Забастовки железнодорожников и металлургов: украинский рабочий класс напоминает о себе

0

Произошедшие в мае 2018 года  «итальянская» забастовка железнодорожников и забастовка работников «ArcelorMittal» в Кривом Роге стали первыми за долгие годы рабочими выступлениями, вызвавшими заметный общественный резонанс в Украине. Хотя преувеличивать их значение не стоит, они заслуживают внимательного рассмотрения.

«ArcelorMittal Кривой Рог» – это крупнейший в Украине металлургический завод, построенный еще в начале 1930-х годов. Тогда он назывался «Криворожсталь». В 2004 году «Криворожсталь»  была приватизирована консорциумом «Инвестиционно-металлургический союз», принадлежащим Ринату Ахметову и зятю Кучмы Виктору Пинчуку. Но консорциум пробыл собственником недолго. После «оранжевой революции» 2004 года завод был национализирован и сразу же приватизирован снова. На этот раз он достался крупнейшей мировой сталелитейной компании Mittal Steel.  К радости либералов, в Кривой Рог наконец-то пришел иностранный капитал.

И сразу начал получать огромные прибыли за счет нещадной эксплуатации работников и пренебрежения как к  технике безопасности, так и к обновлению оборудования. Количество работников сокращалось, трудовая нагрузка на оставшихся увеличивалась.  В 2005 году на «ArcelorMittal – Кривой Рог» работало 65 тысяч человек, сейчас только 23 тысячи – падение почти в 3 раза.

За период с 2010 по 2018 годы «ArcelorMittal  Кривой Рог» стал приносить собственникам в 3 раза больше чистого дохода, но доля фонда заработной платы уменьшилась с 11,3 до 5%. При этом оборудование не обновлялось, степень изношенности основных фондов составляет сейчас 70-80%.

Начавшаяся в 2014 году война, нарушив устоявшиеся хозяйственные связи,  обострила проблемы завода, как и всей украинской металлургической промышленности. До сих пор средняя заработная плата в украинской металлургии ниже, чем была до 2014 года. Если в 1990-е – 2000-е годы украинская металлургия давала основную часть украинского экспорта, то в последние годы ее опередили сельскохозяйственные технические культуры – рапс и подсолнечник. Среди продукции украинской металлургии, идущей на экспорт, сложные изделия) и полуфабрикаты (сталь, чугун) оттесняются на задний план первичным сырьем.

Первые трудовые конфликты на «ArcelorMittal Кривой Рог» произошли год назад, в мае 2017 года. Именно тогда из уст рабочих впервые прозвучало требование увеличить зарплату до 1 тысячи евро (или, по меньшей мере, до 1 тысячи долларов). Но в тот раз владельцам завода удалось погасить конфликт, пообещав увеличить зарплату на 50%. Обещание выполнено не было. Брожение среди рабочих продолжалось.

Между тем в ночь с 3 на 4 марта 2018 г. обвалилась крыша в конвертерном цеху. Погиб 25-летний рабочий. Его родственники получили компенсацию в размере … 50 тысяч гривен. 27 марта состоялась конференция работников предприятия, потребовавшая повышения зарплаты до 1 тысячи евро и соблюдения техники безопасности. Под этими требованиями подписались свыше 12 тысяч человек – больше половины работников завода.

29 апреля на «ArcelorMittal  Кривой Рог» произошла очередная авария. При запуске после капитального ремонта крупнейшей доменной печи №9 произошел сбой, в результате чего вылилось 40 тонн расплавленного чугуна. Благодаря счастливому случаю  на этот раз обошлось без человеческих жертв. Недовольство работников нарастало. На организованную профсоюзами демонстрацию 1 мая в Кривом Роге пришло свыше 300 рабочих «ArcelorMittal  Кривой Рог», что, учитывая идущую еще с 1990-х годов традицию проводить майские праздники на даче, не так уж и мало.

Но толчком к забастовке на «ArcelorMittal» стала вспыхнувшая 14 мая итальянская забастовка железнодорожников. Она началась в железнодорожном депо  Кременчуга и перекинулась на несколько депо – в Кривом Роге, Дарнице и Львове.

Рабочие «ArcelorMittal  Кривой Рог» забастовали 16 мая. Забастовка продолжалась 4 дня и закончилась 20 мая, когда начальство пообещало пойти на уступки. 31 мая генеральный директор «ArcelorMittal  Кривой Рог» Парамжит Калон  сказал, что увеличит зарплату работникам на 25%. Руководство завода пообещало увеличить фонд оплаты труда на треть – с 3 до 4,1 млрд гривен. Также в случае успешного хода дел на предприятии было обещано новое повышение зарплаты в октябре 2018 года.

Однако дальнейший ход событий показал, что обещания работодателей были даны лишь с целью сбить накал протеста и выиграть время, деморализовав работников. «АрселоМиттал» подал обращение в Национальную службу примирения и посредничества, требуя отменить регистрацию коллективного трудового спора с работниками. Суд приостановил переговоры компанию с работниками до рассмотрения вопроса. Рабочий протест был искусно погашен юридическим крючкотворством. Причем важно подчеркнуть, что разбирательство дела проходит не в Кривом Роге, а в Киеве, куда, по понятным причинам, основная масса участников майской забастовки приехать не может.

Если забастовка на «ArcelorMittal  Кривой Рог» пока что прекратилась, то итальянская забастовка железнодорожников продолжается.

Итальянская забастовка отличается от классического типа забастовок тем, что работники не прекращают работу, а наоборот, продолжают работать, строго соблюдая все инструкции, что резко тормозит производство. Как правило, к итальянской забастовке прибегают работники отраслей, где обычная забастовка запрещена законодательством.

Железнодорожники выдвинули несколько главных требований: поднятие заработной платы работникам «Укрзализницы» до европейского уровня, т.е. до 1 тысячи евро; возвращение возможности досрочного выхода на пенсию по выслуге лет (которую недавно отменила Верховная Рада); обновление подвижного состава, так, чтобы он отвечал  техническим условиям эксплуатации и технике безопасности; отставка нынешнего руководства «Укрзализницы» и восстановление отмененных «прибыльных» маршрутов, в частности, на московском направлении.

По мнению бастующих железнодорожников, локомотивный парк в Украине изношен почти на 100%., 90% подвижного состава представляет собой  металлолом.

Заработная плата генерального директора «Укрзализницы»  составляет сейчас  1200 тысяч гривен в месяц, директоров отделов  – 200-250 тысяч, рядовых работников в провинции – 7 тысяч. Желающих работать за такую зарплату (не генерального директора, а машиниста) находится все меньше, многие работники уходят с работы и уезжают на заработки за границу. Трудовая нагрузка на остающихся растет. Это увеличивает опасность аварий с большими человеческими жертвами. Уставшие машинисты засыпают прямо за рулем локомотива.

По мнению одного из лидеров забастовки железнодорожников, Сергея Лашко, машинист должен получать не меньше 1 тысячи американских долларов, неквалифицированные работники железной дороги – 8 тысяч гривен, все остальные – в зависимости от своей квалификации.

Другой – и самый известный – лидер забастовки, Сергей Москалец, выдвинул идею, чтобы при приватизации «Укрзализницы» рабочим-железнодорожникам  досталось не меньше 50% акций. «Мы – хозяева страны, а не вы».

У бастующих железнодорожников, во всяком случае, у их лидеров,  есть достаточно четкое классовое сознание – хотя это классовое сознание носит совершенно реформистский характер и их требования не выходят за рамки капитализма. Это не хорошо и не плохо, это – просто факт, выражающий реальный уровень сознания самой передовой части украинского пролетариата конца 2010-х годов.

Возглавляют забастовку немолодые уже работники, начавшие работать в 1980-е годы, заставшие еще советскую фразеологию, а потом участвовавшие в рабочих выступлениях 1990- годов. Они понимают, что интересы капиталистов и рабочих противоречат друг другу, но лишены надежд о возможности  мира, где не будет ни капитала, ни наемного труда.

По мнению С. Лашко, существует антагонизм интересов работодателя и рабочих. Работодатель хочет платить рабочим за их труд меньше, рабочие хотят получать за свой труд больше. Чтобы добиться достойной зарплаты, рабочим нужно вступать в свободный профсоюз. «Мы не воюем против богатых, мы воюем против бедных, за то, чтобы все были богатыми».

О том, что капиталистическое общество, состоящее только из богатых, столь же невозможно, как и армия, состоящая только из генералов, Лашко и его товарищи стараются не задумываться.

Таких же примерно взглядов придерживается Сергей Москалец. На вопрос интервьюера, будут ли гореть покрышки в случае нежелания  администрации «Укрзалиныцы» идти на уступки, он ответил, что «Покрышки будут гореть – но это примитивные методы, их допускать нельзя… В цивилизованном мире люди садятся за стол переговоров…100% увеличения заработной платы мы не добьемся, но 10-15% будет…С рабочим классом надо обращаться уважительно…Уважать его надо и любить надо… И олигархам надо чуть потесниться…Надо немного делиться – как Ленин учил».

Кто знает историю, тот поймет намек. Перед  1917 годом тогдашние олигархи не хотели делиться – и пришел Ленин. Правящий класс, который не идет на уступки эксплуатируемым им народным низам, в итоге свергается революцией низов. Не можете осуществить выгодные трудящимся реформы – получите революцию.

Проблема состоит в том, есть ли у трудящихся Украины силы для совершения революции или хотя бы для того, чтобы заставить правящий класс пойти на выгодные трудящимся реформы. И железнодорожники, и металлурги – это остатки советского рабочего класса, не уничтоженные  даже четвертью века экономической деградации и деиндустриализации. Но эти деградация и деиндустриализация превратили имеющих постоянную работу, квалифицированных и способных к самоорганизации железнодорожников и металлургов в небольшую часть всего трудового класса Украины, класса, среди которого сейчас решительно преобладают перебивающиеся случайными заработками работники сферы услуг. Шахтеры, игравшие ведущую роль в рабочем движении Украины, начиная с 1989 года, были уничтожены деиндустриализацией. Шахтерское движение, очень сильное в 1990-е годы, в 2000-е годы исчезло как самостоятельный фактор.  Поэтому вопрос о том, что будет дальше, и станут ли забастовки мая 2018 года началом оживления рабочего движения Украины, остается открытым. И оснований для оптимизма мало.

Тем не менее в воздухе повеяло свежим ветром. Правящий класс отвлекает внимание народа второстепенными конфликтами – ватники против вышиватников, сторонники гей-парадов против противников гей-парадов и т.п. Железнодорожники делом и словом напомнили, что есть главный конфликт – тех, кто трудится против тех, кто присваивает их труд. Настроению «выхода нет…мы рабы, всегда рабы», преобладавшему у большинства железнодорожников до забастовки и преобладающему почти у всех трудящихся Украины, отважившиеся на борьбу работники Кременчугского  депо противопоставили гордое «Мы – не рабы, рабы – не мы». И в этом состоит историческое значение забастовки железнодорожников и металлургов в мае 2018 года.

Алексей Куприянов, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар