0

337

Первая часть

Для того, чтобы спрогнозировать смерть Турции не требовалось выдающихся способностей. И на будущее Балкан самые большие планы по созданию зоны влияния имелись у двух континентальных империй: Австро-Венгрии и России.

Россия, которая сыграла огромную роль в первом этапе освобождения Балкан, при этом уже ранее получила по рукам от Болгарии. Болгария не для того избавилась от одного колониального гнета, чтобы менять его на другой, российский. И когда Петербург потянулся к молодому болгарскому царству, то по этим рукам его стукнули вежливо, но твердо.

Болгарский король Фердинанд грезил «новой Византией», но предпочитал партнеров более предсказуемых, чем «православные братья». Тем не менее, у австрийцев шансы  на балканское доминирование оказались еще ниже: Российская империя хотя бы исповедовала православие (как и значительная часть балканских народов), да и объясниться, при желании, можно. Эта кажущаяся близость и сыграла злую шутку с русскими, когда они, по хорошо известной нам привычке, попытались разыграть традиционную «многоходовочку».

Попытка России создать на Балканах единый австрийский альянс удалась ровно на половину: альянс действительно появился, но только антиавстрийским он не был. Из четырех балканских государств Австрия представляла угрозу лишь для Сербии, а, например, Болгарию и Грецию наличие Австро-Венгрии совершенно не волновало.

Тем нее менее уже к 1912 году в регионе появился Балканский союз, в который вошли все четыре молодые страны. Только воевать Союз планировал не с Австрией (что с нее взять), а с Турцией (вот с нее взять можно многое). Балканские государства внимательно проанализировали разгромную для османов итало-турецкую войну 1911 года и поняли, что турков бить можно.

При этом логика союза была в стиле: «сперва побьем, потом поделим». Никаких внятных предварительных договоров о разделе турецких владений после победы не существовали из-за невозможности их подписать. И Болгария и Греция и Сербия, например, претендовали на многострадальную Македонию и уступать не собирались. В теории ситуация должна была устаканиться как-то сама собой, лишь бы турок прогнать.

 Требовался повод, с чем османы не подвели: на территории империи начались очередные, традиционные гонения на христиан. Болгария, как самый задиристый и сильный член альянса, предъявила ультиматум, для Османской империи заведомо не выполнимый.

Но, еще не дожидаясь сроков ультиматума, который османы, конечно же, не собирались выполнять, 15 октября 1912 года войну начала маленькая Черногория. Через несколько дней к ней присоединились Болгария и Сербия, а еще через день – Греция.

Балканский союз показал выдающиеся боевые способности, чего от него никто не ждал. Некогда непобедимая османская армия расползалась как рыхлое тесто под ударами молодых армий. Османов гнали по всем фронтам одновременно, нигде на Балканах им не удалось в первые недели войны оказать серьезного сопротивления. Уже к началу ноября для османов все было кончено, две ркупнейшие османские армии были наголову разбиты, их остатки окапывались в зоне прямой видимости от Стамбула.

В плотной болгарской осаде лежал главный оплот Империи на Балканах – город Адрианополь (Эдирне). Союзники готовились к османской капитуляции и уже начались в Лондоне мирные переговоры, но в дело вступили радикалы из турецкой партии «Единение и прогресс», которые свергли нерешительное, по их мнению, турецкое правительство и приняли решение воевать дальше.

Османская армия за время небольшой передышки на переговоры смогла несколько придти в себя и укрепиться в обороне. И в дальнейшие месяцы война приняла позиционный характер, предвосхищая будущие километры окопов и колючей проволоки на фронтах Первой Мировой.

Единственным по настоящему крупным событием начала 1913 года стало падение Адрианополя, но и оно не обеспечило решающего поворота в войне. Османы продолжали держаться под Константинополем и подписали мирный договор только в мае 1913 года, сохранив за собой часть европейских владений (они и сегодня в составе Турции).

Турция отказалась от Македонии, Албании и еще от ряда владений и пообещала вечный мир.

Вот тут и началось самое интересное, потому что делить наследие Османской империи вчерашним союзникам предстояло самостоятельно.

Андрей Кемаль, для «Страйка»





Loading...



Залишити коментар