Шпионский мост

0

266_kopia

Пятидесятые были мрачным временем во всем мире. Холодная война нависала над каждым и требовалось лишь неаккуратно чиркнуть спичкой, чтобы все сгорело в ядерном огне.

Еще не существовало ракет и спутников и ядерная война должна была идти по старинке – посредством сверхдальних бомбардировщиков. А аэроразведка велась с самолетов-шпионов, которые фотографировали вероятного противника, забираясь в стратосферу. Эта специфика деятельности воздушной разведки и породила события, описанные в фильме.

В исторических фильмах, если они хотя бы в общих чертах соответствуют той реальности, которую изображают, нет места спойлерам: всегда известно, в чем интрига событий, кто победит, а кто проиграет. Так что и пересказывать сюжет «Шпионского моста» нет смысла, обмен советского шпиона Абеля на американского летчика Пауэрса стал классикой еще советского кино.

Сложно сказать что-то новое о событии, которому десятки лет посвящают книги и фильмы, причем это делали и их основные участники. Абель консультировал создателей советского шпионского фильма «Мертвый сезон», а Пауэрс написал книгу о своей одиссее. Но Спилберг нашел нетривиальный ход.

Злоключения шпиона КГБ и пилота ЦРУ  – это фон для той работы, которая стороннему наблюдателю обычно в подобных историях сама представляется лишь фоном. Главный герой «Шпионского моста» – адвокат Абеля Донован, человек, согласившийся защищать самого ненавистного в США преступника. Из-за этого и самому Доновану пришлось пострадать, он столкнулся с общественным давлением такой силы, что ему даже обстреливали окна.

Однако это не судебная драма. Фильм все-таки не зря назван «Шпионский мост», а не, например, «Суд над шпионами». Он реконструирует переговоры об обмене между сверхдержавами, причем ни СССР, ни США ни признавали за «своими» людьми шпионского статуса, обвиняя противника в задержании невиновного человека. Так что переговоры пришлось вести тем, кто никак не связан с государственной системой. Развитие холодной войны зависело от усилий американского адвоката.

На самом деле развитие любого конфликта решается, когда противники оказываются за столом переговоров. Задача военных – это лишь сделать условия для этих переговоров максимально выгодными для своей стороны. Но это если идет война. А если ее нет?

Тогда военные не могут ничего сделать и все зависит от дипломатов. Трагедия «Шпионского моста» в том, что таким дипломатом оказывается случайный человек, который верен своему адвокатскому долгу настолько, что готов даже в одиночку ездить переговариваться на территорию противника. И Донован раскрывает свой талант настолько, что впоследствии станет официальным переговорщиком США по вопросам обменов и освобождений (в фильме это проходит единственной фразой).

Война в Украине заставила тысячи людей стать такими «адвокатами Донованами». Случайные люди становятся военными, переговорщиками, волонтерами и берут на себя те функции, которые не может или не хочет выполнять государство. Войну можно выиграть только тогда, когда в ней участвуют искренние и последовательные люди, которые может быть и не держат в руках оружие, но зато понимают свой долг. Кстати не держали оружия и Абель с Пауэрсом. И оба они отказались от сотрудничества с врагом, что делает им честь, но не вытягивает на уровень Донована. Советский и американский шпионы были людьми приказа. А Донован оказался выше их, потому что всегда мог отказаться от своей миссии. Но не сделал этого и смог победить не только советскую империю, но бюрократизм «собственных» американских чиновников и спецслужб.

В мрачные пятидесятые фильм начинает, но его финал (та самая знаменитая сцена на мосту, которая, как мне кажется, Спилбергу не особо удалась)приходится уже начало шестидесятых. Совсем другая эпоха по обе стороны железного занавеса, когда стальные декорации великого противостояния хоть на какое-то время сменили свои декорации на спокойную и радостную жизнь.

Мы тоже доживем до «шестидесятых», потому что у нас есть свои донованы.

Андрей Кемаль, для «Страйка»





Loading...



Залишити коментар