После выборов в Ираке: между надеждами и вызовами

0

На первых выборах в Ираке, организованных после разгрома игиловцев в Мосуле, победу одержала коалиция «Сайрун», «Марш за реформы». Коалицию составили сторонники шиитского муллы Муктады Садра, Компартия Ирака и другие политические группы. Как объяснить эту победу и чего от нее можно ожидать? Какова программа и стратегия Сайрун?

Сайрун одержал верх над коалицией «Фатх», политическим крылом «Хашд шааби» – Сил народной мобилизации, шиитской фундаменталистской милиции, поддерживаемой Ираном. Во главе «Хашд шааби» стоит Хади аль-Амери, близкий к Ирану бывший командир милиции «Бадр». Милиция «Бадр» контролирует Министерство внутренних дел.

Премьер-министр уходящего правительства, Хайдер-аль-Абади, единственный кандидат, стремившийся к тому, чтобы США и Иран пришли к соглашению, занял третье место. Список Коалиции за правовое государство бывшего премьера Нури-аль-Малики занял четвертое место. Малики руководит партией «Дава», в которой состоит Абади. Перед выборами они заявили, что на выборах будут выступать раздельно, но после выборов создадут коалицию.

Вызов конфессиональной системе.

На выборах в парламент не прошли многие политики, доминировавшие в иракской политике 15 лет, со времен свержения Саддама Хуссейна. Из 329 депутатов 215 (65%) попали в парламент впервые.

После выборов было много обвинений в подтасовке результатов. Особенно часто эти обвинения выдвигали политики, потерявшие свои места. Одни из них требовали пересчета голосов, а другие – отмены результатов выборов. После нескольких недель неопределенности, когда иракский парламент заседал, не имея кворума, депутаты предыдущего парламента одобрили ручной пересчет голосов. Также парламент распустил Центральную избирательную комиссию и заменил ее новой. В каждой иракской провинции будет избран судья, который проследит за пересчетом голосов.

Сторонники Садра отвергли все эти меры. Советник Садра, Зия аль-Асади, написал в твиттере, что все фальсификации выборов должны быть осуждены, но что, в то же время обвинение в фальсификациях часто используется старой правящей элитой Ирака, чтобы поставить под сомнение законность победы Садра и коалиции Сайрун. Также об этом заявил Мунтадар аль-Зайди, избранный по списку Сайрун и известный тем, что в свое время издал фетву против Джорджа Буша…

Конфликт по вопросу о легитимности результатов выборов увеличил политическое напряжение в стране, особенно после того, как на следующий день после того, как старый парламент заявил о пересчете голосов, в Садр-Сити, главном оплоте Садра в Багдаде, произошел взрыв, убивший 18 и ранивший более 90 человек. По общему мнению, это был взрыв боеприпасов на складе с оружием, принадлежащим садристам. 8 июня 3 взрыва прогремело в Киркуке. За несколько недель до этого две бомбы взорвались в офисе Компартии Ирака в Багдаде.

Неуверенность усилилась еще больше после пожара 10 июня в помещении, где хранились бюллютени, в аль-Русафа, самом большом пригороде Багдада.

Причины победы Сайрун.

Коалиция Сайрун победила на выборах благодаря сочетанию двух факторов. Прежде всего, большинство населения страны недовольно неолиберальной и конфессиональной системой страны, ведущей к растущему социальному неравенству и к не прекращающимся кризисам с подачей воды, электричества и т.д. На выборах участвовало всего 44,52% избирателей – самая низкая цифра после падения Саддама Хуссейна в 2003 году. В Багдаде, который дает 69 мест в парламенте, на выборах участвовала всего треть избирателей. Согласно американской статистике, уровень нищеты вырос с 2014 года на 22,5%, причем многие считают эту цифру преуменьшенной. По другим оценкам, не меньше 10 миллионов иракцев живут в крайней бедности.

Другой причиной победы Сайрун стал народный протест против коррумпированных политиков, находившихся до этого у власти.

Предвыборная коалиция «Марш за реформы» возникла после народных протестов 2015 года против конфессиональной политической системы, коррупции и социально-экономического неравенства, отсутствия доступа к воде и электричеству. После этих народных протестов был создан союз между садристами, коммунистами и рядом других политических течений. Лозунгом союза стали «Хлеб, свобода, светское государство». Компартия Ирака была ведущей силой в организации еженедельных протестов по средам на площади Тахрир, недалеко от резиденции иракского правительства. Сторонники Садра с самого начала присоединились к этим народным демонстрациям. В 2016 году они ворвались в хорошо охраняемую правительственную зеленую зону Багдада и временно установили над ней свой контроль.

Генсек КПИ Раид Джахид Фахми объяснил, что, идя на выборы, коммунисты и садристы договорились сконцентрировать внимание на общих целях: борьба с безработицей и коррупцией и противодействие иностранному вмешательству в дела Ирака. Разногласия двух ведущих сил коалиции по вопросам о правах женщин и светском государстве были отодвинуты на задний план. Садристы не выступили против «закона Джаафари», предложенного фундаменталистскими исламскими силами в парламенте в конце 2017 года, закона, который сильно урезает правап женщин.

Одной из главных целей, во имя которых КПИ пошла на союз с садристами, было получение доступа к массовой базе этого народного движения, опирающегося на шиитскую бедноту. Кроме того, КПИ хотела толкать Садра и его сторонников к более светским и менее исламистским позициям.

Важнейшими темами, входящими в программу Сайрун, были борьба против терроризма, национальное примирение и согласие, новый закон о выборах, борьба против коррупции, обеспечение народу доступа к воде, электричеству, качественному жилью и социальным гарантиям. Программа Сайрун остается, тем не менее, достаточно невнятной в вопросах о методах борьбы за все эти цели. Многие иракские левые, участвовавшие в народных протестах последних лет (в частности, писатель Захра Али) критикуют КПИ за союз с садристами – не только из-за их исламского конфессионализма, но и из-за их вовлеченности в правительственную коррупцию и в межконфессиональное насилие. К тому же из-за закона о выборах, дающего привилегии большим партиям, многие недовольные избиратели просто не пошли на выборы.

Многие недовольные активисты призвали к бойкоту выборов, опубликовав в соцсетях хэштэг «Я не пойду на выборы».

Нет иностранному вмешательству!

В вопросе об иностранном вмешательстве Муктада ас-Садр твердо стоит на позициях полного национального суверенитета Ирака и выступает против любого политического и военного вмешательства Ирана в дела Ирака. После объявления результатов выборов сторонники Садра скандировали в центре Багдада «Иран – вон!».

При всем при том Садр стремится к соглашению с Ираном, а не к войне с ним. Он признает, что у Ирана есть определенные интересы в Ираке, но Иран не должен вмешиваться в дела Ирака. Садр призвал своих сторонников не скандировать анти-иранские лозунги, которые могут только вовлечь Ирак в войну с сильным соседом.

Тегеран, имеющий сильные политические, военные и экономические позиции в Ираке, с большим недовольством воспринял победу Садра, которому лидеры Ирана не доверяют. Али Акбар Велайяти, ближайший советник Хаменеи, заявил, что «мы не позволим либералам и коммунистам управлять Ираком». Сразу после выборов Иран усилил политическую активность в Ираке, стремясь сплотить своих сторонников и не допустить прихода Садра к власти. Но вскоре иранские лидеры сменили тактику, решив, что более удачным было бы включить Садра в шиитскую коалицию и нейтрализировать тем самым исходящую от него опасность.

10 июня главнокомандующий Пасдаран, Кассем Сулеймани Муджтаба Хаменени, сын верховного аятоллы Али Хаменеи, встретилися с Амери и Малики, двумя ведущими проиранскими политиками, чтобы обсудить перспективы создания нового правительства. Он выступил за то, чтобы в Ираке было «сильное правительство, свободное от влияния американцев и саудитов»

Садр встретился с послами всех государств – соседей Ирака – Турции, Сирии, Иордании, Саудовской Аравии и Кувейта – всех, кроме Ирана. В Иран приехал специальный представитель американского президента, Бретт Мак-Гурк, чтобы участвовать в переговорах о создании нового правительства. Садр осудил вмешательство США и назвал их оккупантами.

Вооруженная милиция Садра, Армия Махди, после американского вторжения в Ирак устроила два восстания против оккупантов. И американцы считали тогда садристов главной угрозой безопасности в Ираке. Также садристов обвиняют в создании эскадронов смерти против суннитов в 2003-2008 годах. Садра обвиняют в том, что в 2003 году он приказал убить своего соперника, Абдель Мажида аль-Хоеи, после чего некоторое время был вынужден скрываться в Иране. Садристская милиция до 2016 года совершала нападения на пьяниц и гомосексуалов, пока Садр не приказал прекратить эту практику.

Во время своего пребывания в изгнании Садр распустил милицию, реформировал милицию в Бригады мира, которые вскоре после его возвращения из Ирана вступили в войну с ИГИЛ. Вслед за упоминавшимся выше взрывом в Садр-Сити Садр призвал все вооруженные группы сдать свое оружие правительству и заявил, что к концу месяца Садр-Сити станет демилитаризированным городом. В декабре 2017 года он ясно заявил, что его милиция после разгрома ИГИЛ согласна сдать оружие правительству.

Призыв Садра имел целью снизить напряженность между его движением и правительством. Премьер Абади заявил, что хранение оружия является преступлением и призвал министра внутренних дел проводить расследование по каждому такому случаю.

Тем не менее, Садр подчеркнул, что разоружиться должны все вооруженные группы, а не только его сторонники. Речь, в частности, идет о проправительственных Силах народной мобилизации, которые официально включены в силовые структуры страны. После такого включения Силы народной мобилизации заявили о разрыве отношений со своими политическими структурами, но на самом деле эти отношения остаются весьма тесными.

Многие члены Сил народной мобилизации официально вышли из них, чтобы участвовать в выборах от Фатх. Иракский закон запрещает сотрудникам силовых структур участвовать в выборах. Силы народной мобилизации приобрели большую популярность среди шиитской бедноты своим участием в борьбе против ИГИЛ.

Садр: какие изменения?

Садр никогда не был депутатом, но участвовал в трех выборах после 2003 года. Садр руководил блоком аль-Ахрар, парламентской коалицией, созданной на основе садристского движения. Члены аль-Ахрар из своих зарплат субсидировали садристское движение, тогда как депутаты от других партий использовали парламентские должности для личного обогащения, как это делал, например, бывший вице-премьер Бахаа аль-Арадж. Садристы также использовали пребывание во власти для укрепления влияния на народ и создание собственной клиентелы.

После выборов, Садр изменил название своего движения. Вместо «Ахрар» оно стало называться «Истигама» (Целостность). Также он запретил всем бывшим депутатом снова участвовать в выборах. Многие бывшие участники движения пришли в ярость от этого решения. Более того. По мере приближения выборов многие бывшие члены Ахрар все жестче критиковали союз Садра со светской Компартией Ирака.

За несколько дней до объявления результатов выборов Садр заявил, что готов создать «технократическое» правительство с бывшим премьером Абади, который проводил неолиберальную политику приватизации ключевых отраслей экономики страны, а также с другими представителями нынешней неолиберальной и конфессиональной политической системы.

Садр хочет не уничтожить нынешнюю политическую систему Ирака, а добиться в ней выгодного места для себя и своей партии. На встрече 7 июня он заключил союз с несколькими исламистскими движениями. Они создали новый Альянс Национального Большинства, который выступает за сохранение нынешней конституции, иными словами, конфессиональной системы. Также этот союз выступает за поддержку неолиберальной политики и продолжение «экономических реформ, усиливающих частный сектор и поощряющих иностранные инвестиции».

Через несколько дней, 13 июня, Садр и лидер Фатх аль-Амери объявили о создании блока своих движений и начале переговоров о создании нового правительства. Две курдские партии, ДПК и ПСК, заявили о поддержке блока Садра и Амери.

Несмотря на заявления о борьбе с коррупцией и необходимости реформ блок двух ключевых фигур нынешней конфессиональной системы призван скорее увековечить режим коррупции.

Заключение.

Конфессиональная политическая система в Ираке была создана в 2003 году, после оккупации Ирака США и Великобританией. Эта система была призвана гарантировать власть правящих классов и иракской буржуазии. Она лишает народные низы Ирака как демократии, так и социальной справедливости. Разные группы иракской буржуазии используют нефтяную ренту для создания сетей клиентелизма и огромной коррупции. Большинство населения Ирака лишено как постоянной работы, так и доступа к воде, электричеству, медицине и образованию. Результаты последних выборов ясно показали растущее недовольство простых иракцев политической системой и ее представителями.

Но надежда на лучшее будущее Ирака заключается не в коалиции Садра, а в борьбе за справедливость самих иракских трудящихся. Различные профсоюзы и работники страны недавно провели забастовки против приватизации электричества. Состоялись массовые протесты против перебоев в снабжении электричеством и водой в Багдаде, Тикрите, Мутане и в ряде городов на юге Ирака.

Продолжается борьба различных феминистских организаций против «закона Джаафари». Маджида аль-Тамими, получившая известность своей борьбой против этого закона, была избрана в парламент по списку «Сайрун». Недавние выборы могут стать шансом для развития прогрессивного движения в Ираке, направленного против неолиберальной и конфессиональной политики иракских правящих классов.

Жозеф Даэр




Loading...



Залишити коментар