Революция, война, выборы. Что дальше?

1

rev

Если Февральская революция 2014 года в Украине напоминает многие старые европейские революции, то развитие событий после революции наряду с очевидным сходством с ними имеет и некоторые отличия. Сходство состоит в том, что правящий класс пытается удержать свои позиции, тогда как дальнейшее развитие революции и решение стоящих перед страной проблем несовместимы с сохранением его власти. Об отличии речь пойдет дальше.

В старые времена, когда в Европе происходили буржуазно-демократические революции, был выработан устойчивый и логичный алгоритм смены власти и перезагрузки политической системы. Народное восстание свергало деспота и тирана, после этого к власти приходило Временное правительство. Оно объявляло выборы в Учредительное собрание. Учредительное собрание создавало новую конституцию, согласно которой затем происходили выборы в постоянные органы законодательной власти. Крепка и неподорвана была еще демократическая вера в единый народ, не расколотый на группы с противоположными интересами, и способный, лишь только он избавится от ненавистного тирана, сразу с помощью своих мудрых представителей создать совершенное законодательство, которое откроет эру всеобщего процветания.

Времена такой наивной и честной веры прошли. Украинская революция 2014 года, многими своими особенностями напоминающая старые революции в Европе, произошла в другую эпоху, когда вера в единый народ уже не может быть такой искренней и наивной, какой она была 200 лет назад. В самом деле, какое единство интересов может существовать между заробитчанином и олигархом?

Украинский правящий класс, столкнувшийся с возродившейся внезапно революцией (все приличные люди верили, что эра революций давно прошла), с вооруженным народным восстанием, свергнувшим «тирана», сделал все, чтобы ввести революцию в приемлемые для себя рамки и не допустить никакой серьезной «перезагрузки» политической системы. После свержения Януковича Верховная Рада, избранная при Януковиче, не была распущена, как не были распущены и другие старые органы власти. Поменялись лица, институты остались. Вместо Временного революционного правительства к власти пришел временный президент. Вместо выборов в Учредительное собрание 25 мая состоялись выборы нового президента. О принятии после общенародной дискуссии новой Конституции, которая заложила бы основы действительно новой Украины, никто из заметных политических сил ничего не говорил.

Осуществить перемены так, чтобы ничего не поменять, изменить фасад и ничего не перестроить в здании – в этом заключается вся премудрость оседлания революций правящим классом. Правящий класс Украины пока что доказывает, что он ею обладает. То, что при этом он потерял Крым и часть Донбасса, а серьезные экономические проблемы в стране никак не решаются, а лишь все больше накапливаются – это совершенно другой вопрос.

Выборы в Верховную Раду нового созыва состоялись через 11 месяцев после начала революции и через 8 месяцев после победы вооруженного восстания в Киеве. Результатом их стало не революционное Учредительное собрание, отвечающее задачам революции, а несколько измененная в персональном составе прежняя Верховная Рада, откуда выпали одни политические партии (КПУ и «Свобода»), и где появились другие («Самопомич», Радикальная партия и т.д.). Сохранились даже регионалы, переименовавшиеся в Оппозиционный блок.

Неудача КПУ и «Свободы» означает крах двух противоположных, но на самом деле симметричных друг другу политических течений, паразитировавших на великих и кровавых традициях прошлого – на коммунизме и бандеровском национализме. КПУ никогда не была партией «гнаних i голодних», но всегда являлась частью украинского истеблишмента, и периодически продавала веру поддерживавших ее советских пенсионеров на льготы и места для своего руководства. Она была частью режима Януковича и в ходе революции выступила как обыкновенная контрреволюционная сила («коммунисты» – контрреволюционеры – чего только в истории не бывает!). Исчезновение ее из парламента не означает краха «левых сил», потому что левых сил в Украине не было и раньше – было левое бессилие. Коммунизм образца СССР перестал быть респектабельным парламентским течением. Тем лучше. Очистилось место для коммунизма «гнаних i голодних», каким коммунизм и должен быть.

Если КПУ всячески дискредитировала коммунизм, то «Свобода» дискредитировала другое движение прошлого – бандеровский национализм. Успев стать еще до революции фактически правящей партией в западных регионах Украины, лидеры «Свободы» отказались от радикализма и увлеченно занялись уплотнительными застройками, крышуя местный бизнес и сдавая ментам возмущенных таким поворотом левых националистов из «Автономного Опора». В начале декабря 2013 г. «Свобода» открестилась от уличных правых радикалов, создавших затем «Правый сектор», объявив их «провокаторами». Тягнибок действовал не как вождь народного восстания, а как часть оппозиционного трио, стремившегося спустить восстание на тормозах и добиться компромисса с Януковичем. Отношение «Свободы» к другим участникам протестного движения («Спильна справа», «Черная гвардия») напоминало отношение большевиков к своим союзникам, только у большевиков, в отличие от «свободовцев», хватило ума подавлять и зажимать вчерашних союзников не до, а после взятия власти. Всем этим «Свобода» отталкивала от себя прежних сторонников и не приобретала новых.

Как и ожидалось, выборы в украинский парламент дали победу коалиции группы президента – Блока Петра Порошенко, с группой премьера – Народным фронтом, коалиции, к которой примкнула «Самопомич» – организация, куда мэр Львова Андрей Садовой смог вовлечь ряд командиров добровольческих батальонов. Семен Семенченко, командир «Донбасса», решив идти в парламентскую политику и променяв миссию революционного вождя на парламентское кресло, потерял немалую долю своей популярности, которая основывалась именно на беспощадной критике им всех просчетов украинских властей.

Стихия украинской революции выдвинула вождей и создала власть, абсолютно не отвечающие всей сложности стоящих перед украинским обществом задач. Это всегда бывало в истории после первого этапа революции. Но за первым этапом следовал второй.

А пока что правящая коалиция собирается продолжать «экономические реформы», «реформы», смысл которых всегда и везде в мире на протяжении последних 40 лет состоит в том, чтобы отнять у бедных и дать богатым. Десятилетия господства либерализма и веры во всемогущество рынка оставили столь прочное наследство, что даже Ярош говорит, что «ему нравится идея либерализации экономической жизни», между тем как выход Украины из экономического тупика невозможен на основе подобного рода либерализации. Этот выход невозможен без приоритета производства и науки над финансовыми спекуляциями и торгашеским паразитизмом, а для осуществления такого приоритета необходима концентрация ключевых ресурсов страны в руках общества.

Впрочем, самая низкая в истории Украины явка избирателей на эти выборы – 52,42% – и это в стране, охваченной революцией и войной! – дает намек, что судьба Украины и судьба украинской революции будет решаться не в Верховной Раде и не Верховной Радой. И что Февральская революция может оказаться отнюдь не последней.

Алексей Куприянов, для «Страйка»




Loading...



1 коментар

  1. Гость on

    Революция, война, выборы. Что дальше? Дальше ?! А дальше так: обещания, обнищание, надежда, разочарование, прозрение, конец терпению, ну и собственно снова Революция, война, выборы … Классика Украинской сущности.

Залишити коментар