Украинско-польская война памятников

0

Продолжаем знакомить читателей с польской левой журналистикой обзором о польско-украинской «войне памятников».

Мы уже знаем, что «нет свободной Польши без свободной Украины» и что ради «европеизации» Украины Варшава должна терпеть даже наиболее неприятные эксцессы киевского Института национальной памяти. Несколько дней назад мы также узнали из либеральных СМИ, что уничтожение памятника УПА, нелегально поставленного в Польше, является скандалом и провокацией – и если в ответ Киев ликвидирует памятники жертвам той самой УПА, мы сами будем в этом виноваты.

Фактически, дело имеет скандальный характер. Ведь сносом нелегального памятника в Грушовичах не занялись своевременно органы власти. Институт национальной памяти, столь активный, когда речь идет о навязывании антилевого видения истории и постановке в каждом углу памятника «проклятым солдатам», делал вид, что не знает, с чем в Польше ассоциируется УПА. Требуя демонтажа десятков памятников эпохи СССР и ПНР, неустанно крича против тоталитаризма и о том, что в 1945 году не было никакого освобождения, в данной конкретной ситуации ИНП просто спрятал голову в песок. Сперва Совет охраны памяти борьбы и мученичества обратился с просьбой заняться этим вопросом к действующей в Украине Двусторонней комиссии увековечивания жертв войны и политических репрессий и попросил ее выяснить данную ситуацию. Это ничего не изменило – памятник продолжал себе стоять и дальше, в стороне от политических бурь, раздражая местных жителей изображенным на нем тризубом и надписью в честь УПА. Время от времени на него обращали внимание польские националисты, иногда делая на нем надписи, напоминающие о польской принадлежности Волыни и Восточной Галиции, иногда – после начала войны на Донбассе – обвиняя нынешние украинские власти, что они продолжают кровавые эксцессы Бандеры.

Уничтожение памятника было только вопросом времени. Это уничтожение не было приоритетной задачей для Совета охраны памяти борьбы и мученичества и для сменившего его ИНП, но памятник не имел никаких шансов уцелеть в столкновении с нарастающим воинственным польским национализмом, у которого все сильнее проявляется антиукраинский компонент. Национальное Движение, активисты которого с согласия мэра провели в Грушовичах «антибандеровский марш», известно также как организатор многочисленных антиукраинских демонстраций в крупных городах Польши. В случае с Национальным Движением речь не идет об исторической памяти, но о его желании показать, что «мы» не хотим в Польше памятников УПА. Раскручивается спираль агрессии в отношении украинских мигрантов и мигранток-заробитчан, делается попытка создать «внеисторический» образ украинца как извечного кровожадного убийцы. Уничтожая памятник в Грушовичах, польские националисты очевидным образом хотели просто нанести удар по украинцам. Польское государство, которое должно было бы разобраться с незаконно поставленным памятником, оказалось обойдено. Если бы злополучный памятник не имел столь вызывающей формы и не приобрел бы поэтому столь широкой известности, «истинные патриоты» придумали бы другую форму проявления своих убеждений.

Все эти нюансы оказались недоступны киевским творцам политики в области истории, которые на сигнал «борьба с УПА» отреагировали истерикой. Они стали угрожать, не больше не меньше, что не будут противодействовать уничтожению польских памятников в Украине. В ответ на уничтожение памятника убивавшим поляков палачам из УПА должны исчезнуть десятки памятников их жертвам.

Звучит потрясающе, но что-то подобное уже можно вспомнить. За каждым польским памятником жертвам волынской резни стоят годы усилий потомков убитых и уцелевших, обществ увековечивания этой страшной памяти, занимающихся данным вопросом ученых. За некоторыми стоят дополнительные истории, приносящие немного света в мрак – об украинцах, спасающих поляков и отказывающихся участвовать в убийствах, о тех, кто потом, в одиночку или небольшими группами, несмотря на неприязнь своего окружения, ухаживал за могилами убитых. Но в других случаях к чудовищной истории убийств добавляются еще более горестные истории о замазывании памяти и очернении правды. Как в Яновой Долине, где по сей день можно прочитать на памятнике, что здесь отряды УПА приняли бой с «польско-немецкими оккупантами» и одержали в этом бою блестящую победу. На самом деле, «блестящей победой» было уничтожение нескольких сотен мирных польских жителей села. Или в Островках и в Воле Островецкой – где польский историк Леон Попек, сын чудом уцелевшей во время резни Елены, вел борьбу с местными украинскими органами самоуправления, чтобы осуществить эксгумацию тел больше тысячи жертв двух кровавых убийств, произошедших в этих краях. Боровшиеся за увековечивание памяти жертв волынской резни изо дня в день сталкивались с нежеланием помнить об этом местного населения и с протестами украинских националистов. Украинский Институт национальной памяти всячески поддерживал такую реакцию, советуя местным органам власти с крайней сдержанностью относиться к «любым польским учреждениям, частным лицам и общественным организациям, желающим получить разрешение на постройку новых польских памятников или восстановление уже существующих».

Все это можно было давно предвидеть. Польские СМИ смогли научить украинцев, что им прощается любой, даже самый скандальный, эксцесс «исторической памяти». Экспортированная на Запад и внедренная в сознание обывателей легенда о героях УПА, благодаря своей антисоветской направленности так понравилась польским фанатичным «борцам с коммуной», что переход к манипулированию памятью о своих 150 тысячах убитых соотечественников они начали достаточно поздно. Конечно, в Польше были воздвигнуты, главным образом при костелах, мемориальные доски и памятники о волынской резне. Однако одновременно нам говорили, что Украина должна сама выработать объективный взгляд на собственную историю, что рано или поздно она это сделает, а пока что нам следует считаться с мифом о герое Бандере. Но сейчас и это уже неактуально – ведь при помощи УПА можно так прекрасно воевать с Россией, а этого хотят как украинские, так и польские националисты. И те, и другие согласны, что Украина находится в отчаянной ситуации, что отчаянная ситуация требует героев, а образцами героизма могут быть только бандеровцы. В результате если польские националисты уверовали в собственную безнаказанность и по своей инициативе уничтожили ненавистный памятник, то украинские националисты пришли к выводу, что можно безнаказанно уничтожать не любимые ими памятники другой стороны. Очевидно, что от этой среды невозможно ожидать ни гуманистических соображений (речь идет о памятниках жертвам массовых убийств), ни политических расчетов (стоит ли Украине сейчас портить отношения с Польшей?).

Что будут делать сейчас польские политики, если в Украине снова дойдет дело до уничтожения польских памятников? Сохранят ли спокойствие, извинятся перед правительством Гройсмана за уничтожение памятника УПА в Грушовичах и начнут объяснять, что мы сами раздразнили украинцев, или же будут и дальше слепо повторять басню о неуловимых российских диверсантах?

Агата Розенберг

strajk.eu




Loading...



Залишити коментар