Рожава: между молотом и наковальней

0

Жесткое решение вывести американские войска из Сирии, объявленное Дональдом Трампом, потрясло военно-политический истеблишмент США и привело к отставке государственного секретаря Джима Мэттиса и начальника генштаба Пентагона Кевина Суини.

Заявленной причиной предстоящего вывода американских войск стало недовольство США Сирийскими демократическими силами (1) и YPG/YPJ, которые уже несколько лет несут всю тяжесть борьбы с ИГИЛ, а также зеленый свет, который американские власти решили дать турецкому президенту Эрдогану, чтобы он «покончил с террористами из ИГИЛ», введя турецкие войска на север Сирии.

Разумеется, никто не может обманываться насчет подлинных целей Эрдогана. Главный враг для него – не ИГИЛ, а Рожава. Но кроме сдачи курдов на милость Эрдогана есть и еще одно последствие вывода американских войск из Сирии. И о нем тоже говорят ушедшие в отставку Мэттис и Суини. Регион будет оставлен для беспрепятственной деятельности России и Ирана, что откроет дорогу для создания пресловутого «шиитского полумесяца», идущего от Тегерана через Багдад к Бейруту.

Не исключена вероятность, что Трамп и его администрация в ближайшие месяцы передумают выводить войска, но опасность остается вполне реальной.

Прецедент в Африне.
Турецкое правительство, в свою очередь, должно считаться с интенсивным лоббированием американцами курдских интересов. Влиятельный сенатор-республиканец Линдси Грэм в своей недавней декларации выразил возмущение, что после вывода американских войск курды могут быть «вырезаны».

Эта вполне реальная угроза не является неожиданностью для Демократической федерации северной Сирии (2). Постоянные угрозы Эрдогана на всех саммитах, от Стамбула до Москвы, саммитах, на которые всегда приглашают Турцию, но никогда – курдов, заставили курдов пересмотреть свою позицию и искать возможности диалога с сирийским режимом. Переговоры курдов с Асадом уперлись в неприятие им требования автономии для курдского региона. Это требование противоречит идеологии арабского национализма, которой придерживается режим Асада. Однако в практическом плане сирийская армия согласилась защищать курдов против турок и заняла позиции вокруг Мембиджа – главной цели турецкого наступления.
В январе 2018 года Турция вторглась в Африн, кантон Демократической федерации северной Сирии, отделенный от основного ее массива территориями, занятыми отрядами исламистов или просочившейся в северную Сирию турецкой армией, которая уже колонизировала несколько районов, например, Джерабулус. Столкнувшись с интенсивными бомбардировками турецкой авиации, для противодействия которым у них не было эффективного оружия, Сирийские демократические силы обратились за помощью к сирийскому режиму. Этот последний обусловил свое согласие предварительным разоружением Сирийских демократических сил, от чего они отказались. Поэтому Асад не стал противодействовать турецкому вторжению в Африн, результатом которого явилось массовое бегство оттуда курдов. Анкара поставила у власти в Африне съехавшихся туда со всей Сирии протурецких исламистов, установивших режим террора против не успевшей эвакуироваться части курдского населения.

Запрограммированное турецкое вторжение.

Тот же сценарий может повториться в Мембидже, городе, где раньше на протяжении столетий в мире и согласии жили составлявшие большинство населения арабы, курды, туркоманы и другие народы.

Но на этот раз сирийская армия заняла позиции вокруг города, предоставив контролировать сам город Сирийским демократическим силам, от которых сейчас не требуют разоружения.

Другим препятствием турецкому вторжению является присутствие нескольких сотен американских и французских военных специалистов. Пока они находятся здесь, Эрдоган не решается отдать приказ о начале наступления против города и региона.
Со своей стороны, Трамп изменил позицию. Он не говорит больше о том, что отдаст американским войскам приказ немедленно уйти из Сирии, но утверждает, что отдаст этот приказ лишь тогда, когда в регионе наступит спокойствие. Во время своего посещения американских войск в Сирии он даже отрекся от своих слов и сказал, что никогда не говорил, что с ИГИЛ в Сирии уже покончено и поэтому американским солдатам там делать нечего. Как он будет вести себя дальше, предсказывать трудно – из-за крайней нестабильности поведения президента США.

Очевидно одно. Рожава, это уникальный проект как в регионе, так и за его пределами, уникальное воплощение мультикультурности, феминизма и демократии, оказалась под постоянным риском в любой момент быть уничтоженной турецкими бомбардировщиками

 

Мирей Курт.
https://npa2009.org/actualite/international/rojava-entre-le-marteau-et-lenclume

Примечания:
1). Сирийские демократические силы – самоназвание коалиции, куда входят курдские отряды и их арабские, ассирийские и туркоманские союзники.
2). Демократическая федерация северной Сирии – самоназвание курдского государственного образования в Рожаве.




Loading...



Залишити коментар