Президетские выборы в Чили: первый тур был полон сюрпризов

0

Опросы общественного мнения и господствующие СМИ в один голос утверждают, что результаты президентских выборов в Чили подтверждают поворот вправо Латинской Америки. По их мнению, возвращение на пост президента местного Берлускони, бывшего президента Себастьяна Пиньеры, обеспечено, после того, как закончится второй срок президентства социалистки Мишель Бачелет.

Но черт побери! В 2009 году Пиньера получил 3,6 миллиона голосов. 19 ноября 2017 года в ходе первого тура он смог получить лишь 2,4 миллиона (36,62%). Даже если от получит голоса открытого пиночетовца Хосе Антонио Каста (8%), его победа во втором туре не гарантирована. Результаты кандидата от Соцпартии, Алехандро Гильера, не впечатляют: 22,67%. Однако Беатрис Санчес, представлявшая новое левое объединение, Широкий фронт (ШФ), получила 20,27%. ШФ получил 20 мест депутатов и 1 сенатора (сравнительно с двумя в прошлом парламенте).

Мы публикуем интервью Френка Годшо, автора нескольких книг про Чили, о развитии политической ситуации в стране.

Многие опросы общественного мнения утверждают, что во втором туре победит экс-президент Себастьяно Пиньера. Как оказалось возможным, что антисоциальные правые снова набрали силу?

Часто говорят, перефразируя Маркса, что господствующие в обществе идеи – это идеи господствующего класса. В случае Чили, нужно помнить, чем был для страны период диктатуры Пиночета (1973-1989): он означал радикальную контрреволюционную трансформацию, в результате самого длинного в мировой истории господства неолиберализма неолиберальные идеи вошли в плоть и кровь страны. Правые смогли сделать свои идеи господствующими во всех слоях общества, раздавив рабочее движение и уничтожив социальное государство, которое существовало при Альенде (1970-1973). 20 лет правления Консертации (Коалиция партий за демократию – блок социал-демократов и христианских демократов – 1990-2010) только усилили этот процесс. Наконец, возвращение правых к власти в 2010 году – с первым президентством Пиньеры – подтвердило силу неолиберальных идей и догм в Чили.

Почему после второго срока Мишель Бачелет правые снова могут вернуться к власти?

В центр своей предвыборной компании Пиньера поставил слабый экономический рост и сильное разочарование людей в деятельности уходящего президента. Его речи концентрируются вокруг предпринимательства, экономического развития и индивидуального успеха – и это находит отклик у части населения. Чилийское общество остается в основном консервативным, но эта модель дает все больше и больше трещин. Чилийские правые – крайние реакционеры, но нужно помнить, что вся чилийская политическая модель унаследована от Пиночета, и что в экономической политике и левоцентристы из Консертации, и правые являются неолибералами. Наконец, нужно помнить, что справа от Пиньеры в выборах участвовал откровенный поклонник Пиночета, Хосе Антонио Каст (и получил 8% голосов!) и что в коалиции Пиньеры многие с ностальгией вспоминают о Пиночете. Сам Пиньера начинал свою деловую карьеру под покровительством военных, а его брат был министром Пиночета.

Каков итог президентства Мишель Бачелет и правительства «Нового большинства» (партии Консертации – ХДП и СПЧ + Компартия Чили)?

Такой итог можно подвести легко: Мишель Бачелет воплощает неолиберальный «прогрессизм». Она провела налоговую реформу в интересах крупного капитала (прежде всего – в добывающей промышленности) и самых богатых; что касается реформы образования, то сейчас только 28% студентов учатся бесплатно, а вся реформа образования свелась к государственным субсидиям для частных образовательных учреждений (целью реформы было провозглашено достижение к 2020 году 80% уровня бесплатности образования).

Проект реформы Конституции осуществляется с помощью пародии на «консультацию с гражданами»  и должен быть одобрен парламентом, а не Учредительным собранием. Напомним, что сейчас в Чили действует конституция, принятая при Пиночете. В последние годы были массовые движения против неолиберальной реформы пенсионной системы и за ее реформирование в сторону общественных фондов и распределительной системы; однако правительство проигнорировало эти движения. Отсюда массовое разочарование даже среди сторонников Бачелет.

В целом, можно говорить о кризисе легитимности правящей чилийской политической «касты» и «демократической» модели, установившейся в 1990 году, при которой уровень социального подавления остается высоким. Этот кризис выражается также в высоком проценте тех, кто не ходит на выборы; большинство избирателей (54%) не пришло на первый тур нынешних президентских выборов. Неучастие в выборах особенно сильно среди народных низов: они чувствуют, что ни одна политическая сила их не представляет. Но это чувство приводит их пока что не к революционной политизации, а к аполитичной апатии.

Существует ли левая альтернатива «Новому Большинству»? Какой сейчас расклад сил у чилийских радикальных левых?

Приятным сюрпризом в первом туре президентских выборов оказался высокий результат Широкого Фронта, чей кандидат, Беатрис Санчес, набрала более 20% голосов и вплотную приблизилась к поддерживаемому Бачелет Алехандро Гильеру, который набрал меньше 23%. Она чуть было не вышла во второй тур, хотя предварительные опросы предсказывали ей не больше 8-10%.  Это – пощечина для господствующих СМИ. Заметно, что Широкий Фронт смог получить – и это важно – народную поддержку в некоторых бедняцких районах, например в Пуэнте Альто и в Майпу в Сантьяго. Ему удалось вырвать этот электорат у правых, которые раньше были сильны здесь. Все это было сделано за несколько месяцев, потому что ШФ был создан лишь в январе 2017 года. В глазах нескольких сотен тысяч человек, он смог стать левой альтернативой, имеющей шансы на успех на выборах.

Напомним, что ШФ был создан частью руководящей группы студенческого движения 2011 года, 2 студенческих лидера, Габриэль Борик и Джорджо Джексон, стали депутатами. ШФ объединяет широкий и разнородный спектр, от либерального центра до нескольких организаций радикальной левой, таких как «Равенство» и «Либертарная левая». Речь идет о анти-неолиберальной коалиции, аналоге «Левого фронта» во Франции и Podemos в Испании, коалиции, имеющей большие реальные трудности в укоренении в народных массах.

Многие небольшие группы революционных левых критикуют ШФ за то, что он ориентируется на выборы и что его руководство состоит из представителей среднего класса. Беатрис Санчес, журналистка, поздно пришедшая в политику, стала кандидатом от ШФ, победив внутри ШФ более левого претендента, критического социолога Альберто Майоля. Но в целом ШФ смог стать в общенациональном масштабе альтернативной силой. На этих выборах он провел 20 депутатов и 1 сенатора (всего в Чили 155 парламентариев), т.е. больше депутатов, чем имеется у Соцпартии Бачелет и в два раза больше, чем есть у Компартии Чили (эта последняя входит в правительственное большинство). Это исторический успех.

Реорганизация левых пойдет в ускоренном темпе. Пока что непонятно, идет ли речь об избирательном сюрпризе, вторгшемся в институциональную интеграцию левого центра, но не имеющем последствий, на что надеются правящие классы и традиционные элиты, или же Широкому фронту удастся укрепиться в народных массах и привлечь к себе пока что не принадлежащие к нему антикапиталистические силы. Внутри ШФ есть большие противоречия, большинство избранных от него депутатов являются сторонниками умеренного реформизма, некоторые из них близки к СПЧ и даже работали в министерствах уходящего правительства. Поэтому внутри ШФ левыем элементам предстоит упорная борьба в защиту своих позиций.

Чтобы победить во втором туре, Алехандро Гильеру – кандидату от «Нового большинства» – абсолютно нужны голоса сторонников Беатрис Санчес. Гильеру нужно также спасти от краха ведущую партию традиционной чилийской политики – христианскую демократию – которая входит в «Новое большинство». Широкий фронт может воспользоваться выгодной ситуацией и надавить на Гильера, чтобы он публично поообещал, что покончит с системой пенсионных фондов, введет бесплатное образование, общественный контроль над природными ресурсами и созовет учредительное собрание.

Но нельзя иметь никаких иллюзий об этом кандидате – выходце из истеблишмента – и тем более нельзя заключать с ним закулисные сделки и входить в правительство. Если Широкий Фронт пойдет на это, он потеряет свой политический капитал. По этому вопросу у некоторых лидеров ШФ (в частности, из платформы «Демократическая революция») нет четкой позиции. Многие активисты ШФ не хотят голосовать за Гильера и вообще за силы старой Консертации (призыва не голосовать за Пиньеру будет достаточно с тактической точки зрения)… Во всех этих раскладах отсутствуют организованные трудящиеся, которые в основном остались в стороне от этой избирательной кампании, между тем как профсоюзное движение в стране постепенно оживает.

Но в целом эти выборы и неожиданный успех ШФ расширили поле политических возможностей. Нужно ждать, что произойдет во втором туре 17 декабря: сможет ли Пиньера победить, и тогда Чили присоединится к «правому повороту» Южной Америки, или же Алехандро Гильер одержит верх, и реорганизованные левоцентристы сохранят власть. Но кто бы ни победил 17 декабря, неизбежно расширение социальной борьбы и медленное восстановление реальных альтернатив в Чили. Может начаться движение идейского народа мапуче, и может произойти объединение разрозненных сейчас экологических, трудовых и феминистических протестов.

Это интервью взяла Стефания Прециозо для швейцарского издания «SolidaritéS»

 




Loading...



Залишити коментар