Революция в Буркина-Фасо. Хроника африканского «Майдана» (Afriques en Lutte)

0

burkina

После свержения Блэза Компаоре, установление переходного правительства обещает быть крайне сложным. На свет проявилось множество конфликтов. Народная радость, вызванная вестью о побеге Блэза Компаоре, длилась недолго. Надо признать очевидный факт, за контроль над переходным правительством борется множество различных политических сил. Чтобы внести ясность, нам важно разобраться, что в действительности произошло 30 и 31 октября.

Предпосылки народных протестов

20 октября совет министров объявил о намерении провести народный референдум о внесении поправок в конституцию, которые бы позволили Блэзу Компаоре сохранить власть. С 21 октября в Уагадугу (Ouagadougou) начались народные акции протеста, в основном манифестанты перекрывали дороги, чтобы заблокировать движение автотранспорта. Несколько дней спустя манифестации стали проходить более организованно, чему способствовала деятельность гражданских организаций «Balai citoyen» (Гражданин-метла) и «Антиреферендумный коллектив». Протесты практически не прекращались, манифестанты перекрывали дороги, пытались захватить улицы, автоколонны протестующих ездили по всему городу. 27 октября к протестным акциям присоединились женщины, укрепляющие баррикады на улицах, возглавляла их депутат Сара Сереме (Saran Séréme), которая долгое время была представительницей партии «Конгресс за демократию и прогресс – КДП» (CDP – Congrès pour la Démocratie et le Progrès), а немногим более года назад создала свою оппозиционную партию.

Выступления, прошедшие 28 октября в ответ на призыв Лидера оппозиции и гражданских организаций, имели массовый характер. На улицы вышло более миллиона человек, что трудно проверить, учитывая, что население Уагадугу насчитывает 4 миллиона жителей. Лидер оппозиции призвал народ к гражданскому неповиновению, но каких-либо четких инструкций не предоставил.

С другой стороны, возглавляемая лидерами движения «Balai citoyen» (см. наши предыдущие статьи), молодежь пыталась разбить палаточный лагерь на площади, заново переименованной в Площадь Революции, так она называлась в течение революционных событий 1980-х годов. После смерти Томаса Санкары (Thomas Sankara), площадь переименовали в «Площадь Нации». Объединил протестующую молодежь бывший соратник Томаса Санкары, капитан Букари Каборе (Boukary Kaboré), военный в отставке. На место прибыли силы правоохранительных органов. После переговоров, лидеры «Balai citoyen» согласились покинуть занятую площадь, чтобы избежать применения насилия, и отправились по всему городу с призывами к активным действиям. На следующий день протестующие снова принялись разъезжать по всему городу, призывая народ собраться возле здания Национальной ассамблеи 30 октября, день, на который было назначено голосование Национальной ассамблеи по вопросу внесения изменений в конституцию. Вечером митингующие вновь собрались с решением провести ночь на настилах на площади Объединенных наций, неподалеку от здания Национальной ассамблеи. Они были резко атакованы силами полиции. Чтобы обеспечить беспрепятственное перемещение депутатов, их по одному доставили в гостиницу «Азалай Отель Индепенданс» (hôtel indépendance Azalaï), которая расположена поблизости от Национальной ассамблеи.

Со своей стороны лидер оппозиции обнародовал коммюнике, в котором потребовал от председателя Национальной ассамблеи разрешить народу наблюдать за обсуждением вопроса. Внимание основных политических партий было приковано к подготовке к дебатам. Они пытались убедить депутатов партии КДП или Альянса за демократию и федерацию (ADF RDA), приверженцев конституционной реформы, проголосовать против их партии. Тем не менее, следует отметить, что форма обращения Беневенде Санкары (Bénéwendé Sankara), президента Прогрессистского санкаристского фронта, несколько отличалась от других, он в своем коммюнике призвал граждан к акциям протеста.

30 октября – народные манифестации

Наступил день «Д», 30 октября. Большинство лидеров оппозиции прибыли в Национальную ассамблею и приготовились к участию в заседании. На улицах тысячи граждан собрались на Площади Революции. Там же присутствовали силы полиции и военные, прибывшие на легких танках. Полиция постоянно применяла слезоточивый газ, что замедляло продвижение митингующих к Национальной ассамблее, но огонь не открывался. Лидеры «Balai citoyen» присутствовали среди манифестантов, также как и представители других организаций, таких как «Антиреферендумный коллектив». Силы полиции разместились на позициях вокруг Национальной ассамблеи, чтобы остановить протестующих, которые многочисленным потоком медленно приближались с поднятыми вверх руками. Силы службы безопасности растерялись, совершили несколько выстрелов в воздух, затем начали отступать. Существующие снимки этих событий производят неизгладимое впечатление.

Путь свободен. Толпа ворвалась в помещения Национальной ассамблеи, разгромила и разграбила кабинеты, а затем подожгла их. Затем толпа протестующих устремилась на улицу и обошла кругом резиденции государственных руководителей, чтобы поджечь их. После этого толпа направилась к президентскому дворцу, расположенному в недавно построенном квартале Уага2000 (Ouaga2000), квартал относительно изолирован, добраться можно только по крупным шоссе. Начинается длительное противостояние. Сложно сказать точно, что именно произошло. Информация крайне противоречива. Поговаривают о наемниках, говорящих по-английски. Другой свежий источник объяснял мне, что речь идет о президентской гвардии. Солдаты стреляли в воздух, но не в толпу. Количество погибших было меньше объявленного. Что касается меня, лично я на сегодняшний день в Facebook видел только две фотографии погибших. Противостояние длилось много часов. Блэз Компаоре даже встретился с делегацией манифестантов, хотя на сегодняшний день неизвестно, что именно произошло. В хронике событий, отражаемой Международным французским радио (МФР – Radio France internationale — RFI), о стрельбе по толпе митингующих не говорилось, было сообщение лишь о том, что одна делегация манифестантов встретилась с ним в 15 ч.30 минут. Однако выстрелы прозвучали перед резиденцией Франсуа Компаоре (François Compaoré), огонь был открыт его личной вооруженной до зубов службой охраны в совершенно ином квартале города. Именно там бы посчитать количество убитых.

В конце дня толпа вернулась на Площадь Революции, скандируя имя Куаме Луге (Kouamé Lougué), который пояснил радиоканалу МФР, что готов взять власть в свои руки. Со своей стороны, генерал Траоре (Traoré), командующий вооруженными силами Буркина-Фасо провозгласил себя президентом страны, но от лояльности к Блэзу Компаоре, тем не менее, не отказался. Между военными и Моро-Наба, королем мосси, начались переговоры. Довольно скоро в тот же день премьер-министр объявил о снятии с рассмотрения законопроекта о поправках в конституцию. Сложно сказать, что произошло потом, но толпа митингующих отступила. Блэз Компаоре вечером на канале canal3 объявил, что открыт для переговоров с оппозицией и отменил чрезвычайное положение, указ о котором был выдан в 17:30 в тот же день, правда, безуспешно. Очевидно, что силы военных задействованы не были. Он еще видел себя президентом. В городе происходили многочисленные грабежи, не только резиденций, но и магазинов, принадлежащих клану Компаоре.

31 октября военные избрали одного из своих рядов, чтобы возглавить переходное правительство

На следующий день толпы протестующих граждан вновь оккупируют Площадь Революции. Но в этот раз на повестке дня – отъезд Блэза Компаоре. Объявление о его отставке было сделано во второй половине дня. Немногим позднее он сбежал из страны. Затем стало известно, что Франция содействовала его эвакуации. Мы еще вернемся к этому вопросу. Также большое количество людей собралось у генштаба армии. Между военными и представителями гражданских организаций (Кам Эрве (Kam Hervé) и Смоки (Smockey) из «Balai Citoyen», Уаттара Эрве (Ouattara Hervé) из «Антиреферендумного коллектива», профессоры Люк Ибрига (Luc Ibriga) и Огустен Лоада (Augustin Loada) завязалась дискуссия. Представители гражданских организаций попросили военных взять на себя ответственность и вмешаться, опасаясь, что ситуация окончательно выйдет из-под контроля. Военные единогласно избрали подполковника Якуба Исаака Зида (Yacouba Isaac Zida) главой переходного правительства. На площади Революции он сделал соответствующее заявление в присутствии адвоката Ги Эрве Кама (Guy Hervé Kam) и представителя «Balai citoyen», текст заявления был составлен совместно с представителями гражданских организаций во второй половине дня. Было объявлено об отмене действия конституции и учреждении переходного органа «по соглашению со всеми существующими силами нации с целью организации переходного правительства, призванного обеспечить возвращение к нормальной конституционной жизни». Генерал Траоре публично поддержал это предложение. Казалось бы, день закончился мирно.

На следующий день в ответ на призыв Симона Компаоре (Simon Compaoré), бывшего мэра Уагадугу, жители города вышли на уборку улиц от мусора, демонстрируя высокий дух ответственности. Лидер оппозиции и гражданских организаций (список которых опубликован не был) сделали заявление о возвращении к власти гражданских лиц и призвали граждан выйти на следующий день на манифестации. В этот же день произошло несколько иных инцидентов, но вдаваться в детали не будем. В конце концов, вмешалась армия, в частности, освободив захваченное радио и телевидение, а также Площадь Революции. С тех пор происшествий не было и в стране полным ходом идут переговоры.

Присутствующие силы

– Лидер оппозиции (CFOP – chef de file de l’opposition) – термин, обозначающий лидера объединения оппозиционных партий, следующий по количеству голосов избирателей после партии, получившей наибольшее количество кресел депутатов в Национальной ассамблее. Очевидно, речь идет о Союзе ради прогресса и изменений (UPC), возглавляемом Зефирином Диабре (Zéphirin Diabré), в прошлом член правительства Блэза Компаоре, президент компании «AREVA Afrique», пост, который он покинул, чтобы уйти в политику. Между прочим, многие оппозиционные партии возглавляются бывшими министрами или бывшими лидерами КДП, партии Блэза Компаоре. Но среди них есть две левые партии, имеющие определенный представительский вес: Союз за Возрождение / Движение санкаристов (Union pour la Renaissance/Mouvement sankariste, UNIR/MS), возглавляемый Беневенде Санкарой (Benéwendé Sankara), лидером оппозиции при предыдущем законодательном корпусе, и Партия за демократию и социализм/Метба (PDS Metba), лидер которой, недавно скончавшийся Арба Диалло (Arba Diallo), стал вторым на последних президентских выборах. Другая авторитетная политическая партия – Народное движение за прогресс (MPP), основатели которой в прошлом лидеры КДП, покинули ее ряды немногим более года назад.

– «Balai citoyen» (Гражданин-метла): ассоциация, созданная немногим более года назад. Основана двумя популярными музыкантами: Самск Ле Джа (Sams’K Le Jah) и Смоки (Smockey), оба испытывали гонения за написание песен, восхваляющих Томаса Санкару (Thomas Sankara). Данная организация полностью соответствует потребностям разделяющей пацифистские взгляды молодежи, которой трудно разобраться и определиться с выбором политической партии. Связь движения с общественностью организовано очень эффективно благодаря многочисленным членам – известным личностям страны. Ассоциация открыто пропагандирует идеалы Томаса Санкары. Позиционирует себя как аполитичное движение гражданского контроля, целью которого есть как очистка режима, так и решение насущных проблем граждан. Так, например, была организована сидячая демонстрация перед управлением электрокомпании в знак протеста против слишком частых отключений электричества, перед откровенно плохо работающим госпиталем, вследствие чего правление было вынуждено исправить положение и пообещать улучшить свою работу.

– Армия: существует элитный корпус, национальная гвардия президента, солдаты которой часто являются выходцами из коммандос По (Po), по сравнению с элитным корпусом остальные военные считают себя обделенными. Так в 2011 году вспыхнул студенческий мятеж, вызванный смертью студента, затем начались волнения, охватившие практически все казармы, силы жандармерии, в том числе и полк безопасности президента, – тогда Блэз Компаоре был даже вынужден на день укрыться в безопасном месте. Солдаты выдвинули офицерам обвинения в коррумпированности. Мятеж закончился переговорами в присутствии Блэза Компаоре, который возможно просто раздал деньги.

– Профсоюзы: существуют многие годы, сохраняют преемственный характер. Зачастую довольно активны, особенно Всеобщая конфедерация труда Буркина-Фасо (ВКТБ – Confédération générale du travail du Burkina CGTB), которая играет наиболее значительную роль, изначально создана активистами выходцами из Вольтийской революционной коммунистической партии (ВРКП), которая пропагандирует Сталина. Во Всеобщем союзе студентов Буркина-Фасо (Union Générale des Etudiants Burkinabè – UGEB), студенческом профсоюзе, активисты этой партии также имеют большое влияние. Они критикуют Томаса Санкару за сдерживание активистов, которых сам призывал присоединиться к революционному процессу. Профсоюзы имеют представительский вес, часто устраивают дни забастовок для удовлетворения своих требований. Они также обладают наиболее сильным влиянием в Координации по борьбе с удорожанием жизни (CCVC – coordination contre la vie chère), которая накануне организовала акции гражданского протеста, манифестации с требованием улучшения качества национального образования.

– Общественные организации: существует множество других общественных ассоциаций. С одной стороны, многочисленные, зачастую недавно созданные, общественные организации по образу «Balai citoyen», стремящиеся организовать молодых людей. Но есть и другие довольно активные движения, большей частью состоящие из выдающихся представителей интеллигенции, такое например как Фронт гражданского сопротивления (Front de résistance citoyenne), представителем которой является профессор Люк Ибрига (Luc Ibriga), президент Форума за перемены, Огюстен Лоада (Augustin Loada), директор Центра демократического управления (GCD – centre pour la gouvernance démocratique), Национальная сеть по борьбе с коррупцией (Réseau national de lutte anti-corruption – REN-LAC). Отметим также одно из наиболее старых движений – Движение за защиту прав человека Буркина-Фасо (MBDHP – mouvement burkinabè des droits de l’homme), в котором большое влияние имеют активисты ВРКП.

– Народ: именно рядовые граждане изгнали Блэза Компаоре. Народ, который, как говорил Томас Санкара, стал главным действующим лицом событий последних дней. С 2012 года народ смог обрести некоторую уверенность в своем будущем и осознал свою силу. Именно масштабные народные акции протеста, которые охватили улицы и стали залогом успеха.

– Внешнее воздействие: разумеется, следует сказать о факторе внешнего воздействия, в частности таких стран, как Франция и США, международных организаций, Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС – CEDEAO La Communauté économique des Etats de l’Afrique de l’Ouest), которое все так же поддержало, можно даже сказать предложило роль посредника Блэзу Компаоре, Европейского Союза, Африканского Союза и ООН. Внешнее давление стало сильнее сейчас, когда Блэз Компаоре в бегах, чем когда он упорствовал в своем стремлении изменить конституцию. Есть все основания полагать, что ко всему миру буркинийцы испытывают некоторую степень недоверия. Это объясняется тем, что международное давление гораздо сильнее сейчас и к тому же исходит с разных сторон, тогда как давление на Блэза Компаоре, с целью вынудить его отказаться от своих намерений, было малозаметным.

Глава переходного правительства: гражданский или военный?

Мы не будем подробно рассматривать события после 30 и 31 октября, так как последовавший за ними кризис, в котором страна находится до сих пор, зависит главным образом от событий этих двух дней и от присутствующих на политической арене сил.

Движение «Balai citoyen», лидеры Центра демократического управления, Форума перемен и Антиреферендумного коллектива обратились к военным с просьбой взять ситуацию под свою ответственность. После этого они подверглись нападкам, обвиняющим их в том, что они продали свою борьбу. Они защищаются, ссылаясь на факт, что для дальнейшего прогресса необходимо было восстановить порядок, ведь грабежи набирали все больший оборот, перед президентским дворцом могла произойти массовая бойня людей. Они встали на сторону подполковника Исаака Зида, заместителя главы президентской гвардии, вместе с которым пережили долгие мгновения 31 октября. Они сопровождали его для зачтения первого коммюнике на Площади Революции, в составление которого тоже внесли свой вклад.

Понемногу появляется все больше информации о подполковнике. Вся информация, которую я привожу здесь, условна. Он остался единственным офицером, которого не затронули волнения 2011 года. «Его обвинили в соучастии после того, как в прошлом году солдат открыл стрельбу в президентском дворце. Вспомните солдата, который стрелял во дворце. Подполковник Зида пробыл под строгим арестом 48 часов и был выпущен на свободу», – поясняет Франсис Кпатинде (Francis Kpatindé), знаток региона (см. www.rfi.fr/emission/20141103-francis-kpatinde-parlant-zida-leve-le-poing-comme-sous-sankara).

Стоит отметить факт, который в некоторой степени может объяснить причину недоверия к нему части молодежи на данный момент, президентская гвардия была элитным отрядом, под покровительством правящего режима. Он являлся заместителем Жильбера Диендере (Gilbert Diendéré), главы Генштаба Блэза Компаоре, часто упоминаемого одновременно с Блэзом Компаоре в процессе Чарльза Тейлора (Charles Taylor). Коммандос, убившие Томаса Санкара, находились под командованием Жильбера Диендере. Последний также стоит за арестом Анри Зонго (Henri Zongo) и Жана-Батиста Лингани (Jean Baptiste Lingani), расстрелянных после обвинения в заговоре. Все больше и больше становится ясно, что он сыграл важную роль в том, чтобы избежать расстрела толпы.

В этот день проявили себя и два других военнослужащих. Генерал Оноре Траоре, командующий вооруженными силами страны, известный как лицо из ближнего круга Блэза Компаоре, обоснованно подозреваемый в лояльности к Блэзу Компаоре. Толпа скандировала имя генерала Куаме Луге. Он из поколения Томаса Санкары, был уволен из армии по обвинению в намерении организовать заговор с целью государственного переворота. Его обвиняли в бездействии. Однако в своем интервью он пояснил, что чувствовал себя в опасности среди офицеров в Генштабе. Позднее он вроде бы пытался попасть на радио, чтобы сделать заявление, но ему помешали. Тем более он не располагает рядовым составом, если армия не стоит за его спиной, он не в состоянии навязать военным свою волю.

Руководители «Balai citoyen» вынуждены были принимать неотложные решения. Лидеры гражданского движения, чувствуя ответственность за толпу манифестантов, обратились в Генштаб, чтобы попросить военных «взять на себя ответственность». Вместе с ними были члены других общественных организаций, представители интеллигенции, не столь активные, но очень влиятельные. Было необходимо сделать все, чтобы не допустить кровавой бойни перед президентским дворцом, а также прекратить грабежи. Теперь они подвергаются многочисленным нападкам. Они вроде бы предали революцию, в то время как подозрений в желании занять важные государственные посты они не вызывают. Для людей, которые их знают, это было бы крайне бесчестно. В действительности, лидеры оппозиции прибыли слишком поздно. Без всяких сомнений они просто не знали, что предпринять.

Общественные организации также выдвигают обвинения. Движение «Balai citoyen» обвиняет некоторых в попытках сведения личных счетов. Общая картина крайне многообразна и вариативна, учитывая их положение, компетенции или представительский вес. Что бы предприняли эти организации, если бы «Balai citoyen» не обратился к военным с просьбой «взять на себя ответственность и ситуацию под свой контроль»? Мало кто из них смог бы также заставить прислушаться к своим словам, как это сделали лидеры «Balai citoyen», в то время как один из них оставался снаружи на улице для того, чтобы помешать насильственным действиям в отношении Генштаба.

Политические партии объединенной оппозиции поняли, что у них отняли победу. Но следует признать заслуги оппозиции в замечательном умении мобилизовать народ, с июня 2013 ей удавалось неоднократно собирать на манифестациях десятки тысяч людей. Но если до 2012 года силами оппозиции руководили левые партии, после парламентских выборов, в рядах оппозиционеров однозначно доминировали либералы, которые все в тот или иной момент времени сотрудничали с Блэзом Компаоре. Таким образом, понятно глубокое недоверие молодежи, как мы уже говорили, к политическому миру. В том числе к санкаристским партиям, которые уже давненько рвут друг друга на части. Но есть надежда, они начали процесс объединения, что повысит кредит доверия к ним и их влияние. Следует добавить, что оппозиция пока не предложила никакого общего названия. Самые заметные деятели оппозиции имеют президентские амбиции. Ситуация с безопасностью взята под контроль, значит дискуссии могут растянуться во времени, но 31 декабря решения надо будет принимать быстро.

На дебатах на канале «france24» 3 ноября, когда я объяснял, что в момент, когда все могло резко измениться, руководство довольно долго было среди «временно недоступных абонентов», присутствующий в студии представитель Союза ради прогресса и изменений (Union pour le Changement), партии Зефирена Диабре, ответил, что им надо было прийти к согласию. Тогда как в первую очередь необходимо было не допустить кровавой бойни, особенно возле президентского дворца, прекратить грабежи, и как можно быстрее.

То же касается и ВРКП, которая имеет в своем распоряжении некоторое количество военных сил. На протяжении многих лет, эта партия заявляла о необходимости подготовки гражданского восстания. К организациям, где она имеет некоторое влияние, относится Координация по борьбе с удорожанием жизни, которая накануне призывала к акциям гражданского протеста против реформы национального образования. С другой стороны отметим, что после низвержения Блэза Компаоре, они призывали возобновить манифестации, созванные оппозицией и «общественными организациями» (OSC – organisations de la société civile), на Площади Революции 2 ноября. Если политические партии известны, список общественных организаций не опубликован, что ставит под сомнение репрезентативность подписавшей призыв стороны, которая якобы их представляет.

Организация временного правительства

На протяжении нескольких дней на страну оказывается интенсивный прессинг со стороны множества международных институтов, а также со стороны Франции и США. Единственный важный вопрос: вернуть власть «гражданским лицам». Вызывает удивление этот несколько запоздалый всплеск активности, тогда как до свержения Блэза Компаоре вмешательство со стороны было скорее незаметным. Теперь же, наоборот, даже возник вопрос применения санкций. Не особо афишируя этот факт, к решению покинуть страну Блэза Компаоре возможно подтолкнула серия прямых обращений. Еще совсем недавно эти страны и международные институты все как один наперебой расхваливали Блэза Компаоре за его качества борца за мир. Тем не менее, в дипломатическом мире хорошо известно его не столь блистательное прошлое: он был замешан в ужасающие войны в Либерии, Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуар, поддерживал повстанческие движения в Мали. Особенно, что касается войны в Сьерра-Леоне, которая является всего лишь продолжением военных действий в Либерии, его имя неоднократно упоминалось в процессе Чарльза Тейлора. Может все дело в страхе, что публичное осуждение Блэза Компаоре выставит напоказ все акты попустительства его действиям, которые спускались ему с рук как борцу за мир, и оказываемой ему до последнего момента поддержки?

Казалось бы, ситуация под контролем

Вроде бы ведутся жаркие дискуссии, проводятся масштабные опросы. Подполковник Зида вроде бы проявляет знаки доброй воли. Буркина-Фасо знала военного президента в лице Томаса Санкары, который сделал для своей страны больше, чем все последующие гражданские правители. Наверняка эта страна идет к мирному согласованному переходному правительству. И в скором времени будут назначены выборы – то, чего все так хотят. Однако, немногим более 50% населения, достигшего необходимого для голосования возраста, внесено в списки избирателей. Необходимо в массовом количестве вносить в списки молодежь. На будущее остается невыясненным один важный вопрос: признает ли молодежь одного из лидеров политических партий? Все заставляет думать, что теперь, когда Блэз Компаоре изгнан, именно на выборах будет разыграно будущее страны. Но не будет ли украдена у буркинийского народа его революция, если избранный президент для развития своей страны будет использовать только либеральные приемы?

P.S. Видео о народных акциях протеста можно просмотреть на странице www.droitlibre.net/-burkina-faso-.html

Чтобы понять предпосылки этих событий, ознакомьтесь с предыдущими моими статьями (blogs.mediapart.fr/blog/bruno-jaffre). Вы поймете, что события были вполне ожидаемы, хотя, кажется стали сюрпризом для всех…

Бруно Жаффре (Bruno Jaffré), Afriques en Lutte

Оригинальное название статьи: «Блэз Компаоре (Blaise Compaoré) в бегах. Трудности становления переходного правительства».

Об авторе: Бруно Жаффре – французский писатель, биограф Томаса Санкары и создатель посвященного ему сайта.

Перевод: Светлана Ткаченко, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар