Призраки против капитализма

0

245 копия

Гильермо дель Торо несколько раз работал в жанре хоррор. Самый известный его жанровый фильм – «Лабиринт Фавна» у которого есть и приквел «Хребет Дьявола».

Но выше головы дель Торо прыгнуть не смог. «Багровый пик» до «Лабиринта» не дотягивает, даже жанровые рамки соблюдены нечетко. Фильм, вроде бы, о призраках, а они никакого влияния на сюжет не оказывают и вполне возможно являются лишь галлюцинациями главной герои. Хотя и бдительно сделанными галлюцинациями.

«Лабиринт Фавна» в свое время смог стать культовым фильмом не только из-за сюжета и декораций, но и благодаря бэкгрануду на фоне которого происходит действие. Гражданская война в Испании – это не просто фон фильма, это его важная составляющая, вокруг которой и выстраивается сказочный сюжет. Противостояние двух идеологий, двух разный Испаний, жесткая борьба, в которой нет пощады – это само по себе было ужасным и рискованным переживанием.

«Багровый пик» хотя и слабее «Лабиринта», но и здесь тоже отличный фон. Финал промышленной революции, формирование нового типа общества и нового человека. Человек промышленной революции не лучше и не хуже. Просто он другой. Дворянство вынуждено или перестраиваться под новые условия или исчезнуть.

Томас Шарп, жених главной героини, не хочет исчезать, тем более, что он не может похвастаться древней родословной. В фильме его титул специально подчеркивается – баронет. Баронеты никогда не были «настоящими дворянами». Этот титул начали раздавать в XVII веке, когда британская корона нуждалась в деньгах и всякий нувориш, обогатившийся на ограблении колоний, мог ввести себя во дворянство, купил титул баронета.

Если титул можно купить и передать по наследству, то деловую хватку не купишь. И Шарпы к моменту действия фильма влачат жалкое существование. Остатки рода готовы идти на любые преступления, чтобы вернуть некогда огромное состояние, которое позволило обзавестись настоящим фамильным замком. Те времена ушли и замок обветшал, да и с добычей глины, на чем когда-то сделали состояние предки, наступили проблемы.

Я не буду говорить, как именно Шарпы решили поправить свое положение, так как в этом главная интрига фильма, но даже по жанру понятно, что способ этот вряд ли приветствуется уголовным кодексом. Однако ничего удивительного нет, именно так, преступным путем, скорее всего было создано их состояние и они просто решили действовать как дедушки. Забыв о том, что времена изменились.

 Еще в XVI веке ничего не было зазорного в том, чтобы отправиться в моря на вольные пиратские хлеба. Главное сохранять верность своей собственной короне, как это делал Френсис Дрейк. Пираты грабили и убивали, а потом возвращались в родные пенаты и становились баронетами, основателями торговых и промышленных династий.

И так было везде. Так было и у нас в 90-е годы, «первоначальный капитал» всюду копили одним и тем же способом: грабежом и убийствами. У нас это было недавно, поэтому многие «пираты ХХ века» живут и здравствуют. А некоторые не здравствуют и не живут, им не повезло, как Евгению Щербаню. Но все понимают, что дележка закончена. Как в девяностые больше не стоит, не поймут и не простят.

Томас Шарп из тех кто не понял. Ему и его сестре хочется быстро и много, как это получалось у дедушек, которые возможно были пиратами, а может быть работорговцами, а то и промышляли сгоном с выкупленных земель крестьян, которые потом умирали от голода или шли на каторгу.

Сегодня у нас в стране действуют целых две «пиратские республики». Пираты хороши в кино, в жизни это люди не более приятные, чем какой-нибудь Безлер, да не были они независимыми одиночками, а нередко предпочитали работать на конкретных заказчиков с конкретными государственными флагами. Даже в знаменитой Тортуге сидел французский губернатор и комфортно себя чувствовал. А в сегодняшнем Донецке на своем месте ощутил бы себя Томас Шарп.

Дель Торо смог поймать тот момент, когда «атланты» уже не могут по старому, а иначе они просто не умеют. Отнять и убить, в этом весь секрет происхождения капитализма. Как преступление это начинают воспринимать только когда все уже поделили.

И только призраки прошлого пытаются предупредить об опасности, но всегда оказывается поздно.

Андрей Кемаль, для «Страйка»





Loading...



Залишити коментар