«Капитал» Макса: в Киеве переводили марксизм на язык поэзии

0

 Наиболее значимым событием субботы 23 марта в Киеве, был, конечно же, не катастрофический снегопад. Ну и толпы поклонников, прорвавшихся на DJ-сэт известной актрисы Саши Грей.

Конкуренцию вышеуказанным стихийным бедствиям составили стихи поэта Максима Кабира. Был презентован сборник под броским названием «Книжка»  – с красным полотнищем на обложке, старыми и новыми произведениями.

Для начала несколько слов об авторе, приобретшим славу одного из наиболее оригинальных украинских поэтов современности. Молодой человек из Кривого Рога выделяется из национальной литературной среды не только своей русскоязычным творчеством. Он признается, что вобщем-то его интересуют «не чисто поэтические вещи» и, более того, он считает своим учителем… Карла Маркса. Вы его явно не спутаете с уставшими богемными личностями со следами винных возлияний. Мы имеем дело с авторитарным (что применительно к поэтам, скорее хорошо) оратором, который призывает всех творить и бороться. Поэт настолько отдает себя искусству, что даже не пользуется социальными сетями.

 Выступает он в Киеве не часто, но, как показал вечер, обзавелся своей аудиторией. Всего в заведении «Bar Hot» собралось около 60 слушателей разного возраста, преимущественно, представители интеллигенции. К своему стыду рабочие и их защитника из числа киевских левых радикалов это мероприятие массово не поддержали.

Впрочем, Максима Кабира любят не только за революционные призывы, но и также интимную лирику и искрометный юмор. Выразив ненависть к безвольному хиппанству и его уродливой изнанке — мещанству — автор делился опытом общения с Чупакаброй, а также давал советы, где лучше прятать продукцию, оборот которой в Украине существенно ограничен:

 «Я хожу по воде не затем, чтоб оставить след.

Для меня искусство – гороховый пир духа.

Моя девушка часто спрашивает: когда же я повзросле…

И при этом думает: «где же он прячет порнуху?»

 Признаем, что, идя на презентацию, мы даже не знали, какую по счету книгу презентует поэт. Но в том-то и его «фишка» — он может быть понятным любой аудитории и слушать его интересно даже по фразам, вырванным из контекста.

 Все стихи были выдержаны в рамках стиля заданного Кабиром — «эротического марксизма». Революция обязательно должна представляться как красивый и завораживающий акт. «Эротический марксизм был всегда. Задача поэтов, причисляющих себя к этому направлению — показать людям страшную притягательность революции», — так о цели своего творчества говорит поэт. И одновременно даже интимная лирика бывает напичкана ассоциациями с революцией. Даже, если это, например, название, коктейля:

 «Куба Либре, сигары пряные.

Он даёт чаевые валютой.

Она шепчет на ушко пьяное

«Я люблю тебя».

 Если допустить, что под лирическим героем поэзии скрывается сам Макс, то можно сделать вывод о том, что в этот вечер звучали не только признания в любви, но и в совершении преступлений на почве социальной розни. Впрочем, в этом признавался и сам автор.

«В прошлой жизни продавал оружие в Колумбии», — так заявлял он о себе ранее в автобиографии .

Главным стержнем творчества для поэта является капиталистический социум. Показательна в этом плане история лирического героя, прочувствовавшего на своей «шкуре» несправедливость, одев костюм человека-блина:

 «Одноклассника бывшего встретил на новом мерине,

Как дела, братела? Да так, говорит, умеренно.

Одноклассник сфоткает на ай-фон и укатит вон,

И грядёт зима со всех четырёх сторон.

 А Ульрика Майнхоф вбивает в «калаш» рожок,

И стреляет по гадам. All cops the bastards .

И свинец объясняет, что плохо, что хорошо,

Государство – дерьмо. И баста.

 Обленились герои былинные, блиндажи,

Поросли травой, но по-прежнему надо жить.

Будто вечная масленица. Жить, а не выживать,

Человека-еду из себя настойчиво выжимать».

Под хохот публики он коснулся и вопроса восстановления справедливости. В частности, путем экспроприации. Ну, такой, которая может быть осуществлена атомизированным одиночкам. Речь о стихотворении «Отто Скорцени», лирический герой которого не может приобрести книгу, посвященную упомянутому историческому деятелю:

Я вышел из «Буквы», думая: гады!

Что я вам, Сорос, или Митал?

Семьдесят – больше моей зарплаты.

Я таких денег в глаза не видел.

И тут я заметил наркомана.

Он спал на лавочке, храпя, как скотина.

И у него из кармана,

Торчал – я клянусь вам – целый полтинник!

(…)

Ну а я купил себе книжку,

И не жалею об этом.

Деньги не могут быть лишними.

Забрать у торчков и отдать поэтам!

 Но, разумеется, никакой вечер бы не позволил охватить Кабира во всей его многогранности.

 И уж совсем под занавес он произнес свое «фирменное» произведение «Призрак». Выборочно цитировать его сложно, потому слушайте: 

Для Киева этот вечер — как повод осознать свою ущербность. У нас, в отличие от Кривого Рога, нет таких талантливых деятелей, способных настолько доходчиво объяснять окружающую действительность и необходимость ее изменения. Но мы успокоим себя тем, что дело не в наших талантах, а, конечно же, в материальных условиях. Как показывает опыт, непригодные для жизни индустриальные регионы сегодня остаются едва не последней надеждой отечественной левой культуры.




Loading...



Залишити коментар