Соседский дозор: украинский национализм и современная Польша

1

dozor

Революционные изменения в соседних странах нередко бывают поводом для обострения национального вопроса и обновления общего списка претензий. Особенно, в том случае если национализм — как гражданский, так и этнический – оказывался одним из моторов происходивших событий. В случае Украины и Польши, где список взаимных исторических упреков и прямых обвинений может оказаться особенно длинным, риск того, что националистическая карта, так или иначе окажется в игре после отстранения от власти Виктора Януковича и формирования новой политической реальности в стране, был достаточно велик.

Если оценивать события год спустя после начала выступлений на Майдане, то можно признать, что полностью тема опасности украинского национализма в Польше проигнорирована не была. Более того, революционные события в Киеве, последующее присоединение к России Крыма и активное включение Москвы в вооруженное противостояние на Юго-Востоке страны привели к определенному водоразделу в польских националистических кругах по отношению к Украине. Тем не менее, озабоченность украинским национализмом (если не считать некоторых особенно болезненных проявлений такого национализма) остается в Польше, главным образом, уделом политических маргиналов — возможно, в том числе и потому, что и в самой Украине силы, выступавшие с наиболее радикальными националистическими программами не получили убедительной политической поддержки.

Здесь, судя по всему, необходимо сделать некоторые краткие пояснения по поводу узловых моментов, определяющих отношение польского общества (в том числе, его националистической части) и государства к Украине и украинскому национализму. Отношение это изначально строится на балансе различных, иногда взаимоисключающих факторов — поскольку современная Украина и общая польско-украинская история дает богатый повод для диаметрально противоположных выводов и примеров. Однако если свести эти общие сложные моменты, к неким общим результирующим, то они будут такими: первое — независимая Украина считается одним из главных гарантов существования независимого польского государства и противовесом России на востоке практически во всех традиционных польских внешнеполитических построениях; однако есть и второе — Организация украинских националистов и особенно Украинская повстанческая армия, культ которой сейчас имеет в Украине статус близкий к официальному, для Польши составляет гораздо больший предмет неприятия и раздражения, чем, скажем для России (где нынешняя борьба с «бендеровцами», на мой взгляд, имеет во многом сконструированный характер). Поляки любых убеждений УПА (и соответственно, ее символику) связывают, прежде всего, с граничащими с геноцидом этническими чистками польского населения, организованными, по их мнению, Украинской повстанческой армией на Волыни и в некоторых других областях Западной Украины в 1943-44 гг. и любое использование символики УПА воспринимается там предельно настороженно и, во всяком случае, не вызывает стремлений солидаризироваться.

Следует заметить, что и в период противостояния на Майдане, когда в российской пропаганде особенно интенсивно использовался тезис о возрождении фашизма в Украине, эта тема не обходилась и в Польше. Во всяком случае, флаги УПА действительно вызывали там определенное напряжение. В конце января 2014 года, когда уличные столкновения были в самом разгаре, одна из ведущих газет Польши Rzeczpospolita опубликовала интервью с Андрием Тарасенко, выполнявшим тогда функции пресс-секретаря «Правого сектора», поскольку «Сектор», яростно дравшийся с милицией под красно-черными знаменами, находился тогда в зените славы, представитель газеты решил обсудить взгляды движения на украинско-польские отношения. Тогда в интервью Тарасенко поделился своими представлениями о том, что массовое убийство поляков на Волыни – это «бредни», а Польше стоит вернуть Украине Пшемысел (бывший Перемышль) и те районы Люблинщины, которые когда-то были населены украинцами (украинцы с этих территорий были почти поголовно насильно выселены польскими властями в 1947 году в рамках «обмена населением» с Советским Союзом, мера была продиктована в том числе необходимостью лишить вооруженное украинское антисоветское подполье баз за пределами советских границ). На робкие замечания корреспондента, что Польша является одним из главных союзников Украины в Европе и, возможно, стоило немного учесть отношение к символике УПА в этой стране, Тарасенко сообщил, что не изменяет принципам по тактическим соображениям.

Интервью произвело в Польше небольшую сенсацию, во всяком случае, информацию о том, что новое радикальное националистическое движение, столь заметно проявившее себя на Майдане претендует на часть польской территории была перепечатана на многих ресурсах. Впрочем, «Правый сектор» вскоре открестился от рассуждений Тарасенко, а сам Тарасенко перестал считаться пресс-секретарем организации. Кажется, на этом инцидент посчитали исчерпанным — во всяком случае публично о претензиях на польские территории больше никто из руководителей националистических организаций не заявлял.

Впрочем, вскоре примечательный ход был сделан уже со стороны польских националистов. 3 февраля молодежное радикальное националистическое объединение Национальное движение (Ruch Narodowy) выпустило обращение совместно с венгерским националистическим движением Jobbik, в котором заявили, что правительства Польши и Венгрии не должны идти на поводу у Брюсселя и сосредоточиться в своей украинской политике лишь на защите польского и венгерского национального меньшинства, а также не допускать официального культа Степана Бандеры в Украине.

Молодежные национал-радикалы до 2014 года, в основном, были известны благодаря массовым уличным акциям на День независимости Польши 11 ноября (мероприятие резко антисистемное по отношению к современному польскому политическому миру и чем-то напоминающее «Русский марш» в Москве). Это действительно массовая акция, привлекающая из года в год десятки тысяч участников и проходящая под националистическими и антибрюссельскими лозунгами. Однако своим заявлением 3 февраля движение попыталось наиболее резко очертить свое принципиальное отличие от традиционных польских политических сил, все из которых — как либеральная «Гражданская Платформа», так и резко оппонирующая ей с право-консервативных позиций «Право и справедливость», а также другие парламентские партии и движения, так или иначе выступали и выступают в поддержку Украины и видят в сильной Украине залог польской независимости. Национал-радикалы объявили, что падающему нужно по меньшей мере не мешать падать, а смотреть следует на укрепление позиций поляков на нынешних украинских землях. О том, в чем может заключаться это укрепление национал-радикалы особенно активно заговорили после включения Крыма в состав Российской Федерации. Тогда члены руководства движения стали делать различные намеки на тему того, что границы между государствами не устанавливаются на века и Польше тоже можно подумать о тех территориях, которые без желания Польского государства оказались вне его границ, имея в виду территории Западной Украины, занятые Советским Союзом в 1939 году. Эти заявления также делались, скорее в гипотетической манере. Тем не менее, само покушение на прежний твердый принцип недопустимости обсуждения каких-либо территориальных претензий к Украине оказался перейден. Особенно это было заметно на последнем массовом марше 11 ноября, которые его организаторы из Национального движения превратили в акцию поддержки поляков на Западной Украине — в частности, первое слово было предоставлено ведущей польскоязычного львовского радио Марысе Пырж, а один из лидеров движения Роберт Винницкий заявил собравшимся, что «Патриотизм, который хочет забыть о Вильно и Львове — увечный и неполный патриотизм». При этом в прошлые годы одним из гостей марша неоднократно оказывалась украинская «Свобода». Смена курса действительно произошла довольно резко. Впрочем, стоит отметить, что в своих заявлениях о поддержке поляков в Украине и своих взглядах на земли к востоку от польской границы, Национальное движение не делает особенного упора на разгуле украинского национализма.

Стоит заметить, что та же Rzeczpospolita осенью этого года помещала материал с интервью анонимного функционера Агентства внутренней безопасности Польши, в котором тот говорил о некотором беспокойстве в связи с поездками представителей «Свободы» и «Правого сектора» на Юго-восток Польши (в те самые регионы, о «спорности» которых говорил в своем интервью Тарасенко). Впрочем, ни о какой конкретике (кроме ссылок на то же интервью бывшего пресс-секретаря «Правого сектора») в статье практически не приводилось. Материал можно считать некоторым неопределенным сигналом, что в происходящем в Украине Польшу устраивает далеко не все, однако и изучение ситуации ведется, но о больших поводах для беспокойства в связи с деятельностью кучки активистов речи нет.

Впрочем, в статье упоминается одна конкретная история — локальный скандал в городе Пшемысел, где группа украинских студентов местного вуза сфотографировалась вместе с флагом УПА. Когда об этой фотографии (которую студенты, к слову сказать, разместили на странице «Вконтакте») стало известно местным интернет-пользователям, на студентов обрушился шквал проклятий, ректору вуза стали поступать сотни писем с требованием отчислить провинившихся. Студентам пришлось писать объяснительные и извиняться перед жителями города и всеми поляками, подтверждая, что они не хотели никого оскорбить (по их словам, они сфотографировались с флагом, хранившимся у их приятеля, воевавшим в зоне АТО и лечившимся в Польше от ранений). История действительно мелькала в польских СМИ. «Газета Выборча» – ведущая польская газета либерального направления посвятила ей большой репортаж. Впрочем, как признают многие герои этого репортажа, тема получила столь острое развитие именно из-за специфики Пшемысла — небольшого приграничного города, расположенного на землях когда-то в значительной мере населенных украинцами (и в 1939-м присоединенного к СССР). Для этих мест тема УПА и Волынской резни переживается особенно остро.

Вообще тема украинского национализма обыгрывается также особыми сообществами, занимающимися защитой польского исторического наследия (и соответственно, польского населения) на землях, исторически входивших в состав польского государства. Хранители наследия кресов (то есть окраин польских земель, где поляки, как правило, проживали в окружении других народов) имеют свои объединения, общественные и интернет-ресурсы. В каком-то смысле они заинтересованы подчеркивать опасность, в которой находится польское наследие со стороны тех или других враждебных сил. Некоторые материалы с их ресурсов, например, с портала kresy.pl любят перепечатывать в России (как доказательство обеспокоенности Польши угрозой украинского национализма).

Вообще тему того, что Польша недостаточно уделяет внимание истории Волынской резни, а также честно должна признать, что заглядывается на Западную Украину и Львов достаточно часто любят касаться некоторые пропагандистские ресурсы. Время от времени, в частности, о Волынской резне и недостаточной защите поляков в Украине рассказывают в передачах польского вещания «Голоса России». В этом смысле затрагивание подобных тем польскими националистами приводит к риску получить обвинение (неизвестно, насколько обоснованное) в работе на Кремль. Особенно это практикуют политики и активисты, близкие к консервативной партии «Право и Справедливость», которые вообще, как и многие консерваторы широко пользуются ярлыками в политической борьбе, а также борются за консолидацию своего электората и не в восторге от активности радикалов справа. Порою обмен обвинениями принимает довольно жесткие формы. В частности осенью неизвестные разбросали листовки с обвинением в педофилии Марчина Рея — блоггера, горячо поддерживающего Украину и занимающегося расследованием связей радикальных националистических группировок. Листовки были разбросаны в пригороде Кракова, где он проживал. Похожие акции кто-то провел в отношении консервативных журналистов, так же настроенных горячо проукраински — в частности Давида Вальдштейна (кто-то установил могильный памятник с его именем на одном из варшавских кладбищ). Другой известный журналист Себастьян Перейра, также заявлял о том, что кто-то испортил двери его квартиры и поместил рядом «поздравление от Игоря Стрелкова». Впрочем, о таких эпизодах вряд ли можно говорить, как о признаках большого раскола. Скорее, о некоем обострении борьбы в крайних секторах политического спектра.

Собственно, и проблема украинского национализма в Польше оказывается политически выигрышной темой, именно для наиболее радикальных политических групп (не показывающих хоть сколько-то убедительных результатов на выборах). Возможно потому, что и в самой Украине движения, наиболее твердо заявлявшие о своей связи с традицией украинского национализма образца ОУН и УПА после Выборов в Верховную Раду также оказались далеко не в центре украинского политического мира. Взаимное цементирование радикалов двух стран, направленность их на борьбу друг с другом — исход, относительно вероятный. Но вряд ли об этом пока можно говорить, как о большой проблеме Польши или Украины.

Станислав Кувалдин, для «Страйка»





Loading...



1 коментар

  1. В Российскую Думу поступил законопроект о незаконности передачи Крыма в собственность Украины согласно действующих всех Конституций СССР и республик. Выход из СССР республик мог быть только в территориях, в которых республика входила в состав Союза. Крым мог быть передан только под территориальное управление, но не в собственность другой республики.
    Такое решение Думы повлечет и изменения понятий по пакту Молотова-Риббентропа, передавшего в 39 году Союзу, а не Украине земли Польши, Венгрии и Румынии. Россия, как правопреемник СССР по долгам и международным договорам может аннексировать пакт Молотова-Риббентропа и вся Западная Украина немедленно окажется в Евросоюзе. Страны восточной Европы Евросоюза давно желают отобрать свои земли и конфликт Украины и Европы наберет необратимой силы. России это надо для замены НАТО на создание сил Европейской безопасности, а Штатам – это потеря их политического и экономического влияния на Европу. Поэтому Украина сегодня играет особую геополитическую скрипку в геополитической борьбе Штатов и России. Россия Украине враг, но не обыкновенный, а термоядерный враг и бряцает оружием точно зная, что ни НАТО, ни США, ни Европейские страны не могут воевать с Россией, поскольку новая военная доктрина России усиливает возможность применения термоядерного оружия Россией в первый день войны обыкновенным оружием, если война будет со странами, которые превосходят военный потенциал России – а это США и НАТО.
    Вот так Украина оказалась объектом геополитической борьбы между Штатами и Россией и только немедленное прекращение войны в Донбассе и выдача Донбассу широких автономных полномочий может спасти Украину от хаоса и полного развала державы, которую столетиями добывали в борьбе украинцы, Дальнейшая эскалация войны на Донбассе приведет обязательно к ухудшению отношений Европы и Украины из-за набирающего силы национализма в национально озабоченной Украине, в которой в любой момент антирусские настроения могут быть разбавлены антипольскими, антивенгерскими и т.д. Скармливаемый антирусский национализм в Украине не может воевать и победить Россию, но вот вспомнить Польше про обещания Польши принять Украину в Евросоюз и НАТО, куда Украине даже не светит в течение десятилетий – это окрепшие националисты смогут и сделают.

Залишити коментар