Угроза миром: Сергей Ильченко о ситуации в Молдове и в Приднестровье - Перший Соціальний

Угроза миром: Сергей Ильченко о ситуации в Молдове и в Приднестровье

0

Сегодняшний наш разговор мы посвятим вызовам и угрозам, перед лицом которых оказалась Молдова. Точнее – только одной угрозе, но угрозе очень серьезной. Угрозе, тень которой,  уже 23 года подряд, висит над  Молдовой как дамоклов меч.

Время для такого разговора – очень подходящее. В минувшую среду, в городе Бендеры, который в Молдове считает своим, и, раз уж так считают, то, наверное, его и любят, вспоминали о событиях, случившихся там 21 год назад. Причем, вспоминая о них, в Бендерах чествовали память тех, кто как раз защитил этот город от объятий Молдовы. Осуществлявшихся, если кто помнит, при посредстве артиллерии и бронетехники.

А на молдавской стороне в этот же день вспоминали своих героев – тех, кто пришел в Бендеры с любовью, стремясь  очистить  этот молдавский город от чуждых Молдове элементов.

Поскольку воспоминания о гражданской войне, начавшейся в Молдове, по сути, ещё в 89, перешедшей в полномасштабную фазу в 92 и не окончившейся до сих пор, повторяются из года в год, причем, без особых вариантов,  я не стану останавливаться на них подробно. И на рассуждениях о причинах войны, имеющих хождение на одном и на другом берегу, тоже останавливаться не стану. Ибо незачем. Официальные мифы, сконструированные в Кишиневе и в Тирасполе всем прекрасно известны. А реалистичный взгляд, при котором причина войны видится в дележе собственности распавшегося СССР, мало, кому интересен.  В имущественном конфликте между кишиневскими функционерами из ЦК Компартии Молдавии и левобережным партхозактивом, вы вообще не найдете героев. Только циничных дельцов, и есть пушечное мясо, расходный материал, которое эти дельцы бросали в бой за свои интересы. Ещё есть, конечно, и люди, которые просто, волею судьбы, оказались в зоне конфликта и вынуждены были как-то выживать, защищая себя и свой дом… Но, знаете, в их историях тоже нет никакой романтики – одна только кровь и грязь.  В общем, реалистичный подход начисто проигрывает романтическим версиям.

Но, повторяю, я хочу поговорить немного о другом.  Совсем не о военной угрозе.  Нет в Молдове никакой военной угрозы. Не в том смысле, что война невозможна. Технически война, как раз, вполне возможна – охотники поиграть в солдатики найдутся с обеих сторон.  Но война, как таковая, ничем особо не угрожает власть имущим, ни в Молдове, ни в Приднестровье.  А все остальные…  Ну, убьют ещё сколько-то сотен или даже тысяч граждан – кто их особо считает? Можно подумать, что люди в мирное время не умирают.

И не надо упрекать меня в цинизме. Я всего лишь трезво, без эмоций просчитываю последствия возможной войны. И по результатам такой вот, спокойной и объективной, оценки, выходит, что никакой военной угрозы нет. Это все фикция, игра на эмоциях толпы. Зато есть другая угроза. Угроза мира.

 Да-да, я не ошибся. Вопреки распространенному заблуждению, ни гражданские конфликты, ни война, не несут угроз молдавской государственности. Напротив, они являются необходимым условием её существования.  А вот мир вполне способен её разрушить.

Не верите? А вот задумайтесь: если бы не война на Днестре – кому бы была интересна Молдова? Или даже шире: если бы не конфликт между двумя общинами Молдовы: румыно- и русскоязычной – то на каком фундаменте была бы молдавская государственность построена?

Когда распался СССР, Молдова была в ступоре от свалившейся на неё независимости. Хочу, к слову, напомнить, что развал СССР был узаконен, практически единогласно, тогдашним Верховным Советом Российской Федерации, без которого всякие беловежские соглашения были бы просто куском бумаги.

Так вот: СССР рассыпался. Ну, разумеется, партийная элита немедленно стала прикарманивать бывшую госсобственность, ставшую вдруг бесхозной. А также давить московских кураторов, в которых видела, с полным на то основанием, опасных конкурентов. Но никакой концепции независимого молдавского государства не было и в помине. И выброшенная из Советского Союза Молдова – не вышедшая, а именно выброшенная вон, пинком под зад, нежданно оставшаяся одна в бурном житейском море, и очень этим напуганная, одинокая и растерянная, в панике поплыла в сторону Румынии.

И, не случись войны в 92,  обязательно доплыла бы до неё. И не было бы сейчас никакой Республики Молдова, члена ООН, претендента на безвизовый режим с ЕС и прочая и прочая. Была бы часть Румынии.

Я не даю оценок: хорошо это было бы для простых граждан, или плохо. Это отдельная тема, да и граждане бывают очень разные. Я просто констатирую, как факт: не случись конфликта на Днестре – не было бы Молдовы. И, не скажу насчет граждан, а вот для партократов, вышедших из Советского Союза и благополучно устроившихся в новой реальности: ставших предпринимателями, политиками, лидерами партий, президентами – это точно было бы трагедией. Это было бы концом их привилегированного положения. Не думаю, что кто-то из молдавской обоймы сделал бы политическую карьеру в Румынии. Судьба нескольких кишиневских политиков, в середине 90-х, перебравшихся в Бухарест, убедительно это подтверждает.

А вот дальше – вот на этом фундаменте, на крови 1992 года и стала строиться собственно молдавская государственность в её нынешнем виде. Потому что появилась идея: «восстановим территориальную целостность страны». И неважно, что историческая Молдова, даже в той трактовке, которую официальное мифоложество пытается выдать за историю,- в границы бывшей Молдавской ССР не вписывается вообще никак.  И неважно, что молдавская государственность построена на двух взаимоисключающих вещах: на наследии Советского Союза, со ссылкой на границы бывших союзных республик – и на отрицании Советского Союза, с ритуальными проклятиями в адрес «пакта Молотова Риббентропа». И неважно, что Приднестровье объявило о своей независимости на два года раньше, чем Молдова. Все неважно! Миф важнее всего. А неурегулированный приднестровский конфликт во всех этих рассуждениях и мифологемах играет роль замкового камня в каменной арке. Убери его – и арка рухнет.

Не верите?  А вот давайте представим ситуацию: конфликт исчерпан.Стал частью истории – ну, как война между Севером и Югом в Соединенных Штатах. И что мы получаем на выходе?

Во-первых, Молдова сразу же выпадает из всяких мониторингов ООН, ОБСЕ и прочих международных организаций. Во-вторых, намертво слетает из колонок новостей, поскольку  утрачивается три четверти информационных поводов для появления там. Остается, по сути, одна только криминальная хроника разного рода художеств, совершенных выходцами из Молдовы в разных частях света.

В-третьих, к Молдове начинают предъявлять требования – в соответствии с нормами европейского государственного общежития. Ну, это если Молдова стремится в Европу.  Или евразийского , там свои законы. Но в любом случае, ни одному из этих двух наборов норм, Молдова и близко не соответствует.

Наконец, собственные граждане тоже начинают задавать всякие дурацкие вопросы. Вот, к примеру, о деньгах из бюджета – куда они деваются? О качестве управления. Об отсутствии экономики. О перспективах  развития. И уже нельзя сослаться ни на оккупационные российские войска, ни на черную приднестровскую дыру, препятствующую движению куда-то туда, или сюда, а также приходу инвестиций. Целый пласт демагогии просто отваливается.  И на всеобщее обозрение предстает до крайности неприглядная картина коррумпированного, разложившегося, некомпетентного и во всех отношениях ничтожного политического класса Молдовы. И становится понятно, что в Молдове возможна только одна идея построения жизнеспособной государственности, а именно, гражданская инициатива снизу, подразумевающая полную смену этого класса. Я подчеркиваю – полную. Потому что все, кто, так или иначе, хотя бы десять минут входил в эту касту неприкасаемых, уже безнадежно развращены и способны только воспроизводить, снова и снова, все её худшие свойства.

Да, кстати, я сказал – «худшие», да? Так вот, это было лишнее слово. Просто – «все свойства». Потому что никаких «лучших» свойств у молдавского политического класса нет. Он отвратителен во всех своих проявлениях, и в полном своем составе. И власть, и оппозиция, в совершенно равной мере. Независимо от того, кто сегодня у власти, а кто в оппозиции.

Разумеется, то,  что я сейчас говорю – это экстремизм. Это прямой призыв к разжиганию мира в Молдове. Это очевидная провокация, направленная на начало конструктивного диалога между русско- и румыноязычной частями нашего общества.  И, можно не сомневаться, что таким провокаторам как я, сторонники нынешней молдавской государственности дадут достойный ответ.

Собственно говоря, они его дают постоянно – вот, к примеру, дали его в минувший четверг,  превратив широко разрекламированные  парламентские слушания по Приднестровью в  балаган и фактически сорвав их.  Потому что обсуждать по существу вопроса, им было нечего. Все и так ясно: все молдавские власти, все двадцать лет, делали все возможное, чтобы конфликт-кормилец никогда не окончился. И продолжают делать это сегодня.  Ну, а для нас с вами, чтобы мы не заскучали, организуют, время от времени, вот такие цирковые выступления.

Должен сказать, что эти ребята, которые кормятся от конфликта, сегодня полностью в шоколаде. Наступлению мира на Днестре ими поставлен надежный заслон. Ибо бабло, как известно, всегда побеждает все, и объявляет себя – добром, а все побежденное им – злом. А все бабло в Молдове как раз у них, у наших господ депутатов.

И еще одна деталь. Небольшая, но существенная. Маленькая подсказка для поджигателей мира, если таковые, с обоих берегов Днестра, все-таки попробуют объединиться, и, действуя вопреки интересам политиков, и молдавских, и приднестровских, найти компромисс. Настоящий компромисс, способный повлечь за собой гражданский мир.

Так вот, несмотря на то, что политики с обоих берегов Днестра внесли свой вклад в начало войны, и конфликт был, по большому счету, обоюдным, не надо забывать и о мелких нюансах. Например, о том, что именно с правого берега обстреливали из минометов жилые кварталы Дубоссар на левом берегу, а не наоборот.  Или о том, что бои шли именно в Бендерах – а не, к примеру, в Кишиневе, или в Бельцах. И что война затронула все Приднестровье, вытянутое полосой вдоль Днестра – и лишь мимолетно коснулась Молдовы. Это такие, знаете ли, очень важные детали, о которых следует помнить.

И ещё. Даже тогда, двадцать лет назад, люди, воевавшие и с одной и с другой стороны, в массе своей, убивали друг друга довольно неохотно. Были, конечно, отдельные энтузиасты – но они были в меньшинстве. Так что потенциальных поджигателей мира в Молдове довольно много. Тем более, что последующие двадцать лет сильно способствовали некоторому отрезвлению.




Loading...



Залишити коментар