Резня 228

0

230

Что будет с Крымом через пять-десять лет мы представляем, вариантов не очень много. Или Крым останется оккупированным или вернется в состав Украины. Люди в Крыму останутся те же самые.

Но что ждет полуостров через десятилетия, когда сменятся поколения? Человеческое общество может меняться причудливо, словно путь весеннего ручья.

Тайвань, который лежит от нас на совсем другом конце мира, а люди говорят там по-китайски, за сто лет пережил несколько правительств, каждое из которых в принципе не имело ничего общего с предыдущим. Люди жили и при тех и при этих, а что им оставалось делать?

В конце XIX века Япония, которая столетиями оставалась типичной восточной экзотикой, с чайными церемониями, удивительными обычаями и без обозримых перспектив стать великой державой, вдруг расправила плечи. Япония смогла провести модернизацию и не пойти путем соседей по региону, которые превратились или в явные колонии или же в полностью зависимые от воли Европы, но формально независимые государства. Как Китай.

На умирающую древнюю империю «молодой капиталистический хищник» (так Японию назвал Ленин) очень быстро постарался наложить лапу и аннексировал в самом конце столетия Тайвань. Никаких аналогий я тут не провожу, потому что политика Японии на Тайване отличалась удивительным здравомыслием, учитывая то как вели себя в колониях казалось бы приличные европейские державы.

Японцы поначалу столкнулись с жестким сопротивлением и отвечали соответственно. Но они не устраивали этнических чисток, не переселяли народы, не обносили гектары земли колючей проволокой, как это было в те годы принято в Африке. Они признали (конечно далеко не сразу) за жителями Тайваня все права, которые были у самих японцев. Нельзя сказать, что это характерно для колониальной Японии, напротив, в годы Второй Мировой войны японцы, бывало творили такие зверства, что Гитлер кажется скромным подражателем.

Но Тайваня это не коснулось. Пятьдесят лет в составе Японии тайваньцы жили нормальной жизнью. Служили в японской армии, учили японский язык, росли в русле японской культуры. Хорошего в том, что из них делали японцев, конечно мало, но в те же годы  десятки миллионов умирали на фронтах и в концлагерях. Все-таки тайваньцам повезло.

После войны Тайвань вернули Китаю. Но оказалось, что есть два жирных-прежирных нюанса.

Во-первых, Япония аннексировала Тайвань у Китайской империи. Никакой империи на территории Китая не существовало уже несколько десятилетий. Последний император Пу И давал показания советским следователям и не о какой империи и не помышлял.

Во-вторых, в Китае шла яростная гражданская война. Коммунисты Мао Цзедуна бились с националистами Чан Кайши, тоже ребятами не сахар и совсем не европейскими демократами.

Жители Тайваня, которые пятьдесят лет прожили в относительно комфорте совсем не хотели внезапно выбирать с кем они хотят быть, тем более, что ни один из вариантов им не внушал никакого оптимизма. Тем более, что и те и другие воспринимали их как коллаборационистов. Но выбирать им не пришлось, выбор сделала история. Войска Чан Кайши, под ударами коммунистов отступили на Тайвань.

И тут оказалось, что тайваньцы совсем не хотят жить в военной диктатуре (да, Чан Кайши если отличался от Мао, то не демократизмом), но их мнение никому не интересно. Ко всему прочему в сравнении с японцами «родные» китайцы оказались жуткими корыстолюбцами и бюрократами.

28 февраля 1947 на Тайване произошло уникальное восстание. Жители Тайваня восстали против тех, кто звал себя «своими», тех кто считался себя «освободителями»! Причем ведь им даже податься было некуда, Японской империи тоже не существовало, как и Китайской. Подавляли восстание жестоко, по некоторым данным «материковые китайцы» вырезали до тридцати тысяч «островных». Ненависть жителей Тайваня к пришельцам была так сильна, что в условиях диктаторского режима Тайвань жил до конца 80-х годов. Правду об «инциденте 228» (он назван так по дате начала восстания) начали говорить совсем недавно.

Люди меняются очень сильно. И да, те кто приветствовал российскую армию в Крыму тоже могут сильно изменится. Или их дети.

Андрей Кемаль, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар