США наживаются на союзниках, будто гангстеры. «Американская ловушка»

0

В той истории было много ловушек, но эта ловушка шестилетней давности была расставлена ФБР в Международном аэропорту имени Джона Кеннеди в Нью-Йорке, сразу при выходе из самолета. Долго летевший из Азии Фредерик Перуччи внезапно оказался под крыльями шоколадного орла, который является символом Министерства юстиции Соединенных Штатов (DoJ). Когда Перуччи приземлился в каземате тюрьмы особого назначения, Эммануэль Макрон уже год занимался судьбой компании Alstom, на которую работал Перуччи. Искал ли он сделки, которые помогут ему финансировать президентские выборы? Год спустя, уже в качестве министра экономики, он продал наиболее ценную часть концерна Alstom американцам, которые для верности держали Перуччи в качестве заложника.

Сначала Перуччи привезли в тюрьму особого назначения в штате Род-Айленд, где его ожидал федеральный прокурор Дэвид Новик, чтобы обрисовать ему перспективу стадвадцатипятилетнего (!) тюремного заключения. Он смягчил ее предложением шпионить в пользу США в роли агента, внедренного в Alstom. По словам Новика, Министерство юстиции искало компромат на главу Alstom Патрика Крона, поэтому Перуччи мог бы пригодиться. К его удивлению, француз отказался, рассчитывая на быструю помощь своего концерна — которую ему так никогда и не оказали. Он не знал, что американцы следили за Alstom уже четыре года, поскольку собирались им завладеть.

Перуччи не возглавлял Alstom, но был близок к его верхушке – управлял континентальными отделами предпринимательства, отвечал за контакты с другими государствами. Он жил в Сингапуре вместе с семьей. Перуччи узнал, что в США ему предъявили обвинение в содействии коррупции в Индонезии десятью годами ранее. По просьбе американцев два индонезийских депутата сообщили, что со стороны Alstom были попытки подкупа. Почему этим занимаются именно американцы? Потому что у них существует известный закон от 1977 года – «Закон о коррупции за рубежом (FCPA)» – о противостоянии всемирной коррупции, который с 1998 года стал распространяться на все страны. США признали за собой право преследования коррупции по всему миру, в случаях, если речь идет о долларах или использовании американских технологий (например, электронной почты). Это позволяет им более эффективно вести экономическую войну и «доить» союзников.

Четыре буквы

Закон о коррупции за рубежом – это одно из основных орудий американской ловушки. Собственно, по официальным данным, Перуччи виноват не в коррупции, а в том, что не поставил в известность Министерство юстиции США, когда мог быть о ней осведомлен. Такую обязанность США в одностороннем порядке наложили на весь мир, поэтому им легко преследовать иностранцев за невыполнение чего-то, что требуют от них американские законы. В законе о коррупции за рубежом столько ловушек, что можно посадить каждого, кого объявят виновным. Это упрощает дело.

Пока Перуччи знакомился с обществом серийных убийц и мафиозных боссов, Макрон уже был в верхнем эшелоне власти, рядом с президентом Олландом. Тогда он сразу заказал рапорт об Alstom стоимостью 300 тысяч евро в американской фирме стратегического консультирования. В действительности за время работы в Банке Ротшильдов Макрон заключил только одну большую сделку, но между концернами Nestlé и Pfizer — благодаря чему стал миллионером и акционером банка. Он решил, что обладает достаточным опытом.

DoJение напропалую

Alstom был огромным предприятием тяжелой промышленности с двумя основными специализациями – транспортом и энергетикой. В настоящий момент неизвестно, почему, собственно, он был выставлен на продажу. Он преуспевал, получал заказы на десять лет вперед и, прежде всего, имел стратегическое значение для экономики страны и даже ее обороноспособности. Это был лакомый кусочек, особенно его энергетическая ветвь, которая приносила фирме три четверти дохода. Американский концерн General Electric (GE) и немецкий Siemens очень им заинтересовались. Американцы быстро отправили немцев по домам. На пути стоял еще Арно Монтебур, министр экономики, который понял, в чем дело, и не хотел давать согласия на сделку. Перуччи сидел уже больше года без шансов на освобождение, когда президент Олланд снял Монтебура и назначил на его место Макрона (2014). Тот быстро дал согласие на продажу Alstom Америке, объясняя это следующим образом: «Франция – это не Венесуэла, у нас есть экономическая свобода». Два дня спустя Министерство юстиции США выпустило из тюрьмы Перуччи с условным сроком.

Чтобы осознать, в какую переделку он попал, отрезанный от мира директор начал изучать американские законы — пока не понял, как они используются для вассализации и обкрадывания иностранных государств и предприятий, как Министерство юстиции США сотрудничает с GE (и другими американскими гигантами), чтобы достичь своих имперских целей. Американцы регулярно собирают дань с крупных европейских фирм, пользуясь всемирным охватом своих законов и своей доминирующей позицией. Это может проявляться как в виде денежных штрафов, вытекающих из закона «четырех букв», так и на основе законов о санкциях или эмбарго. Последние торжественно объявляют, что некое государство с точки зрения бизнеса «больно проказой», поэтому каждый, кто захочет к нему приблизиться или с ним торговать, «останется без носа». Крупные фирмы из Европы покорно платят США многомиллиардные «штрафы», поскольку иначе они будут изгнаны с их рынка. Alstom был принят, но все равно должен был заплатить.

Измена

После продажи GE своего энергетического крыла (более чем за 12 миллиардов долларов) Alstom должен был заплатить американцам почти 800 миллионов долларов за то, чтобы выпутаться из индонезийской истории с коррупцией. В послевоенной капиталистической Европе долго сохранялась характерная мораль: коррупция была запрещена, но не по отношению к иностранцам. Французские предприятия еще до 2000 года могли вычитать из налога взятки, даваемые за границей. При Евросоюзе многое изменилось, но часть традиций сохранилась. США настолько политически сильны, что им не нужно никого подкупать — достаточно только погрозить пальцем в случае сопротивления, а в Европе по-прежнему дают на протянутую невидимую «лапу» рынка, чтобы торговля спорилась.

Перуччи не мог согласиться с продажей Alstom США. Он связался с бывшим начальником следственного отдела Radio France, заслуженным журналистом «Le Nouvel Observateur» Мэтью Ароном. Именно General Electric сегодня поставляет турбины Alstom для французских подводных лодок, для авианосца «Шарль де Голль» и гражданских атомных станций. Если в случае какой-либо политической размолвки американцы больше не захотят заниматься турбинами и электросетями, три четверти Франции останется без электричества. Утрата суверенитета идет рука об руку с утратой энергетической независимости. Но Макрон был в восторге. В 2015 году он поехал в Бельфор, где рабочие были очень обеспокоены, опасаясь массовой потери работы.

«Наш американский партнер откроет здесь тысячу новых мест работы!» — президент Макрон в фирменной шапочке Alstom убеждал, что все будет наоборот, фирма будет процветать благодаря ему и GE. В это время Перуччи, которому угрожал процесс и 125 лет тюремного заключения, подчинился американской прокуратуре и добровольно принял наказание – Министерство юстиции США выигрывает так 98,5% дел. За это его тут же уволили с работы, но теперь он мог рассчитывать на более короткий срок. Перуччи был приговорен суммарно к 30 месяцам лишения свободы, поэтому он был вынужден вернуться в Америку, чтобы отсидеть еще год. Когда он, наконец, вышел на свободу, GE объявили, что в Бельфоре (для начала) будут уволены более тысячи человек. Американцы оказали Макрону услугу тем, что согласились подождать с этим заявлением до тех пор, пока не пройдут европейские выборы. Люди узнали об этом спустя два дня после голосования.

Правильный выбор

Вероятно, что США захотели купить Alstom, потому что концерн налаживал отношения с Россией и Китаем. США не хотели очередного трансфера технологий в Китай, а с французами у них хорошо получалось – в 2014 году BNP Paribas был вынужден выплатить американцам астрономическую сумму «штрафа» – девять миллиардов долларов – после обвинения в нарушении одностороннего американского эмбарго, наложенного на Иран и Кубу. Французы не могли этого проглотить, и в парламенте была созвана специальная комиссия по выяснению обстоятельств продажи Alstom. Ее возглавил Оливье Марле, депутат республиканской партии (либеральных правых), чтобы узнать, что продажа Alstom связана как с заключением Перуччи, так и с избранием Эммануэля Макрона (неолиберальные правые) президентом в 2017 году. Как утверждает Марле, часть денег от сделки пошла в избирательный фонд Макрона, а также на получение расположения администрации и СМИ.

Несколько дней назад обычная прокуратура передала следствие по этому делу особой прокуратуре по финансовым делам. Ее главу должен вскоре утвердить Макрон. Марле называет эту аферу «коррупционным пактом», который «совершенно» не соответствует демократии. В июне на акции протеста против GE и Макрона в Бельфоре вышло 10 тысяч человек — от Новой антикапиталистической партии до либеральных правых. В начале года

Перуччи с Ароном выпустили книгу «Американская ловушка», посвященную американским методам ведения экономической войны, вскоре переведенную на английский язык. Британская BBC обратила внимание, что ее внимательно читал и хвалил Рен Женфей — глава Huawei, китайского производителя телефонов, против которого направлены действия США. Американцы обеспечивают себе гегемонию или ослабляют конкуренцию, навязывая собственное правосудие, тесно связанное в этом случае с правительственной политикой.

Тени на стене

Когда в Париже в октябре прошлого года шла работа над книгой, некие до сих пор неустановленные лица ворвались в квартиру Арона, чтобы вынести исключительно компьютеры, документы и заметки. Ничего ценного не пропало, потому что кто-то интересовался только записанной информацией. Секреты дела Alstom могут стать причиной серьезных проблем не только для Макрона, здесь может оказаться много подозреваемых. Американцы широко развивают бизнес, Министерство юстиции США «доит» преимущественно Германию и Францию, но есть и другие. Миллиарды долларов переходят из рук в руки — и загадочным образом исчезают в карманах многих лиц.

В течение двух лет, которые Макрон находится у власти, Франция переживает неолиберальную революцию: нигде в мире число миллионеров (и миллиардеров) не увеличивается в таком темпе, как в этой стране, благодаря «реформам» президента. Одновременно растет и уровень нищеты, происходит ломка социальной системы, всего, что принадлежит сообществу. Макрон служит исключительно своему общественному классу. Почти 40% французов думает о революции как лекарстве от несправедливости. Директор Французского института общественного мнения был удивлен: «Нигде в Европе нет такого радикализма». Вероятно, об афере Alstom и американской ловушке еще вспомнят осенью, когда люди выйдут на улицы.

Strajk.eu




Loading...



Залишити коментар