Не очень мирное собраниеНе очень мирное собрание

0

Денис Егоров

Кто ожидал настоящего побоища у Гостинного двора? Да, власть показала, на что она способна, сыграла бицепсом. Можно по-разному относится к депутатам, получившим в зубы от «Беркута». Можно по-разному относится к активистам Гостиного, среди которых есть откровенные ультраправые. Но когда бойцы «Беркута» топчут хрупкую девушку в беретике или буквально ломают потомственного гуманитария Бригинца, наплевав на его депутатскую неприкосновенность — это уже сигнал, что уличные акции больше не будут спокойными. Тем временем в Раде готовят новый законопроект, который позволит запретить любое мирное собрание, а активистов предать репрессиям.

Как сгущались тучи

В Украине нет специального закона, который регулировал бы порядок проведения мирных собраний. Единственный регулирующий документ — это главный закон страны, Конституция. А именно его 39 статья. Согласно ей, чтобы организовать митинг, демонстрацию или даже уличный концерт, достаточно уведомить местную исполнительную власть и со спокойной душой погрузится в подготовку мероприятия.

Сроки подачи заявки в Конституции не указаны. На практике в большинстве городов уведомление об акции можно подавать за день до события. Впрочем, не запрещено сделать это даже за несколько часов. Запретить проведение собраний может только суд.

– Ситуация в Украине такова, что законодательство позволяет практически беспрепятственно проводить протесты, – рассказывает правозащитник Михаил Лебедь. – И это реальная возможность людей влиять на власть. Люди протестуют, протестуют много и даже эффективно. Сколько бы не говорили об авторитаризме власти, мы имеем гораздо лучшую ситуацию, чем в соседней России или Беларуси.


Киевлянин Лебедь в активизме не первый год. Бросать уведомления о протестах в синий почтовый ящик КГГА ему приходилось множество раз. И практически всегда без проблем. На следующий день он, как и другие активисты, попросту звонил в администрацию, узнавал входящий номер и уже на акции сообщал его милиции.

– Наибольшая проблема — суды и милиция, – продолжает Михаил. Если власть всерьез обеспокоена протестом, она немедленно обращается в суд с требованием запрета акции. Реже прибегает к подавлению протеста милицией, но такие факты все же имеет место.

Начиная с 2009 года тучи над свободой собраний начали сгущаются. В Верховной Раде был зарегистрирован и проголосован в первом чтении законопроект №2450. Авторы документа — правительство Юлии Тимошенко – ручались, что он написан по лучшим образцам демократической Европы. Однако, правозащитники с активистами всерьез обеспокоились.

Протест за право на протест

Что не устраивало в «2450»? В народе его назвали не иначе как «больше троих не собираться». Во-первых, сроки подачи уведомления — за четыре дня до собрания. Во-вторых, фактически запрещались спонтанные собрания — право, которым граждане пользовались в самые трудные моменты, например, в Харькове протестуя против вырубки парка им. Горького. Также вводились ограничения на установление палаток и многое другое.

Пикантная деталь. В 2009 году «2450» поддержала парламентская коалиция — БЮТ, НУНС и Блок Литвина. Регионалы, как представители оппозиции не голосовали. С приходом к власти Виктора Януковича, поддерживать проект стали уже бело-голубы. Впрочем, и нынешняя оппозиция особо не противилась.

Против проекта «2450» поднялась настоящая протестная кампания. По всей Украине активисты проводили пикеты, протесты, флеш-мобы. А каждая попытка депутатов вынести законопроект на голосование собирала по несколько сотен активистов у стен комитетов Верховной Рады. Участники протеста были самыми разными — от молодежных организаций, до студенческих и вполне «взрослых» профсоюзов.

Я хорошо помню сентябрь 2011 года, когда мы проводили студенческий контр-форум на улицах Киева в противовес форуму чиновников от образования, – вспоминает активист профсоюза «Прямое действие» Денис Пилаш. – Из-за принятого в последний момент перед акцией запрета суда активистам пришлось менять место проведения этого мероприятия – исключительно мирного и просветительского. Буквально с боями защищали аппаратуру от загребущих рук милиционеров, которые пытались ее отобрать у студентов, шедших с Михайловской на Софиевскую площадь. Четверых активистов тогда задержали.

На следующий день контрфорума опять был судебный запрет. “Беркутовцы” заблокировали проход по улице Десятинной и взяли студентов в тесное кольцо на несколько часов. Наконец, студенческий марш все-таки состоялся. Таким образом активисты «Прямого действия» узнали о запретах мирных собраний не понаслышке. С тех пор ходят на каждую акцию против «2450».

«Беззаконие» или запреты?

 Сейчас законопроект снова в Раде. Номер его изменился на 0918, а вот суть осталась. Последняя редакция документа предлагает:

• подавать уведомление за два рабочих дня;

• запретить спонтанные собрания;

• репрессии со стороны милиции и судов за неподачу или несвоевременную подачу уведомления;

• значительно     расширить перечень мест, где мирные собрания запрещены.

Немудрено, что все это позволит судам с легкостью запрещать акции протеста, а активистов привлекать к административной или уголовной ответственности. Это означает репрессии, и прежде всего под них попадут низовые активисты.

Что делать с «0918»? Здесь мнения расходятся. Некоторые участники переговорного процесса уже призвали немедленно принимать закон, поскольку он внесет ясность и закрепит базовые правила мирных собраний. В частности это предлагает Украинский центр политических исследований. С подачи этой организации интернетом уже гуляет ролик, лоббирующий принятие закона. Поговаривают, на эти нужды “выбит” отдельный грант. Такая позиция вызвала искреннее изумление у тех, кто вот уже четыре года боролся с «2450».

Мы выступаем за разработку принципиально иного законопроекта, – говорит Михаил Лебедь. – Но при этом у нас три базовых условия: закон должен соответствовать международным нормам, отвечать интересам гражданского общества, а не власти, и расширять существующие права на мирные собрания.

Есть и другое мнение — радикальное. Его придерживаются синдикалисты из «Прямого действия», а также другие левые организации. Никакого закона не нужно, считают они.

Посредством таких законов правящая верхушка лишь ограничивает эти самые собрания граждан. Если закон примут, то со временем внесут массу запретных правок, – заявляет активист профсоюза Денис Пилаш. – Например, в канадском штате Квебек, охваченном в 2012 году масштабными студенческими протестами против коммерциализации образования, приняли настолько жесткий закон о мирных собраниях, что легальные марши и демонстрации стали почти невозможными – гарантией этому стали запрет протестующим приближаться к любым учебным заведениям ближе, чем на 50 метров.

Активист приводит и другие примеры. В Великобритании по аналогичному закону 1986 г., желающие провести акцию вынуждены подавать заявку в местный полицейский участок аж за 6 рабочих дней до нее. Власти Испании также озаботились «излишней» активностью граждан, после масштабных прошлогодних протестов против политики жесткой экономии. Старый испанский закон, принятый еще во времена диктатуры Франко, позволял властям накладывать вето на акции, где участников больше 20. Буквально в прошлом году об этой норме вспомнили и стали активно использовать для запретов.

Наглядный пример, как обходиться без специального законодательства – это Норвегия. Там, как и в Украине нет документов, регулирующих мирные собрания, и протесты проходят очень даже корректно. Власть доверяет гражданам, а те в свою очередь попросту не провоцируют полицию на беспорядки.

Быть ли в Украине прежнему «беззаконию» или принять «идеальный» законопроект — вопрос в активисткой среде дискуссионный. Но то, что «0918» придется похоронить, споров не вызывает. И пока депутаты собираются рассматривать законопроект, активисты и правозащитники уже готовятся отстаивать свое право протестовать. Добиваться этого планируют теми же уличными акциями. А уведомление подадут еще по-старинке – за день до пикета.




Loading...



Залишити коментар