«Солнечный удар» всеобщей забастовки 1903-го

0

1903

Сладенький и бездарный «фильмище классика» Никиты Михалкова – затянутый «Солнечный удар» поразил зрителя бессмысленным и инфантильным рефреном «Как это все случилось?». Миллионер от искусства и профессиональный фальсификатор истории использовал чувственный уровень для «духовных скреп» двух сюжетных линий – «чистые и пушистые» белые офицеры и подлый, неблагодарный народец.

Но, реальность была другой. Империя, построенная на средневековом феодализме, бесправии и дикости получила «солнечный удар» еще летом 1903-го – от которого в муках скончалась в 1917-м. Этим «ударом» стало появление рабочего движения, когда в мегаполисах Украины и Закавказья прошли рабочие стачки, в которых участвовало около 200 тысяч рабочих. Стачки стали предвестниками бури и натиска, выражением еще подспудного стремления «не бути скотом», первыми пробами создания свободных профсоюзов.

Наиболее сильными протесты были в Одессе и Баку, их примеру последовали рабочие Тифлиса и Батума, Екатеринослава (Днепропетровска) и Александровска (Запорожье), Елизаветграда (Кировограда), Киева, Харькова и Николаева… Выступления вспыхнули стихийно и местные социал-демократические организации (будущие большевики-ленинцы) вынуждены были признать, что «попали впросак», что их комитеты не были в состоянии руководить «небывалым до сих пор грандиозным движением».

В 1902 году среди одесских рабочих стали популярными идеи формирования первых профессиональных союзов. Эти идеи были занесены в рабочую среду сторонниками создателя «полицейского социализма» В. С. Зубатова (в Москве и Петербурге, с разрешения властей, открывались первые легальные рабочие союзы – «Общества взаимного вспомоществования рабочих механического производства»). В начале 1903 года «Независимой рабочей группой» в Одессе были созданы союзы: машиностроителей, судоремонтников, жестянщиков, каретников, матросов, портовых рабочих, пекарей, рабочих железнодорожных мастерских, общегородской рабочий комитет – первый Совет профсоюзов. «Независимые» заявили об изгнании представителей политических партий из рабочих союзов, об отказе от чисто политических требований, считая, что они искусственно навязываются рабочим. Свою энергию «независимые» направляли на борьбу за повышение зарплаты, улучшение условий труда, уменьшение рабочего дня. Деньгами бастующим помогала касса «независимых».

Сначала, городская власть не препятствовала рабочим, а полицейские чиновники и «отцы города» оказывали «независимым» определенную протекцию в конфликтах с частным капиталом. Но, забастовочное движение выскользнуло из рук «независимых» в ходе июльской забастовки 1903-го, когда пролетарии стали хозяевами улиц Одессы. Тысячи людей врывались на предприятия и угрозами заставляли «несознательных рабочих» присоединяться к забастовке. Десятки тысяч штурмовали одесский порт и вокзал, изгоняли с постов полицейских, срывали государственные флаги, останавливали железнодорожные составы, между штрейкбрехерами и забастовщиками происходили столкновения. Забастовало все, что могло забастовать… Одесса оказалась без власти, хлеба, света и воды. Хозяева ряда предприятий были вынуждены уступить – рабочий день был сокращен на полтора часа, поденная плата работникам увеличена в 1,5 раза (на 20 коп. в день)! Удовлетворение ряда требований забастовщиков и начавшиеся репрессии властей привели к прекращению трехнедельной забастовки 23 июля 1903 года.

В Баку стачка проходила две недели практически на всех заводах города, на нефтяных приисках, на железной дороге и электростанции. Бастовала даже ресторанная прислуга, а полиция прибывала в замешательстве.

Деятельность «независимых» и профсоюзов вызвала серьезные опасения властей и их структуры в Одессе (и по всей империи) были ликвидированы полицией, лидер «независимых» Г. Шаевич «получил» пятилетнюю сибирскую ссылку. Одесские рабочие разуверились в «комитетчиках» – лидерах местных комитетов партий социал-демократов, социалистов-революционеров, Бунда. Распространенным явлением стали различные «оппозиции» против руководящей роли интеллигенции в рабочем движении («Рабочая воля» и «махаевцы» в Киеве, Одессе, Екатеринославе, «чистые социалисты» в Николаеве). Новые рабочие лидеры выступали за демократизацию рабочих организаций и формирование их руководства только из рабочих.

Стачки лета 1903 года стали школой борьбы для будущих активистов движения, первой пробой сил пролетарского протеста. И когда 9 января 1905 года власти осмелились расстрелять в столице демонстрацию трудящихся – началась революция. Эта революция на повестку дня поставила обретение свободы и равенства, создание действенного инструмента социального прогресса – профсоюзов. После расстрела рабочих в Петербурге маховик истории усилил обороты и неуместным стали вопросы: «Как это все случилось?» или «Что делать?». Режим и империя были обречены.

Виктор Бельский, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар