Сепаратизм Южного Тироля: Национализм против фашизма

1

andergassen-gunther-2009-innsbruck

Бомбы, теракты принципиально без жертв, в ответ пытки инсургентов, после чего в отместку убийства полицейских. До этого – включение в состав государства по имени Италия, не имеющего ничего общего с ними – немцами Южного Тироля. Властители Рима сменялись с фашистов на демократов, но политика Рима к тирольцам не менялась. Почти сто лет австрийцы по духу живут в составе страны, считающей их людьми второго сорта. Поэтому для тирольских националистов фашизм – бранное слово.

Австрийцы с баварским акцентом под Апеннинским сапогом

Южный Тироль официально носит статус автономной провинции Больцано-Боцен области Трентино-Альто-Адидже Италии. Из полумиллиона населения  немцы и ладины дают 70 процентов жителей, италоязычные – 23 процента. В 103 из 116 муниципалитетах преобладают немцы, в восьми – ладины, в пяти – итальянцы. Имеется несколько десятков тысяч мигрантов с Третьего мира, албанцев и магрибцев. Ежегодно в Тироль, входящий в десятку зажиточных регионов Европы, заглядывают отдохнуть 5 миллионов туристов.

Однако до 1918 года Южный Тироль входил в Австро-Венгерскую империю. Первые немцы поселились на его территории в 102 году до нашей эры. Не стало античного Рима, рушились средневековые государства, но регион оставался сугубо германским, где говорят на баварском диалекте немецкого. В 1910 году там находилось не более 7000 итальянцев (2,9 %), в основном сезонных чернорабочих. Южный Тироль уже тогда славился горнолыжными курортами, высоким уровнем жизни, боевыми качествами населения, партизанившего в 1809 году против Наполеона. Горные стрелки из Тироля прославились в Первой мировой войне.

Завершив войну, Италия оккупировала Южный Тироль по соглашению с Антантой, заявив о его сугубо итальянской природе. Шаг был обусловлен тем, что в 1890-е объединенная Италия вступила на путь непомерных территориальных притязаний, разогреваемых организациями, как «Ради Отечества» и «Национальная лига». Идеолог национализма, а затем и фашизма, Этторе Толомеи развил целое учение о «итало-тироле», сдобренное шовинизмом к немцам. Империалисты, поломав голову над немецкими названиями Южного Тироля «нашли» в них итальянские корни. Ведя переговоры с Антантой, Рим аргументировал желанность Тироля подложной картой, где топонимика была заменена итальянской. «Я сожалею, что не знал, что жители Тироля – немцы», – сетовал потом обманутый президент США Вудро Вильсон.

faschistendenkmal

Свою лепту вложил и перекрасившийся социалист Бенито Муссолини, на деньги Франции призывавший в газете «Аванти» к вступлению Италии в Мировую войну. В «Автобиографии» он неоднократно останавливался на важности «восстановления римского мира», «присоединении латинских территорий», и прочих атрибутах «латинской расы». Примечательно, что когда-то революционеры Ломбардии, восставшие против ига Австрии в 1848, опубликовали прокламацию к тирольцам: «Мы приветствуем тирольский народ и считаем, что Тироль должен оставаться германским. Свободу всем народам!».

 Итальянское господство принесло в Южный Тироль снижение уровня жизни, обнищание и упадок коммунальных структур. Эра Дуче, грянувшая в 1922 году, была днями скорби. Наезжие отряды чернорубашечников устраивали немецкие погромы, обычно с десятками раненых, бывали и убийства. Практиковался насильственный сгон крестьян с земель и массовое вселение итальянских колонистов в города. Немецкая топонимика была официально заменена на «латинскую», дипломы австрийских вузов признаны недействительными, а немецкая речь запрещена в официальных учреждениях. Насколько свирепо проводилась политика приобщения к Риму, говорит такой факт, что на кладбищах перебивали надписи на надгробиях на итальянский язык и принуждали людей менять фамилии. Несогласных отправляли в фашистские лагеря смерти – Рабский и Молатский.

После краха фашизма в 1943 году, «антифашистское» правительство опубликовало «Итальянский манифест», обещав право на самоопределение народам. Но Рим быстро забыл об этом, после ликвидации союзниками Третьего Рейха, и продолжил политику фашистов. Послевоенный Южный Тироль – нескончаемый въезд на постоянное место жительства итальянцев с юга, и ежегодная эмиграция тысяч немцев в Австрию, ФРГ и Швейцарию.  На середину 1950-х десять тысяч немцев работали за границей – 5 процентов населения.

Антифашистский национал-терроризм

Когда в Германии бразды правления перешли в руки Гитлера, Рейх приступил к собиранию немецких земель, но Южный Тироль был официально признан итальянским. В мае 1939 дуче и фюрер подписали «Стальной пакт» о предоставлении тирольцам выбора: стать итальянцами или выехать в Рейх, оставив все имущество. Помнится, политика к немецким землям под Польшей была иная. Только при Республике Сало гитлеровцы избавили регион от фашистской администрации, что не отразилось на позиции нынешних сепаратистов. Националисты Южного Тироля, активизировавшиеся в 1950-е, отожествляли свою идеологию с антифашизмом и идеей единой Австрии, а не немецкой ревизией нацизма.

Австрия требовала от ООН наказать Италию за «подвиги» в рамках Союза Оси, но Западный блок оставил границы без изменений даже после петиции 155 тысяч южнотирольцев. Парижский договор 1947 года гарантировал Южному Тиролю языковую автономию, что Рим выполнять не стал. «Итальянцы заправляли всем – на ключевых местах сидели фашисты, как и до войны, на заводы не брали немецкоязычных», – вспоминал спустя полвека Зепп Миттерхофер, староста «Южнотирольского союза». Немцам приходилось несладко не только от постфашистов, но и от выходок итальянских коммунистов.

feuernacht - копия

В 1945 году родилась влиятельная буржуазно-консервативная «Народная партия Южного Тироля». Партия в 1957 году провела крупнейший в истории региона митинг – на 35 тысяч человек возле замка Сигисмундкрон. Но с прекращением разгула «латинизаторов» было глухо, и из партии на политическую арену вышли террористы – «Комитет за освобождение Южного Тироля» Зеппа Кершбаумера. Ныне Кершбаумер почитается тирольцами как национальный герой. Зепп родился в 1913 году, и уже в 1934 был репрессирован на 2 года тюрьмы; призванный в итальянскую армию открыто осуждал фашизм. Кершбаумер, кроме порядков Муссолини, ненавидел и гитлеровский строй.

 «Комитет» поставил цель: терактами против инфраструктуры Италии обратить внимание ООН на дискриминацию немцев. «Мы не хотим быть рабами тех, кто обманом захватил нашу страну, и эксплуатирует ее хуже, чем африканские колонии», – обосновал свою точку зрения Кершбаумер. Он принципиально отказался от акций, которые грозили человеческими жертвами; а к повстанцам присоединились ладины, тирольская этно-группа.

Ненасильственный терроризм начался в сентябре 1956 – взрываются памятники фашизму, полицейские участки, ратуши, промышленные объекты. Так 30 января 1961 года австриец Генрих  Клир подрывает «конную статую Дуче». Достается и музею Э. Толомеи. Пик – «Огненная ночь», когда 12 июня падают на землю 42 линии электропередач в Боцене, а 13 июля еще 8 линий. Парализовано движение поездов и частично промышленность северной Италии. Полиция в ответ громит «Комитет»; полторы сотни подпольщиков схвачены итальянцами, процветают пытки. Смерть в застенках находит Франца Хефлера (с ним посадили трех его братьев) и Антона Гостнера (скончался 7 января 1962). Хефлера морили голодом, сломали пальцы, разорвали уши; арестованный 15 июля 1961, он погиб 22 ноября, умер в возрасте 28-и лет. Десять истязателей-карабинеров предстали в 1963 году перед судом в Трентино; восьмерых из них оправдали, а двух амнистировали.

Innsbruck

Дело инсургентов передали в суд Милана, который 16 июля 1964 года вынес приговор 35-и немцам, затем дюжина была оправдана, как и следующая группа из 27-и человек. Многим достались двузначные срока, а по освобождению их выслали из Италии. Зепп Кершбаумер получил 15 лет и 11 месяцев и 7 декабря этого же года умер от пыток в тюрьме Вероны. В последний путь революционера провожало 20 тысяч немцев. Спустя 44 года и один день фашисты осквернили обелиск на могиле Кершбаумера, намалевали: «Южный Тироль – это Италия». В память о националисте названа улица в коммуне Аппиан.

Команду Кершбаумера в 1964 сменяет вторая волна «Комитета за освобождение Южного Тироля». Генерация перестает церемониться с итальянцами. Сепаратисты казнят карабинеров, таможенников, чиновников и минируют местность. Так уже 9 сентября пять солдат ранены, 25 августа 1965 года убиты два карабинера, а к 1967 насчитывается 15 итальянских трупов. «Комитет» несет потери: 7 сентября 1964 заочно осужденный на 25 лет Луис Амплатц во сне был убит агентом итальянской военной полиции. Его слова помнят в Тироле: «Я люблю родину больше жизни».

Герилья идет до конца восьмидесятых, с паузами. Ее закрывает группа «Один Тироль» (1987-1988), которую разгромили, схватив Карла Аусзерерса и ряд членов. Они успели устроить взрывы у «Банко ди Ромо», электростанции в Лане и у Радиотелевидения Италии в Боцене. Общий итог войны с 20 сентября 1956 по 30 октября 1988, по данным немецкой «Википедии», – 21 смерть: 15 полицейских, 2 чиновника и 4 активиста (очевидно сепаратиста?), и ранены 57 человек: 24 силовика и 33 некомбатанта. Количество отправленных в тюрьмы: 157 (103 южнотирольца, 40 австрийцев и 14 германцев). Многие тирольцы, в том числе депутаты и лица с учеными степенями, получили пожизненные приговоры. Кое-кто бежал в эмиграцию; видный сепаратист Норберт Бургер нашел себя в «Национал-демократической партии Германии».

Южный Тироль наедине с Италией и фашистами 21 века

Еще в 1969 году Италия под давлением Австрии дала региону небольшую автономию, «расширенную» в 1972, и признала статус немецкого языка. Оказалось – формальность, соглашение де-факто заработало аж в 1992, когда в школах Южного Тироля, наконец, ввели уроки на немецком. После чего Австрия публично открестилась от тамошних немцев, но сепаратисты, оставив терроризм, продолжили бороться за права, требуя максимальной автономии или независимости, и как вариант – воссоединения с Австрией. Наконец в 2001 году Южный Тироль был оформлен как автономная провинция Больцано-Боцен.

Естественно мелкие уступки не нашли понимания и в 2008 году жители 130 населенных пунктов ходатайствовали о вхождении в Австрию; спустя несколько лет подобная петиция за неделю собрала десятки тысяч подписей. Партия «Свобода Южного Тироля» и «Союз Тироля» в 2010 активизировали кампанию о двойном гражданстве; а надпартийная «Рабочая группа по самоопределению», проведя опрос, выяснила, что 95 % жителей провинции не чувствуют себя итальянцами.

Что до политической сцены, то ныне весьма умеренная «Народная партия Южного Тироля», лидер Филипп Ахаммер, традиционно набирает половину голосов на выборах разного уровня, к ней принадлежат 17 депутатов из 35 в ландтаге. Соглашательская линия НПЮТ дала повод для роста радикальной оппозиции – либеральных националистов, как появившаяся в 1992 году партия «Либертарианцев», с ее 6 депутатами; ныне ее глава Улли Майер. Кроме независимости, они требуют запрета на въезд мигрантов в провинцию. Еще одни сепаратисты, как Свен Кноль, создали в 2007 году партию «Свободу Южному Тиролю» и получили 3 места. В общей сложности все немецкие партии взяли на выборах в 2013 году 80 % мандатов, что дает им контроль над самоуправлением в провинции.

sudtirol-sagt-danke-sepp-kerschbaumer

Впрочем, доступ к реальной политике не значит, что мрачные годы насилия позади. Национальное движение находится под давлением властей. В 2005 году прокатились полицейские облавы: флаги Южного Тироля конфисковывали, а СМИ трубили об изъятых знаменах со свастикой. Только в 2008 году МВД шпионило за сотней активистов, числящихся в базах как «экстремисты», жилища каждого были обысканы. В апреле силовики Италии и Австрии арестовали 16 южнотирольцев, в возрасте 17-27 лет; спецоперация «Одесса». Несколько совместных задержаний прошли на территории Австрии. Итальянская пресса приветствовала «мудрость Вены», имеющей с Римом договор о сотрудничестве в рамках борьбы с сепаратизмом. Леволиберальная газета «Neue Südtiroler Tageszeitung», непреклонно проводя политику Рима, публикует материалы и досье против антифашистов, именуя их нацистами. Феерично, но репрессии продолжаются; так 24 июня 2009 карабинеры, крича «немецкие свиньи!», разгромили рок-концерт в городе Меран и избили немцев за отказ разговаривать на итальянском языке. Одному юноше полицейские, приставив пистолет к голове, долго рассказывали, как хотят пристрелить немца. Такова современная Италия.

Не унимаются и неофашисты: в 2006-2008 годах они инициируют серию «акций»; оскверняют памятники тирольским борцам за свободу, не щадят и могилу З. Кершбаумера. На музее в Инсбруке в Австрии вандалы малюют «Нацисты – вон!».  В шовинистических акциях 2011 года замечены и организации, имеющие репутацию прогрессивных: «Каза Паунд» и ее дочерний «Студенческий блок». Они проводят показательные мероприятия в Боцене, где фашисты в 1922 году отработали немецкий погром. «Что пропитано кровью героев, не отдадут политики», – капают слюной в «Каза Паунд».

Парадокс – к проблеме Южного Тироля зачастую прохладно относятся националисты ФРГ. Германские субкультурные наци тысячами наезжают на фестивали «Венецианского фронта скинхедов», ответственного за шовинистические выходки. Итальянцы частые гости на демонстрациях, как Дрезденский марш «Национал-демократической партии Германии»; за глаза именуют своих «арийских братьев по пиву» не иначе, как «свиньи». «Фашистские предрассудки неискоренимы у итальянских националистов», – говорил в интервью правозащитной организации JVA-Report активист «Союз Франкланда» Андреас Майерофер. Впрочем, часть НДПГ, особенно ее молодежная фракция, все-таки неплохо помогают южнотирольским националистам.

Выход есть – но он проблемный

Республика Италия богата на региональные этносы, склонные к сепаратизму: сардинцы, венеты, немцы, сицилийцы, северо-итальянцы. Длинный список. Но южнотирольский сепаратизм не похож на сепаратизмы Италии и Европы. Например, в нем отсутствует левацкий уклон, присущий баскскому, сардинскому и ирландскому. Он ярко националистичный, при этом лишен нацистского сегмента, обильно представленного у националистов ФРГ, Швейцарии и Австрии. Традиционализм без реакционности, как желание самодостаточной немецкой этнической группы вырваться из юрисдикции Италии. Он сходен с движением за независимость венгров Трансильвании; неудивительно, что южнотирольские политики всячески поддерживают венгров Румынии.

Tafel-am-Brenner

Экономическая обеспеченность, более высокий, чем у итальянцев, уровень культуры, прямой территориальный выход к исторической матери – Австрии, дает возможность Южному Тиролю абсолютно безболезненно размежеваться с Италией. Это стремление находит понимание даже у умеренных итальянских политиков из «Лиги Севера». Вопрос в другом – дадут ли немцам «право» решить свою судьбу собственноручно.

 Понятно, что Южной Тироль в составе Италии – очевидное недоразумение; последствие колониальной и ксенофобской политики итальянской короны, а затем карикатурной фашистской империи Муссолини. Однако мировое сообщество не планирует предоставить народам, если они находятся в либеральном поясе Евросоюза, право на самоопределение. ЕС готов на жестокости, ради появления исламского «Косово», с этническими чистками сербов, если поставлена цель – разрушить государство, назначенное во враги. Но освободительные движения внутри ЕС, даже если, его представители кристальные антифашисты, не получат признания у Запада априори.

Максим Собеский, для Страйка

 




Loading...