Революционное вуду. За что стоит гаитянский «майдан»?

0

45_2_kopia
Все мировые СМИ сообщили о массовых выступлениях на Гаити как о курьезе, показав разъяренных жителей островного государства, которые требовали от российского президента вмешаться в ситуацию.

Портрет Путина в руках чернокожих манифестантов – это действительно забавно. Но глупо обвинять в политической близорукости жителей острова, более половины из которых не умеют ни читать, ни писать. Внешне протест гаитянцев принял отчасти курьезные формы, но за ними стоят серьезные и по-настоящему выстраданные требования.

Если «Утопия» Томаса Мора была островом всеобщего блага и справедливости, то остров Гаити можно считать темной стороной Утопии. Это остров – антиутопия.

Республика Гаити родилась в огне единственного в мире успешного восстания черных рабов. За двести лет существования государства бывших рабов на западной половине острова, жители страны пережили немало бед. Диктатура сменялась диктатурой, одна другой страшнее. Совсем недавно умер «Бэби Док» – Жан-Клод Дювалье, один из бывших диктаторов Гаити. Его отец Франсуа Дювалье («Папа Док») навсегда вошел в мировую историю как символ кровавой тирании, идеология которой была тесно связана с одной из самых мрачных и таинственных религий Карибского бассейна, с культом вуду.

После диктатуры семьи Дювалье на Гаити сменились несколько правителей. Одной из самых ярких фигур был Жан-Бертран Аристид. Левый священник, сторонник «теологии освобождения» (политизированное социалистическое католичество) он несколько раз пытался перестроить Гаити (кстати, беднейшее государство Западного полушария) на принципах справедливого социального устройства, сделать утопию из антиутопии. И всякий раз он получал по рукам от Большого Соседа.

Карибский бассейн всегда был вотчиной США, а после кубинской революции главным другом Америки стал Дювалье. Американцы так пристально следили за ситуацией на острове, что не ленились менять президентов вручную. Так и произошло с Аристидом, да еще и не один раз. Впрочем, в США понимали уровень популярности Аристида среди гаитянцев и после очередной показательной порки не возражали против его возвращения, поставив, конечно, дополнительных палок в колеса.

Но к концу 2003 года Аристид надоел им окончательно. В стране быстренько произошел военный переворот, который организовала группировка с внушающим оптимизм названием «Армия каннибалов». Аристида спешно «для его же безопасности» американцы вывезли аж в Центральную Африку и запретили возвращаться. На белом коне в столицу Порт-о-Пренс въехал миротворческий контингент ООН, состоящий из американской морской пехоты и некоторого количества войск стран-партнеров США. Эти войска находятся в республике до сих пор и носят название Миссия ООН по стабилизации в Гаити (МООНСГ).

В 2010 на страну обрушилось самое страшное потрясение за все ее историю, одно из самых разрушительных землетрясений в истории человечества вообще. Города превратились в руины, страна потеряла четверть миллиона человек (при населении около 10 миллионов человек). Страна погрузилась в хаос, мародерство превратилось в единственный способ добыть пропитание. Десятки тысяч трупов лежали на улицах, а выжившие строили из трупов баррикады, пытаясь хоть привлечь к себе внимание мирового сообщества.

Это им удалось, страна получила грандиозные пожертвования. А одним из главных распорядителей благотворительности стал американский (конечно же) «Гаитянский фонд Буша-Клинтона», который основали два бывших президента США.

За землетрясением последовал новый удар. В ноябре 2010 года на остров обрушился ураган «Томас», который стал катализатором эпидемии холеры, которая убила еще восемь тысяч гаитянцев. А принесли болезнь на остров «миротворцы» из МООНСГ. Кавычки к слову «миротворцы» к этому времени уже вполне подходили. «Миротворческий контингент» успел зарекомендовать себя целым комплексом скандалов, связанным с насилием над местным населением: от внесудебных убийств до гомосексуальных изнасилований несовершеннолетних.

Естественно, что местное население, вдосталь натерпевшееся от «миротворцев», в этом хаосе предприняло несколько попыток свести с обидчиками счеты. Эти попытки обычно заканчивались кровью, потому что у «голубых касок» были автоматы, а у гаитянцев только ярость. В итоге главным громоотводом стали жрецы вуду, которых обвинили в том, что они распространяют холеру колдовством. Несколько десятков «колдунов» просто линчевали.

И на всем этом фоне, всего через несколько дней после «Томаса» в стране прошли президентские выборы!

К этому времени на Гаити уже действовала созданная «Фондом Буша-Клинтона» Временная комиссия реконструкции Гаити (ВКРГ), в состав которой по странному стечению обстоятельств попали богатейшие люди острова (как правило, проамерикански настроенные) и представители стран, войска которых входили в МООНСГ. Под давлением ВКРГ в стране было объявлено чрезвычайное положение сроком на полтора года, в течение которого ВКРГ получала полную свободу действий в гаитянской экономике.

От местных властей требовалась сговорчивость и выборы оказались очень кстати. По всему победить должна была Мирланд Манига, представительница немногочисленной гаитянской интеллигенции, жена одного из бывших президентов страны. Ее основной соперник – Жюд Селестен был вынужден отказаться от участия во втором туре выборов из-за протестов: его обвинили в фальсификациях (они наверняка были, в первом туре приняли участие менее 30% избирателей, а 8% бюллетеней были признаны недействительными). И неожиданно во второй тур вместо Селестен прошел сегодняшний президент Мишель Мартелли – фигура удивительная.

Мартелли в странах Карибского бассейна больше знают как «Сладкого Микки». Поп-певец, он долгое время прожил в США и именно там добился всекарибской известности. Ранее он не очень интересовался политикой, но был известен своим неприятием социализма вообще и Аристида в частности. В одном из своих выступлений он даже косвенно призывал к свержению режима Аристида военным путем.

«Сладкий Микки» победил во втором туре с совершенно разгромным счетом. Именно такой президент был остро необходим ВКРГ: популярный, недалекий, антисоциалистически и вообще антисоциально настроенный. Премьером при новом президенте в 2012 году стал Лоран Ламот – преуспевающий бизнесмен и сотрудник ВКРГ.

В таких условиях можно было работать.

Первым делом Микки внес поправки в конституцию, которые усиливали роль исполнительной власти и давали президенту дополнительные полномочия. Верховный суд, который избирался муниципалитетами, был заменен Конституционным Советом, все члены которого назначались Мартелли. Отменена выборность судей, мэров и губернаторов.

Надо сказать, что парламент Гаити эти поправки ратифицировать отказался. О реальной популярности Мартелли можно сделать некоторые выводы уже по тому, что в верхней палате парламенте нет ни одного представителя президентской «Крестьянской партии», а в нижней их всего трое. Парламент ВКРГ под себя подмять не успела, но это и не требовалось. Ведь за «Сладким Микки» стоит контингент МООНСГ и воссозданная гаитянская полиция, лично преданная президенту. А за парламентом никого, кроме безоружных избирателей.

На этом фоне ВКРГ вела свое экономическую деятельность, которая заключалась в захвате земельных участков, принадлежавших муниципалитету и государству (при полном попустительстве последнего). С целью снижения цен назначенцы Мартелли принялись сознательно разрушать инфраструктуру острова, так до конца и не восстановленную после землетрясения. Например, в крупных городах ликвидируются электроснабжение и канализация, что сразу удешевляет в них землю. Фактически страна превратилась в вотчину ВКРГ, с президентом, который изо всех сил помогает распродавать Гаити оптом и в розницу на фоне постоянно снижающегося уровня жизни.

Естественно, что такая ситуация привела к многочисленным протестам, которые регулярно разгонялись силами МООНСГ и полиции. Сегодняшние демонстранты на улицах Гаити – это лишь финал длительного процесса, в ходе которого десятки оппозиционных активистов оказались брошены в тюрьмы, многие были убиты или «исчезли». Катализатором сегодняшних выступлений стало решение президента отложить свои перевыборы на неопределенный срок, а также распустить парламент.

В пятницу, 12 декабря, в столице прошла крупнейшая антипрезидентская демонстрация, в ходе которой протестующие вступили в столкновения с силами МООНСГ и полицией. В субботу стало известно о гибели одного из протестующих (скорее всего его убили «миротворцы» т.к. полиция не использовала в этих столкновениях огнестрельное оружие). Основное требование демонстрантов – это возвращение к власти Аристида, который у большинства гаитянцев ассоциируется с социальной политикой, отсутствием американского диктата во всех сферах жизни и изгнанием из страны убийц и насильников из МООНСГ. Жители Гаити хотят социальной справедливости и конца власти американских империалистов. И пока удача на их стороне: им уже удалось отправить в отставку Ламота, теперь дело за «Микки», который пока еще сидит на штыках «голубых касок».

Что же до портретов Путина, на которые обращали так много внимания, то для гаитянцев – это всего лишь символическое изображение политика, который кажется им антиамериканским, т.е. в данном случае антиимпериалистическим, национально-освободительным. И вряд ли они разбираются в далеких от них реалиях Старого Света, где украинцы возлагают на США такие же национально-освободительные и такие же тщетные надежды, как гаитянцы на Россию. Да и информацию о путинских портретах распространяли, в первую очередь российские СМИ. Гаитянцам же нужен не Путин, а Аристид.

Много лет, если пользоваться терминологией вуду, Гаити был «зомби» США – безвольным и послушным рабом американских империалистов. Но на смену старому вуду, приходит новое, революционное вуду. «Зомби» хочет вновь стать человеком со свободной волей.

Андрей Кемаль, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар