Ахмад Хубер и экономика исламофашизма

0

Ahmad-HuberГерр Ахмад Хубер (1927 – 2008 гг.) – имя, внушающее трепет либералам всех мастей. Германо-швейцарский журналист, нацист штрассеритского типа, антисионист и ревизор Холокоста, принявший Ислам, он был своим и для исламистов, и для ультраправых политиков. Серый кардинал и господин-управитель финансовых потоков, он приобрел международную известность в 2001 г., когда был обвинен правительством США в финансировании терактов “Аль-Каиды” через банк “Аль-Таква” (что в переводе “Страх Божий”), где заседал в квинтете руководителей.

 Альберт Фридрих Арманд Хубер родился в кантоне Фрибург, Швейцария, в протестантской семье. Он присоединился к либеральной Социал-демократической партии Швейцарии в 1952 г. и оставался её членом до 1994-го, пока его не исключили за крайние правые взгляды. В 1959 году партия просила Хубера укрыть нескольких алжирцев у себя дома, ибо на тех устроилась облава как на контрабандистов-оружейников, снабжавших моджахедов Франко-Алжирской войны. Во время проживания у Хубера они обсуждали с ним Ислам, и Хубер, который никогда не принимал всерьёз своего протестантского происхождения, был очень впечатлён их проповедью. Он продолжал размышлять и приглядываться к Исламу до 1962 г., пока, наконец, не стал мусульманином в Швейцарском Исламском Центре. Вскоре его пригласили посетить Египет, где он принял духовное имя Ахмад в мечети Аль-Азхар.

В Каире Хуберу посчастливилось встретиться с президентом Египта, диктатором и арабским националистом Гамалем Абдель Насером, который очень лестно отзывался о Гитлере и немецком национал-социализме. Беседы с Насером заставили Хубера пересмотреть свои взгляды на правую тему. По возвращении в Швейцарию, он встретил молодую секретаршу в посольстве Египта, на которой женился в 1963 г. и зачал двоих детей. На протяжении 1960-х Хубер только укрепляется в симпатиях к арабскому нацизму и гитлеризму, встречается с рейх-функционерами Иоганном фон Леерсом, Кристой Шрёдер, Леоном Дегреллем, шефом “Гитлерюгенда” Аксманном Артуром, Тройдлем Юнге и видными функционерами СС. Но самым большим потрясением для Хубера стало знакомство в 1965 г. с муфтием Иерусалима Амином аль-Хусейни, другом Фюрера и духовным лидером мусульманских формирований Вермахта.

 Несмотря на свою правую политическую идентичность, Хубер не гнушался осваивать и левый дискурс. Так, в конце 1960-х он внедряется в нео-лефтистский союз “Бернские Нонконформисты”, который под его влиянием меняет риторику на резко антиамериканскую и антиизраильскую. После иранской революции 1979 г. Хубер берётся за штудирование трудов Хомейни и уже в 1983-м выступает с докладами в иранском парламенте. Поездки теперь становятся ежегодными. Их общению с аятоллой Хомейни не мешало то обстоятельство, что Хубер был убеждённым суннитом, лишь политически симпатизировавшим новому курсу Тегерана.

 Начиная с 1980-х Ахмад Хубер активно участвует во многих конференциях ультраправых от Ливана, Австрии и США до Франции с Германией и Швейцарией. Эти встречи, как считается, стали первым в новой истории озвучиванием стратегического видения исламо-фашистского альянса. С особым жаром герр Хубер уже тогда адвокатировал новым европейским правым и умудрялся строить нормальные отношения даже с полуорденами, вроде швейцарского языческого общества ветеранов СС “Avalon Gemeinschaft”.

 В 1988 г. Хубер вместе с нацистским и исламистским меценатом Франсуа Жено (мсье Чёрный Банкир, мы писали о нём) и финансистами из джамаата “Ихван аль-Муслимин” в Лугано открывают банк “Аль-Таква” – финансовое учреждение с, пожалуй, самым мрачным реноме у спецслужб и еврейских капиталистов Запада. Оно было зарегистрировано в оффшорной зоне на Багамских островах. Когда обвинения Джорджа Буша в адрес банка по части проведения транзакций “Аль-Кайды”, ХАМАС, алжирской “Вооружённой Исламской Группы” и “Организации Освобождения Палестины” достигли пика, его головной офис подвергся рейду швейцарской полиции и были подняты документы, ужаснувшие власть. Тогда выяснилось, что герр Хубер ещё в Ливане наладил прямой контакт с Бен Ладеном.

 Хубер имел весьма специфический взгляд на те или иные знаковые события современности. В частности, атаки 11 сентября 2001 г. он считал шансом для мусульманской резистенции войти в блок с ультраправыми американскими милициями и привести США к неонацистской революции. Войну в Ираке он видел примерно в тех же красках: как вариант сближения европейских правых и исламистов на почве контратлантистского противостояния. Хубер по-своему положительно оценивал мусульманскую миграцию в страны Европы и в этом его противоречие другим исламофилам из числа нынешних НС-структур. Признавая, что на первых порах нежелание ассимилироваться вызовет отторжение мусульманских пришельцев у автохтонного населения, он всё-таки считал, что со временем потомки этих мигрантов станут материалом для европейского Ислама, который оживит больной Старый Свет.

Хубер был близок и радикальным экологистам, ибо полагал, что в Исламе заложена эко-программа, призывающая чтить природу и заботиться о ней, как о проявлении Бога. Он развивал идеи доктринальной близости национал-социализма и Ислама в их совместном отрицании сексуальных отклонений, ростовщичества и вырожденческого искусства. В 1982 г. выходит его культовое эссе “Неизвестный Ислам”, в котором Хубер выделил три главных источника опасности для Ислама: сионизм, марксизм и американский образ жизни.

Салман Север




Loading...



Залишити коментар