Ваша восточная политика (Nie)

1

original

Ранее мы уже публиковали материал о том, как польские националисты раскололись из-за войны в Украине. Продолжаем эту тематику публикацией статьи из польского еженедельника Nie, обращенной к руководству Польши в связи с его поддержкой Украины в российско-украинском конфликте, и демонстрирующей нам достаточно глубокий раскол польского общества по этому вопросу.

Именно сейчас польско-российско-украинская политика попадает в руки фанатиков и агрессивных националистов. По вашему собственному желанию. Вы можете горько сожалеть об этом, нет, мы можем горько сожалеть об этом. Но это будет исключительно по вашей вине.

Внешняя политика России вызывает сейчас обоснованный страх. Символом этой политики в Европе и США является Украина. Вы же настолько фальшиво беспокоитесь об Украине, что ваша ложь трещит по швам. Потому что речь никогда не шла о ней самой, только о России. Но сегодня невозможно говорить о России, не говоря об украинском конфликте. А в этом вы допускаете ошибку за ошибкой. Во имя добрых польско-украинских отношений вы говорите неправду, замалчиваете или притворяетесь слепыми. А хороши они для вас только тогда, когда их объединяет общая антироссийская позиция. Вы считаете, что реализуете завет Гедройца, хотя с его времен изменилось всё: мир, Европа, ментальность россиян, украинцев и ваша. Провозглашая же такие клятвы, вы считаете, что можно не замечать сильного фашиствующего национализма, существующего не только в части украинского общества, но также в кругах украинской власти. Вы оправдываете себя, не замечая ни националистических символов, ни фашистской орнаментики, не слушая речей, щедро черпаемых из теорий радикальных националистических движений. Когда, несколько дней тому назад, президент Порошенко процитировал идеолога радикального национализма Дмитра Донцова, никто из вас не среагировал. Интересно, если бы какой-нибудь другой политик ссылался на Розенберга, вы бы тоже молчали? Вместо этого вы призываете, чтобы во имя политической корректности и польских государственных интересов не говорить о волынской резне. Требуете запретить продажу российских книг и демонстрацию российских фильмов. Вы можете сказать, что читали серьезные публикации, убеждающие, что современный украинский национализм не имеет ничего общего с идеологией УПА и ОУН и выполняет полезную функцию в формировании украинского государства. То, что это неправда – полбеды. Хуже, что вам это ничего не даст.

Дело не в том, чтобы строить польско-украинские отношения на тех сотнях тысяч жестоко убитых трупов. Политика так не делается. Но нельзя делать вид, будто их никогда не было. Потому что такой подход создает два явления одновременно. Во-первых, это дает аргументы в руки тех украинцев, которые хотят в своем радикальном национализме видеть элемент, объединяющий народ, не понимая, что создают тикающую бомбу. Во-вторых, такое положение вещей отдает поле активной деятельности в этом вопросе в Польше крайним националистам и фанатикам, которые благодаря тому, что помнят о том, о чем вы хотите забыть, надевают на себя маску сочувствующих патриотов и порядочных людей. Они появляются в общественных местах как блюстители не только народной памяти, но и как люди, высказывающиеся за элементарную справедливость. Это делает их цивилизованными, придает им значимость полноправных, поскольку добросовестных участников политического диалога. Люди чаще всего не разделяют их агрессии, а только хотят, чтобы им уделили немного внимания и поклонились памяти их убитых близких. А правые националисты им как раз это дают, получая взамен благодарность и убежденность, что только они стоят поддержки.

Польские националисты поднимают тревогу при каждом серьезном сигнале возрождающегося украинского национализма, требуя ответа за тогдашнее преступление или хотя бы сохранения памяти. Они правы. Посмотрите на встречи семей с приграничных районов. Я там был. Это пожилые люди, но среди них есть и люди среднего возраста. У всех у них есть чувство обиды, что польское государство кладет останки их близких на алтарь ценностей, которых они не понимают. И правые превосходно используют эти эмоции. И будут пожинать плоды этого. Вы считаете, что это можно замалчивать, отдавая им поле деятельности. Таким образом, вы выращиваете чудовище.

Вы поддерживаете только одну часть Украины в отличие от другой. И Россия, и Украина используют пропаганду для лжи и взаимных обвинений. Вы присоединяетесь к одной из сторон, применяя те же уловки и ложь. Вы делаете что-то отвратительное: подстрекаете к гражданской войне. Да, в Украине есть россияне, наверное, есть российские инструкторы и, возможно, есть российское оружие. Но, прежде всего, разделены украинцы, а вы натравливаете их друг на друга. Потому что хотите победить Россию.

Россия для вас имеет лицо Путина. Нет оскорбления, которое бы более или менее завуалировано, не прозвучало в его адрес. Путин – авторитарный руководитель, который неизбежно ведет Россию к гибели, а мир к уничтожению. Он вредит российскому народу. Очень может быть. Вы готовы на многое, а может и на всё, чтобы его не было. Вы не понимаете, что устранение каким-либо образом Владимира Путина не принесет ожидаемого вами результата: Борис Ельцин не вернется. Никогда не будет возвращения к ельциновской России, когда с каждого доллара добываемой российской нефти только 20 центов оставалось в России, а остальное забирали западные компании. Следующий, кто придет после Путина, тоже захочет сильное государство. Потому что этого хотят россияне и они готовы на многое для достижения этой цели. Однако пока что вы выбрали, кроме санкций, ещё один специфически польский способ ведения внешней политики. Обиделись на Путина лично и на Россию в целом. Не хотите с ними разговаривать, не признаете за ними никакого права на существование в цивилизованном мире. Обижаются лакеи и служанки. А в политике же каждый разговор чего-то стоит, но вам это не понятно. Вместо этого вы делаете то, что у вас выходит лучше всего: надуваетесь. Хотя не только.

Польские СМИ на каждое движение россиян в Польше реагируют так же: агенты Кремля источают пропаганду. Значит, стоит её скомпрометировать, но это невозможно сделать, если только утверждать, что это пропаганда, и, возмущаясь, что польские спецслужбы не выполняют своих обязанностей, запрещая въезд российским писателям, публицистам или ученым. Если они лгут, то их легко будет высмеять. Правда себя защитит, а правда на нашей стороне, значит нечего бояться. Если вы не будете болтать, то россияне найдут других слушателей: тех же националистов. Добавят им силы и значимости. То есть вы им добавите.

На днях в Брюсселе я принимал участие в обсуждении встречи Россия-Евросоюз. Возможно, россиян там не любят, однако кто-то признал, что стоит их впустить в Европарламент и, хотя бы выслушать, что они скажут. Европе это ничего не стоит. А нам конечно – когда начинаются разговоры о ситуации за нашими границами, то нас не приглашают. И тогда мы ужасно переживаем. Правда, чуть было не забыл, – мы же обижены.

Я разделяю ваш страх. Большая Россия – это большая сила и большая угроза. Я мог бы даже разделить вашу мечту, чтобы рядом с нами была маленькая, разъединенная Россия, любящая демократию и правила, управляющие западной цивилизацией. Тогда можно было бы вздохнуть с облегчением. Однако проблема состоит в том, что между сегодняшней Россией и Россией из ваших мечтаний лежит огромная пропасть – временная и ментальная. В ней совершенно правдоподобно, что прежде чем россияне станут слабыми, они захотят взорвать кусок западного мира вместе с собой. Для них это возможно.

Россия для вас – это только Кремль, а в нем Путин. Вы не принимаете во внимание, что даже у кремлевской власти несколько лиц. С одной стороны, это лицо дальновидного аналитика и публициста Федора Лукьянова, ученого Сергея Караганова, с другой – агрессивная рожа Владимира Жириновского. Своими глупыми реакциями вы суете их в один мешок, создавая у всех ощущение осажденной крепости и черно-белое видение окружающего их мира.

Объективно вы подталкиваете к войне во имя Европы и Польши, хотя не спросили, хотят ли этой войны обычные люди. Но даже, если войны не будет, то в будущем вашими переводчиками с русского на польский будут радикальные польские националисты и ксенофобы.

Мачей Вишнёвски, заместитель редактора социального портала Strajk.eu

Опубликовано в еженедельнике Nie.





Loading...



1 коментар

  1. Василий on

    Из предисловия понятно, что статья опубликована для ознакомления с расколом польского общества и не совпадает с позицией редакции. Однако все равно хочу прокомментировать.

    Во-первых странно, что претензии к Украине у автора, в значительной степени, сводятся к каким-то историческим событиям, к воспоминаниям об ОУН-УПА. А отчего бы сразу не вспомнить Колиивщину? Или Хмельничину? Это ведь тоже этапы украинско-польских отношений, но вряд ли кто-то додумается рассматривать их в качестве ключа к вопросам актуальной политики. Автор впадает в реконструкторство точно также, как это делают в России, когда вместо реального анализа политических событий в нашей стране, кремлевские пропагандисты начинают рассказывать об ужасах “бандеровщины”, как будто хоть один исторический “бандеровец” играет сегодня заметную роль в украинском политическом процессе. В случае российской пропаганды – это понятно. Она изначально не претендует на объективность, у нее задача другая. Но зачем это польскому публицисту, претендующему на объективность? Ему стучит в сердце “Волынская резня”? Нам тоже есть, что вспомнить.

    Порошенко процитировал Донцова и автор сравнивает этого исторического идеолога украинского национализма с Розенбергом. Антисоциальная политика киевских властей, тотальная коррумпированность, ликвидация социальных гарантий автора почему-то не интересуют. А может быть он вспомнит об украинских политиках, которые цитируют Пилсудского? Таких много. Они гордятся своим великим политиком. “Великий политик” несет личную ответственность за “пацификацию” Украины. Чем он лучше Донцова? Но решится ли автор публично, в польской прессе сравнить Пилсудского с Гансом Франком? По отношению в Польше Франк ведь был, вобщем-то, тем же самым, что и Пилсудский для Украины. И те украинские повстанцы, которые принимали участие в “Волынской резне” вряд ли читали Розенберга, да и Донцова знал, наверняка не каждый. А вот польских карателей “великого маршала” они помнили хорошо. И может быть корень “резни” не в Донцове, а в Пилсудском? Вспомните об этом, дорогой автор, когда еще раз услышите его фамилию из уст польского политика.

    Не надо напоминать нам нашу историю, мы знаем ее хорошо. А вот вы свою, кажется, подзабыли.

Залишити коментар