После Родезии: белое население в современном Зимбабве

6

rodezia

Одна из стран южной Африки – так уж получилось – последнее время исполняет роль наглядного пособия для всех любителей поговорить на тему тяжелого бремени белого человека. Когда заходит речь о межрасовых противоречиях (тема, обретшая дополнительную популярность после событий в Фергюсоне) и вообще о сложном многосоставном счете (включающий прибыли и убытки), который могут предъявить, в широком смысле слова, западной цивилизации общества тех стран, которые некогда были колониями Европы, то в качестве решительного контраргумента в пользу благости господства белой расы и пагубности вверения коренным жителям некоторых колоний полноты власти, обычно выступает описание судьбы Зимбабве – бывшей республики Родезия.

В стандартном исполнении этот аргумент выглядит так: основавшие Родезию белые поселенцы своими трудами создали процветающую страну, обеспечивающую блага всем ее жителям, в том числе черным. Но черным этого было мало – они начали вооруженную борьбу за власть и ликвидацию белого правления. После мужественной борьбы, не выдержав давления прекраснодушного мирового сообщества, белым пришлось отказаться от власти. Страну возглавил неотесанный лидер одного из партизанских объединений Роберт Мугабе, который начал изгнание белого населения и погрузил страну в экономический хаос. Под его авторитарной властью несчастная страна находится до сих пор, а белые почти поголовно покинули ставшую для них негостеприимной землю.

Зимбабве в качестве ходячего примера, до чего нехорошего может довести передача власти от белой элиты к черным массам, кажется, даже более популярна, чем ЮАР, где найти по-настоящему убедительные доводы в пользу пагубности отказа от апартеида непросто — страна живет и развивается, с белыми не происходит ничего особенно неприятного, а говорить о повышенном уровне уличной преступности, как о катастрофе, можно лишь при некотором избытке фантазии. Родезия, где результаты «до» и «после» окончания белого правления действительно представляют больший контраст, а престарелый глава страны периодически выступает с инвективами против белых в этом смысле гораздо удобнее. Кроме того, белая Родезия это, по общему признанию любителей повспоминать о былом действительно «страна, которой больше нет», а потому пределы ее мифологизации могут свободно доходить до степени «Унесенных ветром».

Однако именно из-за того, что Зимбабве и судьбу его белого населения так любят приводить в пример, стоит попробовать разобраться — так что же все-таки произошло с белым сообществом страны?

Вообще ренессанс темы разбитой вдребезги Родезии и появление сообществ горячих энтузиастов давно исчезнувшей страны на постсоветском пространстве, по-видимому произошел из-за одного запомнившегося события рубежа веков — в 2000 году Роберт Мугабэ постановил реквизировать земли у белых фермеров Зимбабве. Творимое беззаконие, сопровождаемое речами Мугабэ о ликвидации наследия колониализма, довольно широко освещались в СМИ. Поскольку в это же время начиналась эра блогов, то фактически была обеспечена и идеальная среда для того чтобы повздыхать об исчезнувшей белой африканской стране (а сочувствие подобным расистским африканским режимам — привычный вывих постсоветского сознания, возможно, вызванный защитной реакцией против пропаганды советских времен).

Если начинать разговор с белых фермеров, видимо, следует отметить, что захваты земли начались в 2000 году, тогда как Родезия прекратила свое существование в 1980-м — иными словами, 20 лет фермеров никто не трогал. На момент начала этих событий в Зимбабве жило 4500 фермеров. И это далеко не все белое население этой страны. Наконец, мало кто интересовался, а что же стало с теми фермерами, земли которых захватили. Собственно, лишь некоторое погружение в эти детали позволит ответить на вопрос о судьбе белых в Зимбабве.

Прежде всего, следует заметить, что белые в Зимбабве по-прежнему живут. Численность белого населения по разным оценкам составляет около 50 тысяч человек. Это меньше одного процента нынешнего населения страны. Впрочем, стоит вспомнить, что в лучшие годы Родезии белые составляли чуть больше 6% населения (их максимальная численность составляла около 275 тысяч человек). Собственно, сама претензия на то, чтобы отстранить от власти 95% проживающего в стране населения (даже в ЮАР соотношение между белым меньшинством и черными жителями не было столь драматическим) превращало борьбу белых родезийцев за сохранение своего привилегированного положения в исторически безнадежное дело. Когда под давлением непрерывной партизанской войны и введенных международным сообществом экономических санкций белое правительство Родезии сдалось, с участием Великобритании и других представителей мирового сообщества, была разработана мирная процедура передачи власти черному большинству.

Родезия, видимо, один из немногих примеров, когда экономические санкции привели к ожидаемым миром результатам, впрочем, для не имеющей выхода к морю небольшой страны, воюющей против большинства своего населения, все едва ли закончилось бы успехом и без санкций. Мирность этой процедуры предполагала, что белое население никто не трогал. Находившаяся в его распоряжении собственность не отнималась. Накануне провозглашения Зимбабве в 1980-м году Роберт Мугабэ (лидер одной из политических сил, участвовавших в вооруженной борьбе с Родезийским правительством, в последствии сосредоточивший в своих руках политическую власть) специально выступил по радио с призывом ко всем белым жителям оставаться в стране, гарантируя им безопасность.

После 1980-го года никто особенно не вторгался в жизнь белого сообщества, которая, надо заметить, была организована, согласно правилам и нравам, принятых в бывших британских колониях с белыми поселенцами — в стране до сих пор функционируют старые колониальные клубы с полями для гольфа и помещениями для собраний общества, куда довольно сложно попасть, не имея достаточных оснований. Об одном из них — Borrowdale Country Club, расположенном недалеко от столицы Зимбабве Хараре можно найти упоминание в репортаже правого американского журнала World Affairs о тяжелой судьбе остающихся в Зимбабве белых — там описываются типичные «бывшие люди», спивающиеся от пережитых крушений. Между прочим, в репортаже упоминается, что теперь клуб открыт для представителей всех рас. Ради, интереса, впрочем, можно найти страницу этого клуба в фейсбуке, которую ведут белые, публикуют в ней фотографии исключительно белых посетителей, а на афишах клуба сообщается о выступлениях местных белых исполнителей — это дает достаточные представления, по крайней мере, о некоторых гранях жизни белого сообщества и о том, какими возможностями оно пользуется в современном Зимбабве.

Определенным и естественным следствием превращения Родезии в Зимбабве в 1980-м году стало вымывание многих белых с тех позиций, которые они занимали в государственном аппарате, а также в сфере публичных услуг, однако, вряд ли это можно считать дискриминацией — скорее, результатом исчезновения прежних формальных и неформальных привилегий. Частные компании, как уже упоминалось, выше, не подвергались реквизиции. А первые два десятилетия существования страны стали временем процветания (в том числе в связи с отменой прежде действовавших санкций) для узкой, но богатой прослойки белых фермеров (формально в стране действовала реформа, предполагающая выкуп земли у белых владельцев в пользу черного сельского населения, но фактически дела на этом направлении шли ни шатко, ни валко).

Стоит, видимо, заметить, что бессменный премьер-министр Родезии Ян Смит, ставший персонифицированным воплощением жесткой борьбы за сохранение белой власти в стране, долгие годы продолжал политическую деятельность уже в Зимбабве в качестве оппозиционного члена парламента, а позже спокойно жил в столице страны Хараре в собственном доме или на семейной ферме Гвеноро, выступая, в том числе на публичных собраниях с резкой критикой Мугабэ (в 2002 году он, например, предложил Мугабэ вместе пройтись по городу без охраны, предполагая, что живым из этой прогулки вернется только один и лично он в своих шансах уверен). Он умер лишь в 2008 году, не подвергаясь открытым преследованиям.

При этом, сравнивая численность белого населения до и после перехода власти к черному большинству можно заметить, что белых стране стало заметно меньше. То есть массовая эмиграция из страны все же произошла. Сложно, впрочем, видеть в этом результат открытого преследования или – если не считать отдельный пример гонений на фермеров – откровенной дискриминации (о дискриминации скрытой можно говорить, как, видимо, во многих других случаях взаимоотношений с меньшинствами). Многие белые родезийцы на момент 1980 года имели британское гражданство (Родезия вплоть до этого времени формально считалась колонией Великобритании, не признавшей ее отделение, провозглашенное Яном Смитом в 1969 году), либо имели родственников в Великобритании — возможность уехать на Острова при неочевидных перспективах внутри страны была в такой ситуации довольно соблазнительной. Кроме того, выгодные условия для эмиграции в начале 1980-х предоставляла ЮАР, из последних сил боровшаяся за сохранение апартеида и потому крайне заинтересованная в притоке белого англо-саксонского населения. Вообще в 1980-м году бывшим белым родезийцам приходилось сравнивать свою ситуацию с судьбой португальских поселенцев в Анголе и Мозамбике, от которых в 1975-м году в случае непринятия гражданства новых государств, потребовали покинуть страну, разрешив взять с собой личных вещей на 150 долларов. Ничего похожего в Зимбабве не наблюдалось.

Отдельно, видимо стоит остановиться на экономической политике Роберта Мугабэ, чьи результаты на данный момент плачевны, но это, скорее, пример неадекватной политики авторитарного лидера (разве что косвенно связанной с цветом его кожи), что также заставило многих из обладающих образованием и стартовым капиталом (а таких среди белых жителей Зимбабве, по прежнему больше, чем среди черных) искать счастье за пределами страны (впрочем, работу в соседней ЮАР и других сопредельных государствах из-за тяжелой экономической ситуации вынуждены искать и многие черные жители Зимбабве). О том, каковы причины того, что экономика в стране действительно находится в состоянии почти перманентного кризиса, иногда получавшего яркие воплощения в виде безумной гиперинфляции и печатания банкнотов с несколькими порядками нулей (на всякий случай, наверное, следует заметить, что времена такой инфляции давно прошли, а в стране с 2009 года пользуются для расчетов различными иностранными валютами), то здесь вопрос заключается в том, какой режим сумел построить Мугабэ. Вообще ситуация, когда лидер в стране не менялся в течение 34 лет и остается у руля в 90 лет достаточно уникальна даже по мировым меркам (в России на этот пример многие начинают поглядывать с опаской).

Считать, что черное правление означает лишь такую форму власти, наверное, неразумно. Следует, впрочем, заметить, что, несмотря на очевидно авторитарный характер режима, помимо правящей партии «Зимбабвийский африканский национальный союз» в стране действуют и достаточно мощные оппозиционные объединения — например, «Движение за демократические перемены», возглавляемое Морганом Цвангираи, которое, несмотря на различные попытки ограничений его деятельности, остается одной из основных политических сил в стране и в течение нескольких лет возглавляло правительство страны. Как считается, наиболее вероятным преемником Мугабэ на сегодняшний день является бывший министр финансов и нынешний вице-президент страны Эммерсон Мнангагва, считающийся конструктивным технократом и, что важно в случае современного Зимбабве, пользующийся поддержкой Китая, заинтересованного как один из важнейших торговых партнеров страны в мирной передаче власти и устранении наиболее неприемлемых экономических экстравагантностей. Иными словами, шансы на то, что в обозримое время экономика страны начнет развиваться более прагматично, в том числе и под черным руководством, достаточно велики.

Между прочим, как в правящей партии, так и в оппозиционном движении до сих пор немаловажные посты занимают белые политики. В частности, долгие годы министром здравоохранения Зимбабве был состоявший в зимбабвийском африканском национальном союзе белый Тимоти Стэмпс — хотя возможно, его наличие в правительстве преследовало демонстрационную цель, тем не менее, такая демонстрация была Мугабэ необходима. В настоящее время Стэмпс занимает, скорее, почетную должность советника Мугабэ по медицинским вопросам. Еще больше белых в оппозиционных структурах. В частности, одним из основателей «Движения за демократические перемены» стал белый зимбабвийский экономист Эдди Кросс. В настоящее время он занимает в структурах движения пост Генерального координатора. Среди прочего, он ведет регулярный блог, в котором комментирует текущие политические и экономические события в стране. В свое время Кросс рассматривался в качестве одного из кандидатов коалиционного правительства от оппозиции, но в итоге в правительство не попал. Зато пост министра образования и спорта и искусства (так называется пост в правительстве Зимбабве) занял другой белый представитель оппозиции Дэвид Колтарт. Его успехи на этом посту — особенно на спортивном направлении (он в частности добился выхода команды Зимбабве по крикету на международные турниры) были оценены даже Мугабэ, который уже после того, как Колтарт потерял министерский портфель распорядился оказывать ему государственные почести на открывавшихся в Зимбабве спортивных мероприятиях с участием других африканских стран.

Иными словами, участие белых в политике страны возможно — в том числе, на самом высоком уровне. Другой вопрос заключается в том, что прозрачный потолок выше которого белые подняться не смогут также, вероятно, присутствует. Как считается, именно это, среди прочего, стимулировало эмиграцию белых из Зимбабве. При том, что собственность проживавших в стране белых не трогали, так же как не вмешивались в организацию жизни белых сообществ, негласное понимание того, что позиции белых в стране будут, так или иначе, со временем вымываться в пользу черного большинства, сложилось у всех. Это среди прочего способствовало отъезду молодого поколения (сейчас средний возраст остающегося в Зимбабве белого населения заметно выше, чем у черного). Но как можно видеть, это не мешает некоторым белым занимать в том числе и заметные политические должности, не говоря о позициях в экономике.

Сохранение определенных привилегированных позиций белых вполне заметны и в образовательной сфере — в Зимбабве сохраняется система престижных частных школ, с преимущественно белым составом учащихся. У Эдди Кросса, поделившегося на страницах своего блога своими размышлениями о судьбе белых в Зимбабве, приводится пример жалоб немногочисленных родителей черных учеников таких школ, чьи дети, по их словам, подвергаются в этих заведениях остракизму со стороны белых учеников (http://www.eddiecross.africanherd.com/140301.html). Такие случаи, как опять стоит заметить, обсуждаются в зимбабвийских СМИ, на эти темы могут проводиться дискуссии, в том числе с участием белых, но поводом для каких-либо репрессий со стороны властей они не становятся.

Станислав Кувалдин, для «Страйка»





Loading...



6 Comments

  1. Юрий on

    Исключительно бредовая статья. Интересно, что курит «аФФтор» сего опуса, если насчитал 50.000 (!) белых в современном Зимбабве.
    «а сочувствие подобным расистским африканским режимам» – очень любопытное утверждение, да будет известно «аФФтору» опуса, в Родезии апартеида (апартхейда) не существовала ни одного дня (в отличии от ЮАР). Любой негр имел право голоса, если он соответствовал имущественному и образовательному цензу (мог прочитать, что написано в избирательном бюллетени

  2. Ничего общего с реальностью эта статья не имеет. Пора признать что люди разные! Черные, белые, азиаты все мы отличаемся друг от друга. Хватит этой толерастии! Факт остается фактом: до прихода к власти черных в Зимбабве, страна развивалась невероятными темпами и кормила всех своих соседей. Коренное население не желает работать, не желает учиться. Они даже сортир себе не могут построить. Да взгляните на Либерю) Страна, которую никто никогда не колонизировал и не основывал “белых поселений” Автору сего высера рекомендую прогуляться по центру Йоханесбурга. Если останешься жив- может быть изменишь свое мнение.

  3. Сергей on

    После массового исхода белых из Зимбабве массовопобежали чёрные жители – страна потеряла значительное число образованных граждан В ЮАР. Кстати, похожая картина – значительное число как белых, так и небедных жителей выехали из страны. уступив место малоквалифицированным выходцам из соседних стран, включая Зимбабве. Рекомендую автору пообщаться гражданами Зимбабве прежде чем публиковать подобные статьи, далекие от реалий. СБ

  4. Макс on

    Как не странно но походу дело только в белой коже…украинцы или русские пример того что чурка может быть белой! 23 года в Украине мы майданим,власть воров сменяет власть воров,законы все более маразматические,враги понятно москали!))) то же и в России – дали свободу муслимы и евреи все забрали,народ пьёт и врагов ищет) …дело в некой генетике…а самое страшное-черным назовешся обратно не вернешся…то есть эйдос тутового один раз сломать в себе Человека,как сделали с нами большевики сто лет назад,все-белая Нигерия похоже на всегда!

Залишити коментар