Киев прощался с Чавесом. В тесноте и без кубинского ромаКиев прощался с Чавесом. В тесноте и без кубинского рома

0

Денис Егоров

К обшарпанной «сталинке», что у метро Дарница, стягиваются люди с цветами.

 – Вы на Уго Чавеса? – переспрашивает престарелая консьержка. – Тогда вам за угол дома.

Другая старушка с сединой и ярко-красной помадой разворачивается, прижимая к груди букет гвоздик. Рядом с ней «за угол» направляется молодой спутник. С виду европеец, говорит с французским акцентом.

 – А в Киеве разве нет посольства Венесуэлы? – любопытствует француз.

 – В Москве есть. В Киеве только кубинское. К сожалению… – вздыхает женщина в ответ.

 Тем временем в зале, где состоится мероприятие, аншлаг. Несколько телекамер. Молодой человек, растянув в руках красный флаг с ликом Че Гевары дает интервью «5 каналу».

Практически все места заняты. Около половины присутствующих — молодежь, другая часть — люди старшего возраста. Над столом, где сел условный «президиум», прикреплен огромный портрет мертвого президента, под который уже возложили букет желтых тюльпанов.

 – Мне вспоминается один момент, который очень ярко говорит о персоне Чавеса. В Латинской Америке существует праздник, когда всех детей родители наряжают в карнавальные костюмы. И вот однажды детей массово одели не в зеленые колпаки гномов, а в красные береты военно-воздушных сил, где в свое время служил Уго. Это был протест против попыток сместить его с поста президента, – вспоминает левый активист Сергей Киричук.

 Сергей в левом движении уже больше десяти лет. И то, чего добился Чавес, для него есть примером, признается он.

 – Благодаря Уго Чавесу миллионы венесуэльцев впервые увидели врача, впервые увидели учителя. Ему удалось на корню преодолеть неграмотность, – перечисляет заслуги Киричук. – Чавес организовал походные группы добровольцев. Молодежь погрузила на ослов ноутбуки и отправилась в сельву, чтобы учить местное население читать и писать. В конце концов, если бы не Боливарианская революция, Латинская Америка не пережила бы тот левый поворот, который наблюдается сейчас. Не было би ни бразильского призидента-социалиста Лулы, ни боливийского президента Эво Моралеса.

После этого слово берет Василий Терещук — глава Общества дружбы Украина-Венесуэла, и один из лучших экспертов по Латинской Америке.

 – После операции «Кондор», когда по указке США против социалистов и коммунистов Латинской Америки развернулся настоящий террор, когда были убиты от 40 до 60 тысяч наших товарищей, надежд на перемены на континенте практически не оставалось. В те времена левые массово ушли в партизаны. Казалось, победить на выборах социалисту невозможно. Но Уго Чавесу удалось переломить ситуацию. Он пошел на военный переворот и в первый раз проиграл. И уже гораздо позже взял власть легальным путем с массовой поддержкой. Это урок того, как страна отказывается быть сырьевым придатком супердержавы.

 Публика прибывает и во время выступлений. В тесном зале становится душно, поэтому организаторам приходится приоткрыть окна. На входе юноша торгует символикой с изображением латиноамериканских революционеров. За черно-белый портрет с Чавесом требуют червонец, сегодня он пользуется наибольшим спросом. В уголке стола сложена плотная стопка мелких купюр, а значит публика не скупится.

К портрету Чавеса выходит активист профсоюза «Захист праці» Леонид Ильдеркин. Окидывает аудиторию взглядом и начинает речь.

 – Невозможно жить с чувством, будто «отряд не заметил потери бойца». Смерть Коменданте — это серьезная утрата для всех, кто в разных уголках мира борется с капитализмом, империализмом и эксплуатацией. В том числе для нас, украинских левых. Диалектика нашей борьбы состоит в том, что победа социалистических идей в любой стране мира, на любом континенте — это наша победа. И поражение, утрата товарищей — есть наша потеря. Украине еще ох как далеко до преобразований, которые произошли в Венесуэле. Но с каждым годом наша борьба протекает еще упорнее! Профсоюз «Захист праці» каждую неделю создает новые первички на предприятиях, организует рабочих. И я не сомневаюсь, что нашими общими усилиями, солидарностью, капитализм будет сметен…

 Напоследок выступает кубинский посол Эрнесто Сенти, который до того молча сидел под портретом. Сразу извиняется за плохое произношение русских слов.

 – Раз в Киеве нет посольства Венесуэлы, для нас большая честь выступать сегодня от имени всей Латинской Америки. И ни столько от государств, сколько от освободительного движения, которое благодаря Уго Чавесу набрало новых оборотов. Я верю, что никто и ничто не сможет сломит венесуэльцев, как в свое время выстояли мы. Я знаю это, ведь Уго Чавес уже тоже кубинец.

 Все присутствующие встают, чтобы почтить память Чавеса минутой молчания. После того не торопясь расходятся.

 Из старой «сталинки» никто не уезжает на дорогих автомобилях — и старые, и молодые социалисты плетутся в сторону метро. Их разговоры уже не касаются далекой Латинской Америки, а крутятся вокруг украинских событий. Одни делятся последним опытом работы профсоюза, другие — новостями из марксистских кружков.

 Вскоре их силуэты теряются в суматохе дарницких торговых лотков и очередей к маршруткам. Впрочем, эти активисты убеждены, что в свое время латиноамериканские левые тоже были малозаметны, тоже начинали с кружков и профсоюзов. А еще втайне мечтают увидеть суетливых пассажиров маршруток и жителей спальных районов на своих демонстрациях. Как удалось привлечь в социализм жителей окраин Караса покойному теперь Коменданте.




Loading...



Залишити коментар