Забытая революция: Финляндия -1918. Часть 1

0

Среди круглых дат, отмечаемых в этом году и связанных со столетием революционной бури, сотрясавшей Европу в 1918 году, есть столетие финской революции. Началом ее обычно считается 27 января 1918 года, задавлена же она была к концу апреля, хотя последние красногвардейские отряды сражались еще в мае.

Финская революция 1918 года во многом отличалась как от революции 1917-1921 годов в Российской империи (Финляндия входила в Российскую Империю, но на особом положении), так и от революций 1918-1919 годов в Европе – хотя финское рабочее движение было больше похоже на западноевропейское, чем на российское. Особенности финской революции во многом объясняются уникальным положением Финляндии в составе Российской империи.

В эпоху средневековья финская государственность не успела сформироваться. Финские племена были зажаты между Швецией и Русью, которые на протяжение столетий вели борьбу за контроль над Финляндией. Успех больше сопутствовал шведам, и территория Финляндии вошла в состав шведского королевства, будучи в нем отсталой провинцией. Шведские и русские войска, воюя друг с другом, топтали финскую землю. Гибли люди, сжигались жилища, тормозилось развитие экономики и культуры.

Северная война начала 18 века означала конец гегемонии Швеции на Балтике. Гегемонию перехватила Российская империя. Однако по результатам войны Финляндия осталась в составе Швеции. Но уже следующая русско-шведская война 1741-1743 годов кончилась переходом примерно пятой части исторической Финляндии (вокруг Выборга) под власть Росийской Империи. А в результате русско-шведской войны 1808-1809 годов в состав Российской Империи вошла вся Финляндия – больше чем на столетие.

Русскому самодержавию Финляндия была нужна в первую очередь не из экономических, а из военно-стратегических соображений – для обеспечения безопасности Санкт-Петербурга. Чтобы в Финляндии не было угрожающих безопасности Санкт-Петербурга волнений, царизм пошел на очень большие уступки правящим классам своей новой территории.

Финляндия сохранила собственное законодательство унаследованное от Швеции. В стране существовал сословный парламент – сейм, который после 1863 года собирался более или менее регулярно. Существовали собственная армия и собственная валюта. От остальной Российской Империи Финляндию отделяли таможенные границы.

Более того. Правящий класс Финляндии был шведоязычен. Чтобы ослабить угрозу возвращения Финляндии под власть Швеции, царизм стал поддерживать и поощрять движение финноманов, направленное на развитие финнского языка и укрепление его позиций в обществе. В результате первые поколения финских националистов были полностью лояльны царизму – как и финские правящие классы в целом.

Финские крестьяне не знали крепостного права. Меньшая часть крестьян была собственниками  своей земли (и только крестьяне-собственники имели право избирать депутатов в сейм), большая часть – арендаторами помещичьей или государственной земли.

Финский сейм имел сословно-средневековый характер. В конце 19 века 3 тысячи финских дворян и 7 тысяч попов выбирали в него 300 депутатов, тогда как остальное 2700-тысячное население было представлено лишь 140 депутатами. Избирательное право принадлежало лишь 4,6% населения (М.Н. Власова. Пролетариат Финляндии в годы Первой русской революции (1905-1907). Петрозаводск, 1961, сс. 22-23). В стране между тем бурно развивался капитализм, и средневековая система сословного парламентаризма выглядела устаревшим пережитком.

Украина, грузинские царства и казахские ханства перешли под власть Российской империи добровольно, но на условиях сохранения автономии. Эти условия царизм нарушил и в Украине, и в Грузии, и в Казахстане.  Только Финляндия, завоеванная силой оружия, сохранила реальную автономию в составе Российской империи. Когда царизм в конце 19-начале 20 веков попытался уничтожить эту автономию, было уже слишком поздно.

В 1899 году царь издал декрет, что самодержавие отныне может издавать законы для Финляндии без согласия сейма. Губернатором Финляндии был назначен генерал Бобриков, убежденный сторонник унификации Финляндии в государственные структуры Российсской Империи. Была распущена финская армия. Финны теперь должны были служить в общероссийской армии.

Унификационные меры Николая Романова и его наместника Николая Бобрикова вызвали всеобщее недовольство в Финляндии. Развернулось дезертирское движение. Впервые часть финских националистов, до того очень лояльных царю (как защитнику финнов от шведской элиты) стала переходить на антирусские позиции.

3 июня 1904 года Бобриков был смертельно ранен финским националистом Эйгеном Шауманом. Убийца застрелился на месте.  Шауман был сыном сенатора и принадлежал к верхам финского общества. После убийства Бобрикова царизм начал сворачивать унификационную политику. Финская армия не была восстановлена, но финны перестали призываться в российскую армию. Вместо призыва Финляндия должна была платить дополнительный налог. Отсутствие у подавляющего большинства финнов военного опыта плохо скажется на действиях Красной гвардии в 1918 году.

По мере развития капитализма в Финляндии возникает рабочее движение. В 1899 году на съезде рабочих организаций была создана Финская рабочая партия. В 1903 году она переименовалась в Социал-демократическую партию Финляндии и приняла марксистскую программу. СДПФ не входила в состав РСДРП и вопрос о ее вхождении в последнюю серьезно никем не поднимался.

Финское рабочее движение развивалось в условиях легальности и было ориентировано на опыт немецкой социал-демократии, а не русских революционных партий. Финляндия не подверглась русификации, и процент русского населения в ней был мизерным. В начале 20 века 88% населения страны были финнами, 11,6% – шведами, на долю всех остальных, в т.ч. русских,  приходились жалкие  0,4%. В результате русский язык не знало подавляющее большинство финнов – хотя многие знали шведский. Лидеры СДПФ до 1918 года не читали работ Ленина из-за своего незнания русского языка. Подобная ситуация была непредставима не только в Украине или Беларуси, но даже в Польше или Закавказье.

СДПФ стала ведущей силой революционных событий 1905 года в Финляндии. В ноябре 1905 года она возглавила продолжавшуюся неделю всеобщую стачку. Под влиянием стачки сейм в 1906 году ввел всеобщее избирательное право – причем право голоса впервые в Европе получили женщины. В ходе всеобщей стачки была создана Красная Гвардия – рабочие дружины по поддержанию порядка. Тогда же буржуазные партии создали шюцкор – белую гвардию, которая поддерживала борьбу за автономию Финляндии, но в то же время категорически препятствовала попыткам красногвардейцев перейти от национальной революции к социальной. Кое-где дошло до вооруженных стычек красногвардейцев и шюцкоровцев – предвестию Гражданской войны 1918 года.

Красная гвардия была распущена финским сенатом (правительством) в середине 1906 года – после того, как часть красногвардейцев приняла участие в вооруженном восстании русских солдат в Свеаборге.

На первых после введения всеобщего избирательного права выборах 1907 года  СДПФ получила 80 мест из 200 и стала сильнейшей партией страны, партией, за которой шли почти все рабочие и большинство торпарей – крестьян-мелких арендаторов Южной Финляндии. Если рабочее движение России была расколото на множество противоборствующих партий и фракций, и если в большинстве социал-демократических партий Западной Европы шла ожесточенная борьба левых и правых социалистов, то финское рабочее движение было единым. За пределами СДПФ не существовало никаких левых организаций. Не было даже анархистов. Внутри СДПФ было деление на радикальное и умеренное крыло, но конфликт между ними был гораздо менее острым, чем, например, в СДПГ. В революции 1918 года будут участвовать как левые, так и правые социал-демократы, и самым, пожалуй, морально привлекательным из лидеров революции станет бывший правый эсдек Эдвард Гюллинг, единственный из членов Совета народных уполномоченных, кто не бросил красногвардейцев Выборга в их последнем обреченном бою.

После поражения революции 1905 года в Российской Империи царизм пытался, хотя и не очень энергично, снова ограничить автономию Финляндии. Но в целом ему было не до Финляндии.

Финляндия не участвовала в Первой мировой войне. Примерно 2 тысячи финских националистов уехали в Германию, где немецкие власти создали из них егерские подразделения для войны с Россией. Большинство егерей в 1918 году будет воевать за белых, образовав костяк Белой гвардии. Наличие у финских белогвардейцев егерей с опытом войны, а также участие в войне на стороне белых большого количества офицеров и генералов царской армии из элиты финского общества станет большим преимуществом белых по сравнению с красногвардейцами, которые сперва даже не знали, как держать в руках винтовку.

Большинство финской буржуазии, однако же, сохраняло лояльность к царской России и считало егерей авантюристами. Финским буржуа был нужен русский рынок.

На выборах 1916 года социал-демократы получили 103 места из 200 – первый случай в мировой истории, когда депутаты от социал-демократической партии составили абсолютное большинство в парламенте. Но собрался новый парламент уже после Февральской революции в России.

Практически вся финская общественность считала Финляндию отдельной страной, объединенной с Российской Империей лишь наличием одного монарха. Теперь монарха не было. Финские социал-демократы были сторонниками получения Финляндией почти полной независимости. По их плану, власть правительства в Петрограде над Финляндией  должна была ограничиваться вопросами обороны и внешней политики. По мере радикализации революции в России сторонниками независимости становились и буржуазные партии.

Председателем финского парламента был избран социал-демократ Куллерво Маннер. СДПФ отказалась от создания своего правительства, на что имела право, и пошла на коалицию с буржуазными партиями. Из 12 членов финского правительства – сената – 6 были членами СДПФ, 6 – разных буржуазных партий. Председателем сената стал социал-демократ Оскари Токой.

Один из лидеров левого крыла СДПФ Отто Куусинен составил законопроект, по которому к сейму Финляндии переходили ранее принадлежавшие царю властные полномочия, за исключением внешней политики и обороны. Предложение было одобрено в сейме 18 июля 1917 г. Сейм одобрил законопроект 136 голосами против 55 и решил действовать, не передавая принятые им законы на одобрение российского Временного правительства.

Временное правительство, на короткое время укрепившее свои позиции после подавления выступлений рабочих и солдат в Петрограде в начале июля, решило,  что финский сейм в одностороннем порядке изменил взаимоотношения Финляндии и России и таким образом превысил свои полномочия. В результате Керенский распустил «красный сейм» и назначил новые выборы в Финляндии.

Между тем происходила радикализация рабочего движения. Снова, как и в 1905 году, для охраны порядка была создана Красная гвардия. В противовес ей имущие классы создавали отряды шюцкора. Красная гвардия была настроена радикальнее, чем руководство СДПФ, и выступала авангардом революции.

Первая мировая война, хотя Финляндия в ней и не участвовала, принесла финской буржуазии огромные барыши, а финским низам – голод. До войны Финляндия не производила в достаточном количестве хлеб и покупала его в России, вывозя в обмен лес. Теперь хлеба не хватало и в самой России. В результате, по данным продовольственной комиссии сейма, 800 тысяч человек – четверть населения – хронически недоедали. Имущие классы в это время купались в роскоши. Умный финский капиталист Я. Линдер в изданной уже после поражения революции книге напишет о последствиях этого контраста так:

«Роскошной жизнью, которая была следствием высоких прибылей военного времени, и которую вела бОльшая часть высших классов, и в первую очередь я сам, нашим абсолютным презрением к неудобным законам (смотри введение закона о спиртных напитках в теории и на практике) мы, само собой разумеется, возбуждали чувство зависти, которому нетрудно было превратиться в ненависть» (цит. по В.М. Холодковский. Революция 1918 года в Финляндии и германская интервенция.М., 1967, с. 46).

На радикализацию финских рабочих влияли и события в России. В Финляндии стояли русские войска. Большинство русских солдат и матросов к осени 1917 года симпатизировало большевикам и другим крайне левым. Солдатские советы осудили роспуск красного сейма.

Однако влияние русских солдат на финскую революцию было достаточно слабым. Советы были созданы в русских частях, но ни советов, ни аналогичных им органов новой власти не возникло среди жителей самой Финляндии.  СДПФ выступала не за советскую власть, а за демократизированную парламентскую систему с правом народных референдумов. Не возникли советы и в начале 1918 года.

Большинство финских рабочих не знало русского языка, а из русских солдат и сочувствовавших революции офицеров финский язык знали разве что единицы. В языковой барьер уперлись попытки русским солдат и левонастроенных офицеров помочь финским красногвардейцам обучаться военному делу. Объяснять все приходилось на пальцах, и если таким образом кое-как можно было объяснить, как стрелять из винтовки, то для обучения более сложным вещам этого было недостаточно.

На выборах в новый сейм в начале октября 1917 года социал-демократы набрали на 70 тысяч голосов больше, чем на прошлых выборах, но потеряли большинство мест – получив вместо 103 мандатов 92 (из 200). Эту  неудача объяснялась тремя причинами: 1) В ряде случаев имела место подтасовка в пользу буржуазных партий; 2). в отличие от выборов 1916 года буржуазные партии выступали единым фронтом и старались не отбивать друг у друга голоса; 3) Часть рабочих устала от парламентской говорильни и либо вообще отходила от политики, либо, наоборот, хотела перехода к решительной борьбе.

Тем не менее результаты выборов и 1916, и 1917 годов показали, что Финляндия была расколота практически надвое. Половина населения стояла за социал-демократию, половина – за буржуазные партии. Никакие колебания в ту или иную сторону на несколько мест в парламенте не могли заставить одну из сторон признать свое поражение. Парламентские условности ничего не значили. Общество было расколото. Нужно было либо договариваться, либо идти на фронтальный бой. СДПФ весь 1917 год хотела договориться с буржуазными партиями, но те не шли на уступки. И вопрос,  как пойдет дальнейшее развитие страны, должна была решить сила.

Между тем в России победила Октябрьская революция. Как пишет финский историк Э. Кетола, в результате «умеренная, лояльная по отношению к Временному правительству финская буржуазия за одну ночь большевистского переворота перешла на сторону независимости.  По предложению лидера Сената П. Свинхувуда, избранного из числа буржуазных поборников независимости, Сейм 23 ноября (6 декабря) провозгласил
независимость Финляндии. У Сената не было желания признать правительство
Ленина, обратившись к нему за признанием государственной независимости, но
вскоре выяснилось, что без этого невозможно дипломатическое признание
Финляндии другими странами. Центральную роль в достижении признания финляндской независимости правительством Ленина сыграли социал-демократы…» (Кетола Э. Революция 1917 года и обретение Финляндией независимости :Два взгляда на проблему /Э. Кетола. //Отечественная история. -1993. – № 6. http://historystudies.org/2012/06/ketola-e-revolyuciya-1917-goda-i-obretenie-finlyandiej-nezavisimosti-dva-vzglyada-na-problemu/ )

Финский сейм, где теперь большинство составляли буржуазные партии, и сенат, где теперь были только представители от буржуазных партий, сперва не хотели обращаться за признанием независимости к большевистскому правительству, но иностранные державы сказали Свинхувуду, что не признают независимость Финляндии, пока ее не признает Россия. Также Свинхувуду  намекнули, что захватившие на короткое время власть большевики охотно пойдут на признание независимости финнов, а вот ждать такого признания от серьезного русского правительства, которое вскоре сменит большевистских авантюристов, не придется. Поэтому пусть финны используют выпавший им шанс. В результате 15 (28) декабря в Смольный прибыли представители Сената, а уже через три дня Совет народных комиссаров без проволочек признал финскую независимость. Это вызвало кратковременную волну уважения к большевикам у буржуазных политиков Финляндии. Газета «Ууси пяйвя» писала: «Чтобы ни говорили о большевизме, он, во всяком случае, отличается одним редким качеством. Большевики делают то, что говорят» (В.М. Холодковский. Революция 1918 года в Финляндии и германская интервенция.М., 1967, с. 37).

Разумеется, большевики хотели, чтобы к власти в Финляндии пришла дружественная им СДПФ, а не буржуазные партии, и готовы были помогать СДПФ советами и – в меру возможностей – оружием. Но удерживать Финляндию в составе Советской России у них не было ни возможностей, ни желания. СДПФ была дружественной, но чужой партией, к тому же ее борьба за независимость имела куда большую историю, чем борьба за независимость имущих классов Финляндии, и отказываться от независимости финские социал-демократы не собирались. Сама же Финляндия воспринималась большевиками как чужая, к тому же малоинтересная и бедная природными ресурсами страна.

В ноябре 1917 года СДПФ провела пятидневную всеобщую стачку против нового сената. Позднее ставшие коммунистами лидеры СДПФ писали, что идти на взятие власти нужно было в ноябре 17 года, а не через два месяца. Русские войска, стоявшие в то время в Финляндии, были меньше деморализованы, чем к январю 18 года, и могли оказать серьезную помощь.

Насколько бы они ее на самом оказали, это вопрос спорный. Подполковник царской армии Михаил Свечников, в 1917 году ставший большевиком и активным участником финской революции, писал в своих воспоминаниях о бездействии властей Советской России в январе 1918 года, когда шюцкоровцы атаковали еще остававшиеся в Финляндии части старой русской армии:

«Казалось, что белая гвардия, напавшая одновременно на русские войска и финские красные части, должна была поднятьпротив себя на борьбу и Советскую Россию, но, повидимому, международное положение этого не позволяло, и Советское Правительство оставило вопрос дальнейшей борьбы в Финляндии на произвол судьбы и отказалось от вмешательства в инициативу политических органов и военного командования

русских войск в Финляндии.

Что же касается состояния русских войск в Финляндии, то, как было указано выше, войсковые части были близки к полному разложению и особой склонности к борьбе с белой гвардией не имели.

Эти причины впоследствии сыграли немаловажную роль в конечной неудаче борьбы финского пролетариата со своей буржуазией и в торжестве последней. (М.С. Свечников. Революция и гражданская война в Финляндии. 1917-1918 годы. М.-Пг, 1923, с. 44).

И Совнарком, и русские солдаты воспринимали Финляндию как чужую страну и активно участвовать в начинающейся в ней гражданской войне не хотели.

А война назревала. Социал-демократическое большинство сейма 1916 года искало компромисса с буржуазным меньшинством. Когда роли поменялись, буржуазные партии компромисса не захотели. 28 декабря (10 января) буржуазное большинство сейма наделило сенат чрезвычайными полномочиями. Ожесточенная борьба в сейме по поводу создания регулярной армии кончилась тем, что 12 (25) января сейм постановил, что белые шюцкоры становятся правительственными войсками, а Красная гвардия ставится вне закона. Это был прямой вызов на гражданскую войну. Красногвардейцам – авангарду финской революции – оставалось либо покориться,  либо принять бой. Как раз в эти дни в Выборге произошли вооруженные столкновения красногвардейцев и шюцкоровцев, в которых красногвардейцы одержали победу. В случае роспуска Красной гвардии и превращения шюцкора в правительственную армию эту победу им припомнили бы. Терять было нечего.

Красная гвардия была настроена решительнее, чем большинство руководителей СДПФ, и считала, что если враг начинает бой, ничего не остается, как его принять…

Алексей Куприянов, для «Страйка»




Loading...



Залишити коментар